Самость и природа

Оглавление:
  Об естественных душевных движениях и самости
  Природное “Я”, “Сам” и греховная самость
  О самоотвержении
  Об ошибках


Об естественных душевных движениях и самости

Аноним:  Видимо Самость и есть самое главное Вещество.
Но возможна ли полностью отказаться или исключить самость в нынешней земной жизни и, тем более, в нынешних условиях?
Абсолютно, говоря о земной жизни, видимо, не возможно. Это означало бы полый отказ от своей души (не только страстей) то есть обезличивание. Человек, изживая «ветхого человека» в себе, остаётся индивидуумом, узнаваемой личностью. Полный отказ (в определённой степени) от самости, то есть от «своей воли», «своих помыслов» был удел исключительных подвижников прошлого, когда существовало послушничество под руководством истинно-духовных наставников, старцев (подвиг послушания).

Самость, видимо, связана с понятием свобода воли, как с определённым качеством души.
Самость, как определённая степень индивидуальности, и не подлежит уничтожению, то есть самость не принадлежит полному уничтожению; она (самость) так же как и зло послужила и служит воспитанию души.
С духом самости надо бороться (тонкая гордыня, тщеславие, самолюбие, духовая прелесть образуются самостью) но говорить о полном уничтожении самости, как об определённой душевной автономности, не приемлемо.


О.Серафим:  «Бог создал естество наше чистым от страстей. Но когда отпали мы от Бога и, остановясь на себе, вместо Бога, себя стали любить и себе всячески угождать; тогда в сей самости восприяли мы и все страсти, которые в ней коренятся и из нее разрождаются» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.7:5).

Самость – это не вещество, не материя. Самость вообще не имеет бытия, ибо она и есть первородный грех. Самость, – это неправильное движение того, что имеет бытие, – это движение души разумной не в согласии с волей Божией. Самость, – это движение нашего духа, не в согласии с волей Божией. Самость, – это движение воли разумного существа не в согласии с волей Божией.

 «Когда отторгся человек от Бога и порешил сам устроять свое благобытие, то ниспал в самость, душа которой всякое самоугодие. Как дух его не представлял к тому никаких способов, по причине отрешенной природы своей; то он обратился весь в область душевной и телесной жизни, где самоугодию представлялось пространное питание, — и стал душевно-плотян. Душевно-плотяность уже сама по себе была для человека грехом против своей природы: ибо ему следовало жить в духе, одухотворяя и душу и тело. Но беда этим не ограничилась. Из самости породилось множество страстей, которые вместе с нею вторглись в душевно-телесную область, извратили естественные силы, потребности и отправления души и тела и, сверх того, внесли многое, чему нет никакой опоры в естестве. Душевно-плотяность человека падшего стала страстною. Итак, падший человек самостен, вследствие того самоугодлив и самоугодливость свою питает страстною душевно-плотяностию» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.8:2).

Самость (первородный грех), через грехопадение, примешалась ко всем естественным душевным движениям. То есть, душевные движения стали проявлять себя или действовать не в согласии с волей Божией, природою естества, какою сотворил ее Бог, а в угоду духа самости. В этом смысле и говорится, что самость примешалась к всем проявлениям чувств и воли.

Примешалась самость к проявлениям и движениям воли, отсюда и явилось самоволие или своеволие. Поэтому, борьба не с волею, ибо она естественна человеку, а с проявлениями или движениями воли в угоду духа самости. Ибо таковые движения воли не в согласии с волей Божией.

Даже если человек считает, что он не проявляет вообще движений воли, в каком-либо случае, то он заблуждается, так как движение его воли, в этом случае, в том и состоит, чтобы не проявлять ее движений по отношению к данному случаю.

То, что говорится об отсечении своей воли, у святых отцов, то это не значит, отсечение воли вообще, как таковой, ибо ее невозможно отсечь, так как она естественна человеку. А отсечение своей воли обозначает отсечение движений или проявлений воли в угоду духа самости, – тех движений воли, которые не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Точно так же борьба с самомнением не обозначает отказ от мнения вообще, как такового, ибо это невозможно, по той причине, что движение ума, мнение, – естественно человеку по природе. Поэтому, борьба с самомнением, – это борьба с проявлениями или движениями мнения в угоду духа самости. Самомнение – это движение или проявление мнения, которое не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Поэтому, подвижники описывая борьбу с самомнением и своеволием, в своих творениях, описывали борьбу не с естественными движениями и проявлениями воли и мнения, а с их проявлениями в угоду духа самости, – когда они действуют не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Отсюда и борьба за чистоту чувств, – это борьба не с чувствами, которые естественны человеку по природе, а борьба с проявлениями или движениями чувств в угоду духа самости, – когда чувства действуют или проявляют себя не в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Точно так же и борьба за чистоту ума, – это не то обозначает, что человек не имеет никаких мыслей, а то, что он имеет мысли и мнения, которые не в угоду духа самости, которые в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Отсюда и понятие о бесстрастии. Бесстрастие обозначает не то, что человек не имеет никаких чувств, желаний и мыслей; а то, что он имеет только те желания, чувства и мысли, которые в согласии с волей Божией, в конкретный момент времени.

Самость не естественна человеку, по природе. Дух самости враждебен нашему естеству. Поэтому, наше естество всегда будет мучиться и страдать от этого духа самости и не находить себе покоя. Ибо покой и блаженство в соединении с Божественной благодатью. А это достигается только через свободу от духа самости.

Природное “Я”, “Сам” и греховная самость

Аноним: Пример, слова и понятия «самоотверженье», «самопротивление», «самопринуждение» говорят о некой естественной самости, связанной с индивидуальным проявлениями.
По текстам (примеры): «полное самоотвержение и отречение от всякого самоугодия», св. Максим Исповедник.
«надобно отсекать и умерщвлять всякое пристрастие к вещам (…) самопротивление и самопринуждение тут – неотложный закон, исключающий всякое самоуслаждение, даже в духовном порядке жизни», преп. Никодим Святогорец.

Самоопределение, самодеятельность, независимость от мирских мнений – это тоже, в некотором смысле самость, и если противоречия воли Божией нет, то эта самость не является греховной.
То есть, видимо, есть различия: дух самости (самодовольство, самонадеянность, самоуверенность, гордыня) и просто самость, как проявление свободы воли, в определённых рамках бытия, не нарушая волю Божию.


О.Серафим:  Одно дело, – это наша природная сущность, наше природное Я, наше самосознание; и другое дело – это самость. Наша природная сущность (наше самосознание) и самость – это не одно и то же.

Слово «сам», Я сам, употребляется для обозначения действия, которое естественно нам, по природе. Но слово «самость» обозначает уже негативный, греховный оттенок этого природного движения, действия.

К примеру, человек говорит кому-либо: «Я сделаю это дело сам». Говоря так, он проявляет естественное движение природы, не греховное, обозначающее его самосознание, его свободное произволение и возможность права выбора, как разумного существа. Но когда он делает это в угоду своему духу самости, то это уже греховное движение природы, не в согласии с волей Божией.

Слово «сам» употребляется в святоотеческой догматике для обозначения нашей сущности, нашей природы. Но слово «самость» не употребляется в догматике для определения нашей природы. Оно только лишь встречается в святоотеческой аскетике для определения греховного, страстного направления нашей природы, ее движений и действий, которые не в согласии с волей Божией.

«Вместе с тем как человек произнес внутри решение: так я сам устроюсь, – ниспал в самость и в этой самости воспринял семя злых страстей, исходящих из сей самости и не коренящихся в естестве. Они проникли всю душевно-телесность, пропитали ее ядом своим и зло от потери меры потребностей и порядка взаимного их отношения увеличили до чрезмерности. Состояние падшего можно определить: самостная страстная душевно-телесность. Дух ее – самоугодие наперекор всему. Вот это самое и есть то, что святой Павел назвал плотяностию и что есть живущий в нас грех, распложающий в жизни нашу всякую законопреступность и всякого рода грехи» (свт. Феофан Затворник, Толкование на Римл.7:14).

«Всякий рождается на свет поврежденным, с самостью, или семенем всех возможных страстей» (свт. Феофан Затворник, «Начертание христианского нравоучения», ч.1, гл.В, пар.в, пункт бб, подпункт 2).

Поэтому, не бывает безгрешной или природной самости. Слова «сам» и  «самость» – это разные слова. Но в них есть один и тот же корень «сам». Поэтому, слово «сам» может обозначать нашу сущность, природу. А слово «самость», – уже греховное движение нашей сущности, природы, не в согласии с волей Божией. Но когда это движение нашей сущности, природы, происходит в согласии с волей Божией, тогда в нем нет греховного оттенка, то есть, самости.

Точно так же слова «слава» и «тщеславие» – это разные слова. Но в них есть один и тот же корень «слав». Поэтому, слово «слава» может обозначать наше природное чувство. А слово «тщеславие» обозначает только лишь греховное, страстное движение этого естественного чувства. Слово «тщеславие» точно так же не употребляется, в святоотеческой догматике, для обозначения природных действий, естественных нам. Ибо оно употребляется только лишь в смысле аскетическом, нравственном, обозначая греховное, страстное движение нашей природы.

Вот точно так же и слово «самость» употребляется только в смысле аскетическом, нравственном, обозначая, в общем, природные движения нашей сущности, которые не в согласии с волей Божией.

Поэтому, слова «самостоятельность», «самопринуждение», – обозначают природное движение нашего свободного произволения, воли, нашей сущности.

А слово «самосознание», – обозначает вообще нашу сущность, свидетельствуя о том, что мы разумные существа.

Но слово «самость» имеет только лишь греховный, негативный оттенок, обозначая, в общем, природное движение нашей сущности, которое не в согласии с волей Божией.

О самоотвержении

Слово «самоотвержение» употребляется только в аскетическом, нравственном понятии, обозначая добродетель. Ибо самоотвержение, как добродетель, и обозначает отвержение своего духа самости, первородного греха, во всех его видах и проявлениях.

Точно так же слова «ложное самоотвержение», обозначают движения воли в угоду духа самости. Но наружу это может выглядеть, как истинное самоотвержение. Так как некоторые не могут его различить по причине своей духовной слепоты. И, к примеру, суровый внешне-аскетический образ жительства воспринимают за истинное самоотвержение. Но не видят того, что этот подвижник может проводить его в угоду своего духа самости и гордыни.

Иными словами, у них неверное понятие об истинной добродетели. Так как, они внешнее суровое подвижничество уже воспринимают за истинную добродетель. Но не разумеют того, что дух за всем этим может стоять совсем не тот, – не богоугодный, не Христов. Ибо внешнее суровое подвижничество, – жительство в лесу, пустыне или пещере, постоянный усиленный пост, вычитывание молитвословий, сон на голых досках, земле или камнях, – не делает подвижника, само по себе, чистым от духа самости, от страстей. Но, наоборот, такой подвижник может, как раз, вменять все свое подвижничество себе, и, таким образом, возгревать в себе дух самости и гордыни. А люди, духовно-слепые, не видят этого и могут принимать такого лже-подвижника за святого, преподнося его всем в свете святости. Так может образовываться духовно-прелестная религиозность, приводящая к бесовскому самообольщению.

Цель всякого подвижничества – это воспитание истинных плодов духа. И если при внешне-аскетическом образе жительства душевное делание будет неверное, – не будет правильно-проходимой внутренней жизни, то тогда такое подвижничество приведет только лишь к духовной прелести и самообольщению.

Если подвижник правильно проходил свое жительство, то тогда он должен воспитать дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, дух милостивый и незлобивый, дух кротости и душевной простоты. Воспитание этого настроя духа, – это цель. Все остальное – это средства, которыми нужно пользоваться благоразумно, спасительно для души, а не безумно.

Об ошибках

Аноним:  Так же и ошибки нельзя полностью исключить, уничтожить из земной жизни. Ошибки так же служат воспитанию души (на ошибках, как говорят, учатся). Ошибки даже в Будущем веке останутся! Творчества без ошибок не бывает.


О.Серафим:  Есть ошибки не греховные, то от таких ошибок не были свободны и святые. А ошибки греховные, которые исходят из духа самости, то таковых ошибок в будущем веке, в Раю, не будет. Ибо там уже не будет первородного греха, духа самости.

«Бог на пользу душе попустил, чтобы она была доступна страстям. Ибо Он не усмотрел полезным поставить ее выше страстей прежде будущей новой жизни» (преп. Исаак Сирин, сл.58).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *