Искушения и скорби

Оглавление:
  Искушения, их смысл и преодоление.
  Искушение от потери работы.
  Искушения – по нашей и не по нашей воле.


Искушения, их смысл и преодоление.

Аноним:  Объясните, что такое искушения, если можно с примером.
Пожалуйста, объясните на примере какой либо ситуации как правильно смирится в душе, например когда потерял работу и не можешь долго найти работу. Как правильно реагировать или относиться к этой ситуации со смирением?


О.Серафим:  «Уразумевший, что нашествие злоключений извне попускается нам правдою Божиею, нашел, ища Господа, и разум и правду» (преп.Марк Подвижник, «К тем, которые думают оправдаться делами», гл. 65).

«Если хочешь непрестанно памятовать о Боге, то не отвергай наводимых скорбей, как бы наводимых несправедливо, но переноси их с терпением, как наведенные правосудно. При каждом скорбном случае терпение возбуждает памятование о Боге; от оставления терпения оскудевает духовный разум, а от утешения оправданием себя происходит забвение Бога» (преп.Марк Подвижник, «К тем, которые думают оправдаться делами», гл. 134).

Памятка борьбы со страстями

***

Научись правильно, в верном настрое духа, переносить искушения от своих ближних. Это и будет твоим стремлением к Царству Небесному, не в области мечтательности, а в реальности.

В момент скорби ощущается немощь, необходим помощник, который бы помог перенести эту скорбь. Этим помощником и является Господь наш Иисус Христос. Скорбь чаще всего ощущается от того, что человек не хочет в движениях духа – смирить его перед Промыслом Божиим. То есть, человек может даже этого не осознавать, но так как дух заражен примесью первородного греха, то эта примесь проявляется духом самости, гордостным настроем, в движениях духа, не смиряющегося перед Богом и потому не могущего по настрою духа войти в примирение с Ним. А так как человек сохраняет в своем свободном произволении сочувствие к этому гордостному настрою, духу самости, поэтому и ощущается скорбь. Но если человек начнет разрывать это сочувствие, то скорбь мало-помалу начнет проходить и в конечном итоге перестанет вообще ощущаться. Для этого необходимо смирять свой дух.

Как это, и каким образом?

Когда найдет искушение и от него явится скорбь, то это и есть движение духа восстающего против воли Бога, в ощущении. Надо начать благодарить Бога за скорбь, за страдание, считая, что это верно и правильно, и что за мои грехи еще и не то полагается. То есть, по настрою духа начать как бы соглашаться с тою скорбью и страданием, в ощущении, признавая это как справедливое наказание за грехи. За какие грехи? – Да вот за этот дух самости, за гордостный настрой в духе, проявления которого человек не видит в себе, не осознает, но ощущает как скорбь, по причине сочувствия к этому настрою духа, т.е. к духу самости, первородному греху.

Это же самое делали и три отрока, брошенные в печь вавилонскую, а так же и благоразумный разбойник, покаявшийся на кресте. То есть, благодарили Бога за скорби и страдания, которые их постигли, смиряя таким образом свой дух перед промыслом Божьим. Об этом как раз и говорится в Св.Писании, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14:22). То есть через воспитание правильного настроя духа в скорбях.

Можно каждый день не пропускать никаких искушений и стараться искать, по настрою духа, примирения с Богом, в чувстве и ощущении, разрывая сочувствие к духу самости (первородному греху), к гордостным проявлениям духа. – Это и будет одно из мощных средств – в борьбе за чистоту чувств и удовлетворения совести, за исполнение воли Божией, в настрое своего духа.

Рассмотри свои желания, почему ты хочешь уехать из того места, где ты живешь. И возможно увидишь, что причина этому есть та, что ты хочешь убежать от скорбей. Но и в другом месте ты тоже столкнешься со скорбями, которые по силе воздействия на душу могут быть такие же, или еще сильнее. И вся разница их будет только чисто внешняя, т.е. иные обстоятельства и люди. А суть, ощущение в духе от скорби, та же самая. И так будешь бегать по жизни от скорбей.

«На земле предписано нам иметь скорбные испытания, как сказано самим Господом: «в мире будете иметь скорбь». Слова эти ясно показывают, что хотя все места целого мира исходи, а бесскорбного положения нигде не найдешь; везде потребно будет и смирение и терпение и неосуждение других»(Преп. Амвросий Оптинский, «Письма к мирянам», п. 26).

А так же, еще здесь

***

Из всех жизненных обстоятельств можно извлекать спасительную пользу для души, если стараться от этого иметь верный душевный настрой.

Бывает, что Господь посылает те или иные обстоятельства, которые могут по причине нашей страстности являться для нас искушениями; а бывает, что Он попускает демонам нас искушать. А бывает, что мы сами находим это, по естеству или по своим страстям. Главное же здесь есть то, чтобы вынести из всего этого верный душевный настрой.

***

Ты ничего не можешь изменить, чисто внешне, но при этом просто возмущаешься. И что это дает? – Ничего. Что-то меняется? – Нет.

А что же тогда меняется? – Меняется настрой твоего духа, через посредство возгревания в себе чувств недовольства, обиды, возмущения, раздражения, уныния и депрессии. Вот и все изменения. – Меняется только лишь настрой твоего духа, входя в страстное состояние. Поэтому, лучше для тебя же будет, для душевного твоего настроя, если во время этих искушений не входить в страстное состояние духа, а смиряться в духе, благодаря Бога за эти искушения. Чаще повторяя: «Слава Богу за все»; «Все правильно и верно, так мне и надо за грехи мои, ибо ничего доброго не имею в себе»; «Благодарю Тебя Господи за посланную мне скорбь, искушение»; «Достойное за грехи мои принимаю». А по отношению к искушающим, возгревать чувство сострадательной любви, в молитве к Богу за них: «Помоги им Господи. Страсти и бесы их мучают и не дают покоя. Они бедные и несчастные от этого мучаются и страдают»; «А меня прости Господи, что я не могу должным образом понести немощи ближних, и должным образом, в правильном настрое духа, претерпеть искушения от этих людей»; «Господи, дай мне силы все это понести, ибо я сама немощна». – Подобным образом можно молиться и при любых находящих искушениях, от людей.

Таким образом, преодолевая эти искушения, ты будешь выносить из них правильный настрой духа, спасительный. И на душе тебе будет легче и светлее. И жить при всех этих скорбях тебе будет проще.

Есть то, что зависит от тебя на данный момент времени. – Это то, что в твоей власти. И это ты можешь делать и изменять. А есть то, что не в твоей власти, – ты этого не можешь изменить. С этим необходимо смиряться. Так как не смирение с этим и порождает скорбь, возникающую от неудовлетворенного духа самости, что это не по твоему, не так, как тебе хочется. Но если начать смиряться с этим в духе, то все будет восприниматься гораздо проще. Скорбь будет преодолеваться, душа будет спасаться.

Не надо самому специально лезть на искушения. Но когда они приходят не по твоей воле, то надо учиться их преодолевать и выносить из них пользу для себя, – верный настрой души, спасительный.

***

Пока человек до чего-то дойдет, то в своей жизни понаделает кучу ошибок. А потом начинает сожалеть и говорить, что дурак я был, что вот так-то делал, и не слушал, что мне говорили. Но чтобы он к этому пришел, вот и надо сокрушить в нем этот дух самоуверенности и самонадеянности. А дух этот сокрушается только опытным путем, и сам по себе не проходит. Вот через скорби Господь и сокрушает этот дух. А от скорбей – никто, никуда не уйдет.

То же самое можешь делать и ты, – смиряясь в духе перед Промыслом Божиим, благодаря Бога за скорби, и считая себя достойным их, за свои грехи, и возгревать чувство сострадательной любви, в молитве за тех, от кого искушение. Так будешь воспитывать в себе любовь, свободную от самолюбия, от духа самости и гордыни. Ибо уязвленные самолюбие и гордыня обычно и проявляют дух недовольства, обиды, раздражения и неприязни, когда они не удовлетворяются. Если будешь бороться с этим духом, то будешь делать то же самое, что делали и подвижники, уходя в пустыни.

В наше время люди в основном ищут спокойного подвижничества, – чтобы их никто не трогал, не раздражал и тогда они, мол, успокаиваются, и могут спокойно молиться и подвизаться. И этот покой они воспринимают за свободу от страстей. Но это – иллюзия, самообман. Ибо это не свобода от страстей, а ложное спокойствие, т.е. страсти замерли и не трогают, потому что нет искушений. Подвижник же воспринимает это за начало бесстрастия, а это всего лишь страсти замерли, притихли, осели на дно, – их никто не трогает. Ибо одно дело – это когда страсти замирают; и другое дело – это бесстрастие, которое достигается через искоренение страстей во искушениях.

Подвижники уходили в пустыни не для того, чтобы их там никто не трогал, и они бы там жили спокойно и без проблем от искушений. А для того они уходили, чтобы там вступить в жестокую брань со страстями и демонами, которые постоянно наводили на них искушения и не давали им покоя ни днем, ни ночью. Чтобы таким путем, не имея внешней возможности к греху, сосредоточиться на жестокой внутренней брани. И через посредство этой брани, прийти к опытному ощущению и познанию своей немощи, смириться в духе, и при помощи Божией связать в себе действия страстей, – даром Благодати. – Это и называется бесстрастием.

***

Но надо знать, что искушения будут хоть с кем. Правда, они разные бывают. Есть искушения, которые бьют на наши страсти, но мы не хотим их нести, и ищем виноватых, говоря, что с этим человеком невозможно спасаться. И некоторые не желая терпеть искушения от ближних, по причине своей гордости, постепенно доходят до того, что не могут уже вообще ни с кем жить.

В «Древнем патерике» приводится случай, как брат терпел искушение от старца-пьяницы и получил за это от Господа помилование: «Говорил некто из старцев, что слышал от некоторых святых, которые были юными и руководили старцев в жизни, и рассказывал следующее: был некоторый старец пьянствующий: он делал каждый день циновку, продавал оную в селении и пропивал цену ее. Впоследствии пришел к нему некоторый брат и остался с ним; и сей делал циновку. Старец брал, продавал и оную, пропивал цену обоих и приносил брату немного хлеба по вечеру. Когда старец делал это в продолжение трех лет, брат ничего не говорил ему. А после этого говорит ему: вот я наг и хлеб мой со скудостью ем; вставши, пойду отсюда. И опять размышлял в самом себе, говоря: куда я пойду? Стану жить еще, ибо я живу для Бога в этом общежитии. И тотчас явился ему ангел, говорящий: никуда не отходи, ибо мы придем к тебе завтра. И умолял брат старца на тот день, говоря: никуда не ходи, ибо мои придут завтра взять меня. Когда же пришел час, невоздержному старцу отойти, то он говорит брату: чадо! Не придут сегодня, ибо уже замедлили. Брат же сказал: нет, они точно идут, — и, говоря с ним, он почил. Старец же, плача, говорил: увы мне, чадо, потому что я много лет жил в нерадении, а ты в немногое время спас свою душу терпением. И от того времени старец уцеломудрился и сделался искусным» (гл.16, «О терпении зла», п.26).

Но конечно в этом случае было не просто терпение, а терпение в духовном разуме. То есть, он из этого терпения выносил пользу для своей души в том, что возгревал правильные чувства: смирения перед промыслом Божиим, незлобия, сострадательной любви и душевной простоты. И за то, что он в этом искушении воспитывал правильные чувства, верный душевный настрой, – за это Господь его и помиловал.

Вот так и мы, – если будем претерпевать обиды, несправедливости, укоризны, оскорбления и унижения в духе смирения (как достойное за наши грехи), незлобия, сострадательной любви к согрешающим и душевной простоты, то пойдем путем мучеников и истинных подвижников. И в итоге получим спасение и блаженную Вечность, в общении с Богом.

***

Как страсть – плохая привычка, греховная: в мысли, желании и чувстве; так и добродетель – хорошая привычка, которая приобретается через противоречие греховному навыку: в мыслях, желаниях и чувствах. Вот и получается: если греховная привычка не будет проявляться, то и добродетель (хорошую привычку) – нет возможности воспитать. Поэтому, кто хочет приобрести добродетели, тот да не унывает оттого, что в нем восстают страсти, но возгревает ревность и решимость на борьбу с ними.

Ибо «страсти, пребывая в христианине, постоянно понуждая его быть на страже, постоянно вызывая его на борьбу, содействуют его духовному преуспеянию. Зло, по премудрому устроению Божественного Промысла, содействует благому намерением неблагим, – сказал это преп. Макарий Великий. Жесткий и тяжеловесный жернов стирает зерна пшеницы в муку, пшеницу соделывает способною к печению из нее хлебов. Тяжкая борьба со страстями стирает сердце человека, сминает надменный дух его, заставляет сознаться в состоянии падения, опытно обнаруживая это состояние, – заставляет сознаться в необходимости искупления, уничтожает надежду на себя, переносит всю надежду на Искупителя» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.50) .

А так же, прослущайте эти видео-беседы, там в них есть ответы и на эти вопросы, «Искушения и добродетель»: 38(видео-архив)42(видео-архив)60(видео-архив)77(видео-архив),

Искушение, от потери работы

Аноним:  Скажите, правильно ли будет внутри себя говорить что это правильно верно, ведь разве правильно быть без работы.


О.Серафим: Если я буду думать, что то положение, в котором я оказался без работы есть неправильное, и от этого входить в дух уныния, скорби или депрессии, то от этого мне станет еще хуже, на душевном уровне. А делу такое душевное состояние не поможет, а сделает еще хуже. Вот почему очень важно преодолевать искушение в верном настрое духа.

Поэтому-то, и нужно помышлять в себе: достойное за грехи мои принимаю, старясь смирить свой дух с тем, что есть. Это необходимо для того, чтобы в правом верном душевном настрое преодолевать искушение, смиряя свой дух, чтобы он не входил в страстные состояния, которые будут являться тяжелыми для души.

Так как, если не смиряться по настрою духа, то от этого будет еще тяжелее на душе. И скорбь будет усиливаться. А делать самому себе хуже на душевном уровне – это глупо и бессмысленно.

А когда дух смирится, то он будет более спокойный и трезвенный, а не омраченный от действия страсти. А далее, при ясном сознании, уже можно рассматривать, что лучше предпринять для того, чтобы исправить само дело. В вашем случае, – найти работу. Но при этом, нужно сокрушаться о своих грехах и просить у Бога помощи в этом деле, повергая свою немощь пред Ним.

То есть, я сам стараюсь делать то, что от меня зависит, как от человека, но при этом понуждаю себя к тому, чтобы иметь правый, верный душевный настрой, обращая его к Богу за помощью.

Для того и постигают нас искушения, чтобы сокрушить и смирить наш гордый и самоуверенный дух, в этом их цель. Поэтому, надо самому стараться стремиться к этой цели, особенно во искушениях. Ибо «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

«Когда найдёт искушение, не ищи, от чего и для чего оно нашло; но о том позаботься, чтобы благодарно, бесскорбно и незлобиво перенести его»(преп.Марк Подвижник, «К тем, которые думают оправдаться делами», гл. 198).

«Всматривайся в окончательное последствие всякой скорби и найдешь, что оно заключается в истреблении греха» (преп.Марк Подвижник, «О духовном законе», гл.67).

Искушения – по нашей и не по нашей воле

Аноним: Сейчас говорят так: «спасла молитва…», «спасла икона…», «спас крестик…» и т.д. Но ничего не говорится о верном душевном настрое, о смысле «правой веры». То есть воспитывается: магизм, обрядоверие, законничество, и, как следствие, фарисейство и формирование анти-церкви.
«Сластолюбивое (одних приятностей ищущее) сердце во время исхода бывает темницей и узами для души, а трудолюбивое (любящее себя озлоблять и утруждать наперекор себе, Господа ради) есть отверзтая дверь (в другую жизнь)» (Добротолюбие, Наставления Марка Подвижника о духовной жизни). Видимо, говорится о тщеславии, душевном сладострастии. (о тщеславии и духе сокрушения)


О.Серафим: Речь идет о телесном и душевном сладострастии. Познается все в искушениях, которые происходят с каждым из нас не по нашей воле.

Когда для тела что-то не так, не по моей воле, а я из-за этого вхожу в страстное состояние, то это телесное сладострастие.

Когда меня обидели, оскорбили, унизили, вменили ни во что, — сделали не моему, не так, как бы мне хотелось, и я из-за этого вхожу в страстное состояние, то это душевное сладострастие.

И то и другое отсекается во искушениях, которые приключаются с нами не по нашей воли. Так как в этих искушениях нет удовлетворения нашему духу самости и гордыни.

А то, что мы делаем сами, по своей воли (различные подвиги), то они не чужды самости и гордыни, тщеславия, то есть душевного сладострастия. А это уже — бесовский подвижник, идуший по пути духовной прелести.

«Никакой произвольный подвиг, никакое произвольное лишение и злострадание не могут принести той пользы душе, какую приносят ей посылаемые Богом невольные скорби. Всякий произвольный подвиг не чужд самомнения и тщеславия, более или менее явных, но подвиг, в который возводится душа скорбью, посылаемой Богом, свободен от упомянутых тонких и гибельных страстей. Этим подвигом приносится душе обильное смиренномудрие, доставляется ей истинное покаяние» (свт. Игнатий Брянчанинов, т. 4, гл.51).

А особенно это изречение свт.Игнатия касается нашего времени, по причине всеобщей одержимости духом самости и гордыни, по причине преобладания этого духа наиболее в наши времена.

Одержимые этим духом, духовные слепцы, ничего этого не видят, а потому и заходят в состояние ложного акетизма, ложного подвижничества. И думая, что они идут к Богу, на самом деле, в реальности, они идут по пути погибели. И других духовных слепцов, которые принимают все это за истину, увлекают следом за собою, по пути погибели.

«Однажды старец пришел к старцу. Хозяин сказал ученику своему: приготовь нам немного чечевицы и намочи сухарей. Ученик сделал это. Между тем старцы занялись духовною беседою и пребыли в ней до шестого часа (двенадцатого по полуночи) следующего дня. Старец-хозяин опять сказал ученику: сын! приготовь нам немного чечевицы. Ученик отвечал: она приготовлена еще вчера. Старцы встали, вкусили пищи.

Из этой повести видны: крепость телосложения древних иноков, и то духовное состояние, которого они достигали. Способно к подобным действиям гордостное разгорячение и несчастное самообольщение. Они-то ныне и встречаются почти исключительно в облачении необыкновенного подвига для усиления собственной прелести и для обольщения ближних. Мир любит это. Тем более нужна осторожность для читателей повести, которая предложена к духовному созерцанию и назиданию смирением, – не к безрассудному, греховному, гордостному подражанию, не к повреждению себя» (свт. Игнатий Брянчанинов, Отечник, «Повести из жития старцев, преимущественно египетских», п.69).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *