О совести. О скорбях, при жительстве с близкими родственниками. Скорби и место жительства. Причина скорби во искушениях, и избавление от нее

Оглавление:
  О совести
  О скорбях, при жительстве с близкими родственниками
  Скорби и место жительства. Причина скорби во искушениях, и избавление от нее


О совести

Аноним:  Разговаривал с протестантским пастырем, и он говорит, что совесть это наверное ещё не всё. Ведь её можно обмануть и перенаправить. А как, правда, совесть нельзя обмануть? 


О.Серафим: Он просто не понимает о чем идет речь. И к этому вопросу относится слишком просто, поверхностно.

Пусть кто-нибудь приведет мне хоть один пример того, как можно обмануть свою совесть, свою природу? Скорее всего, когда люди так говорят, то они просто не понимают о чем идет речь. Покажите мне хоть одного человека в мире, который бы обманул свою совесть, и она за это его не мучает и не грызет в вечности?

Разве совесть можно обмануть. Разве можно обмануть наше естество, таким, каким сотворил его Бог.

Можно обмануть только самого себя, думая, что ты обманул совесть, но совесть никогда, никто не обманет. Она и есть тот неподкупный судья, в человеке, которого никто, никогда не обманет. Она-то и будет главным обличителем человека в День Страшного Суда. Она-то и представит все то, в чем человек ее не удовлетворил.

««Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы». Стало быть, как бы мы ни прятались со своими худыми делами, им независимо от нас ведется запись, которая в свое время и предъявлена будет. Что же это за хартия, на которой пишется эта запись? Совесть наша. Заставляем мы ее иногда молчать - она и молчит. Но хоть и молчит, а свое дело делает, ведет самую точную летопись делам нашим. Как же быть, если там записано много худого? Надо изгладить написанное. Чем? Слезами покаяния. Эти слезы все смоют и следа никакого не останется от того худого, что было записано. Если же не смоем, то на суде придется самим перечитать все написанное. А так как тогда правда будет властною в сознании, то сами же и суд себе произнесем, а Господь утвердит его. Тогда будет решение безапелляционное, потому что всякий сам себя осудит, до других же и дела никому не будет. И все это совершится во мгновение ока: взглянешь и увидишь, что ты такое; и от Господа вездесущего тотчас же услышишь подтверждение суда; а затем всему конец» (свт. Феофан Затворник, «Мысли на каждый день», суббота нед.22-й по 50-це).

Вечные угрызения совести – это и есть тот червь неусыпающий, который вечно будет грызть человека. Совесть, наша природа, естество, будет требовать себе удовлетворения, но так как человек пошел по пути первородного греха, против совести в своей жизни, разжигая в себе страсти, то он не сможет ее удовлетворить. По этой причине она и будет его мучить, вечно.

Адские муки сокрыты в нашем естестве. Неудовлетворенная совесть, природа нашего естества, будет вечно требовать себе удовлетворения, но так как человек избрал первородный грех, страсти, и в этом окончательно утвердился, то совесть, природа нашего естества будут оставаться неудовлетворенными. Поэтому человек и будет вечно мучиться и страдать. То есть, по причине того, что он не удовлетворил свое естество, совесть, каким сотворил его Бог.

А так же, кое что есть и здесь.


Аноним:  Как спасаются язычники и люди, не знающие закона и Христа? Что такое совесть?


О.Серафим: «Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14,15). То есть, «Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся» (Рим.2:12).Под понятием «по природе законное» или естественный закон – разумеется совесть, которая, как говорят Св.Отцы, есть голос Божий, или как бы некий отблеск Божества в человеке. Это относится и к тем народам или человеку, которые не слышали проповеди о Христе, или слышали ее в извращенном виде, – т.е. они будут судиться по закону совести. Ибо совесть говорит то же самое, что и Св.Писание.

«Всяким хранением храни, брате, совесть свою чистою и в мыслях, и в словах, и в делах, да будет она всегда безукоризненна и никогда да не осуждает и не грызет тебя ни за что. Если будешь так делать, она большую приобретает у тебя силу и во внутреннем твоем и во внешнем действовании, и, став госпожою над всем, станет добре править твоею жизнью. Чистая совесть и жизнь твою сделает безукоризненною, ибо тогда она будет чутка и сильна на добро против зла. Она – закон, Богом начертанный в сердцах людей, в освещение путей их и в руководство во всем достодолжном, как учит апостол Павел, называя ее делом законным, написанным в сердцах (Рим. 2, 15)» (преп.Никодим Святогорец, «Невидимая брань», гл.8, «О хранении и испытании совести»).

«Когда Бог сотворил человека, то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысел, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысел, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое: это называется совестью, а она есть естественный закон…
Последуя этому закону, то есть совести, Патриархи и все Святые, прежде написанного закона, угодили Богу. Но когда люди, через грехопадение, зарыли и попрали ее, тогда сделался нужен закон написанный, стали нужны святые Пророки, нужно сделалось самое пришествие Владыки нашего Иисуса Христа, чтобы открыть и воздвигнуть ее (совесть); чтобы засыпанную оную искру снова возжечь хранением святых Его заповедей.
Ныне же в нашей власти, или опять засыпать ее, или дать ей светиться в нас и просвещать нас, если будем повиноваться ей. Ибо, когда совесть наша говорит нам сделать что-либо, а мы пренебрегаем этим, и когда она снова говорит, а мы не делаем, но продолжаем попирать ее, тогда мы засыпаем ее, и она не может уже явственно говорить нам от тяготы, лежащей на ней, но, как светильник сияющий за завесою, начинает показывать нам вещи темнее. И как в воде, помутившейся от многого ила, никто не может узнать лица своего; так и мы, по преступлении, не разумеем, что говорит нам совесть наша; так что нам кажется, будто ее вовсе нет у нас. Однако нет человека, не имеющего совести, ибо она есть, как мы уже сказали, нечто божественное и никогда не погибает, но всегда напоминает нам полезное, а мы не ощущаем сего, потому что, как уже сказано, пренебрегаем ею и попираем ее…
Но почему же совесть называется соперником? Соперником называется она потому, что сопротивляется всегда злой нашей воле и напоминает нам, что мы должны делать, но не делаем; и опять, чего не должны делать, и делаем, и за это она осуждает нас, потому и Господь называет ее соперником и заповедует нам, говоря: «Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним» (Матф.5:25)» (преп.авва Дорофей, Поуч.3, «О совести»).

Если бы люди не могли спасаться посредством закона совести, тогда все китайцы, мусульмане, африканцы, аборигены и вообще все народы, которые не слышали проповеди о Христе, или слышали ее в каком-нибудь извращенном виде, то все они шли и идут во ад. Но это абсурд, судить человека за то, чего он не слышал и не знал. Это уже магия какая-то получается. И тогда Бог, выходит, несправедливый судия; но это – хула на Бога.

«Стало быть, есть в нас голос, который мы должны признать не нашим голосом. Чьим же? Божиим. От кого естество наше, от того и голос. Если он Божий, то должно его слушать, ибо тварь не смеет поперечить Творцу. Голос этот говорит, что есть Бог, что мы от Него состоим в полной зависимости и потому не можем не питать в себе благоговейного страха Божия; имея же его, мы должны исполнять волю Божию, которую совесть и указывает. Все это составляет слово Божие, написанное в естестве нашем, читаемое и предлагаемое нам, и мы видим, что люди всех времен и всех стран слышат это слово и внимают ему» (свт. Феофан Затворник, «Мысли на каждый день», вторник нед.6-й по 50-це).

Христос даровал спасение всему человечеству и открыл врата Рая. Без Него никто не мог одним законом совести войти в Рай. Но для того, чтобы войти в Рай недостаточно того, что Христос пострадал и открыл врата Рая. Для этого необходимо нравственное делание с нашей стороны, борьба со страстями, с духом самости, первородным грехом, за чистоту чувств и удовлетворение совести. «Кто служит Богу и ищет Его от всего сердца своего, тот действует сообразно со своею природою; а кто делает какой грех, тот достоин порицания и наказания, потому что это чуждо его природе» (преп.Антоний Великий, Добротолюбие,т.1,гл.36).

То есть, по мысли преп.Антония, первородный грех чужд природе нашего естества, закону совести. И потому, наше естество, через посредство закона совести, все время противится проявлениям первородного греха и неудовлетворенно тем, что человек ищет удовлетворения духа самости, через посредство своих страстей. По этой-то причине, человек, из-за этого, все время мучается, и страдает, и не может обрести постоянный мир и истинный покой в душе своей, так как это чуждо природе его естества, каким сотворил его Бог, чуждо закону совести. Поэтому-то, непреходящий мир и истинный покой, в душе, человек может обрести только через удовлетворение своей совести, ибо она всегда хочет того же самого, чего хочет Бог, воля Божия.

Таким сотворил Бог человеческое естество, что оно никогда не согласится с первородным грехом, с духом самости, так как они неестественны человеку. В этом и заключается причина мучений и страданий человека. Ибо когда он ищет удовлетворения первородного греха, духа самости, то он идет против своего естества, против закона совести. Поэтому-то мучается и страдает.

Вот почему необходимо научиться различать в себе голос совести и всегда следовать ему, в своей жизни. Для этого, как говорит преп.авва Дорофей, и «сделался нужен закон написанный, стали нужны святые Пророки, нужно сделалось самое пришествие Владыки нашего Иисуса Христа, чтобы открыть и воздвигнуть ее (совесть); чтобы засыпанную оную искру снова возжечь хранением святых Его заповедей». Такова воля Божия, чтобы человек действовал «сообразно со своею природою», со своею совестью, ибо она хочет того же, чего хочет и Бог. Так, через примирение со своею совестью, человек примиряется с Богом и входит в общение с Ним, по дару Божественной искупительной благодати, дарованной миру через Христа.

А так же прочитай вот здесь.

И прослушай эти беседы на тему о совести:
Аудио: 8, 9.


Аноним:  Некоторые говорят, что к удовлетворению совести может примешаться тщеславие или другая какая-либо страсть. Что вы на это скажете?


О.Серафим: В этом изречении нет правильного понятия о том, что такое удовлетворение совести.

Как может совесть быть удовлетворена, если человек отдается тщеславию? – Это абсурд.

Если человек думает, что совесть его удовлетворена, и, таким образом, услаждается этим через посредство своего душевного сладострастия (к примеру, тщеславия), то это говорит о том, что совесть его не удовлетворена. Поэтому и получается абсурд.

Как к удовлетворению совести может примешиваться тщеславие, если в таком случае нет удовлетворения совести? Никак не может быть одновременно удовлетворение совести и тщеславие. – Это абсурд. Если тщеславие, – то значит, нет удовлетворения совести. А если удовлетворение совести, – то значит, не может быть тщеславия.

Но если сказать, что душевное сладострастие и разновидность его тщеславие может примешиваться к любому нашему деланию, то да, это так. Но в таком случае нет удовлетворения совести, если мы, при этом делании, соуслаждаемся этим тщеславием.

В данном изречении нет понятия о том, что такое совесть и ее удовлетворение.

Совесть – это то, что относится к сущности природы разумного существа, и она не подлежит изменению.

Природа вообще не изменяется.

Изменяться может только движение природы, ее окраска,  – в согласии с волей Божией или нет. Это зависит от свободного произволения человека, т.е. куда и к чему он его направляет.

Совесть, относящаяся к сущности природы разумного существа, не зависит от свободного произволения человека. Человек не может направить свою совесть туда или сюда, дать ей ту или иную окраску, так как она не находится в подчинении у свободного произволения человека.

«Когда Бог сотворил человека, то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысел, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысел, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое: это называется совестью, а она есть естественный закон» (преп.авва Дорофей, Поуч.3, «О совести»).

«Стало быть, есть в нас голос, который мы должны признать не нашим голосом. Чьим же? Божиим. От кого естество наше, от того и голос» (свт. Феофан Затворник, «Мысли на каждый день», вторник нед.6-й по 50-це).

А что если убрать совесть из человеческой природы, или примешать к ней первородный грех? Совесть – это характерная черта природы разумного существа. А существо разумное потому, что оно имеет право выбора. А между чем выбирать, если нет совести? Ведь право выбора и основывается на том, чтобы поступить по совести или нет, – оно и осуществляется через ее посредство. Другого выбора у разумного существа – нет. И если не будет права выбора  (по совести или нет), то исчезнет характерная черта разумного существа – это разумно-свободная самостоятельность, исчезнет сознание и разум. Поэтому, если убрать совесть, то и не будет разумного существа, получится животное, не имеющее сознания и разума, подчиненное законам материи, а не природы духа.

Точно так же и не может быть возможности выбора, если к совести примешается первородный грех. Тогда и человека судить будет невозможно, да и не за что, так как он не будет иметь права выбора.
Да и не может первородный грех войти в самую сущность природы естества человеческого, ибо он не имеет бытия, не имеет сущности. А если он не имеет сущности, то как он может войти в то, что имеет сущность. Первородный грех – это только лишь неправильное движение природы, но не само ее изменение. Тем более, первородный грех не в согласии с тем, что относится к сущности нашей природы, – с совестью, в которой отражена воля Божия.

Совесть не подлежит, никогда, никакому изменению. Свободное человеческое произволение и страсти не имеют власти над совестью. Она просто всегда есть в человеке, независимо от того, хочет он этого или нет. Любые страстные действия, – а в первую очередь первородный грех, дух самости, – всегда идут против совести, и примешаться к ней они никак не могут.

Если совесть есть голос Божий в человеке, то разве может к голосу Божию примешаться тщеславие или первородный грех? – Конечно, нет. Кто думает иначе, то это уже – хула на Бога.

Другое дело, что существует такое понятие, как лукавая совесть. Но это уже не есть совесть. – Это первородный грех, дух самости, который, через посредство той или иной страсти, пытается выдать себя за совесть. А человек, – соглашаясь с духом самости, со страстью, оправдывая их лукавыми благовидными предлогами, – на самом деле, в реальности, топчет свою совесть, и она остается неудовлетворенною.

Поэтому, к удовлетворению совести никак не может примешаться тщеславие или страсть. Всегда может быть только одно из двух, – совесть удовлетворена или неудовлетворенна (чем-либо).

Когда человек живет по страстям, то голос совести в нем слабый, еле слышимый. Но если он начнет прислушиваться к этому слабому голосу и поступать в соответствии с ним, - в том малом на что она указывает в его жизни, - то он начнет в нем становиться сильнее. И чем более он будет удовлетворять свою совесть, тем голос ее будет усиливаться в душе.

Когда человеком владеет то или иное страстное чувство, то он может иногда воспринимать его за голос совести. Это и называется лукавая совесть, - страсть, которая выдает себя за совесть. И так как у человека сочувствие и привязанность к страсти, то вот он, идя на поводу у страсти, и думает, что он поступает по совести. - Так человек ловится на неявных душевных страстях.

К примеру, он одержим ревностью не по разуму. И в каких-то случаях, где надо проявить снисходительность, он будет поступать, исходя из этой ревности не по разуму. Думая, при этом, что он поступает по совести.
То же самое и наоборот, когда человек одержим душевным сладострастием. Где бы надо проявить решимость и ревность, - он идет на поводу своего сладострастия.

Совесть же, при всем этом, обличает человека, но он глушит ее какими-либо благовидными предлогами, для оправдания своего духа самости, применяемыми не к месту, не к времени.

Самооправдание, которое человек ищет внутри себя, когда поступает по страсти, – это и есть оправдание своего духа самости перед совестью, которая есть неподкупный судья. Этот судья никогда не будет удовлетворен, пока человек не поступит в согласии с совестью, в согласии с волей Божией, в данный конкретный момент времени, при определенных жизненных обстоятельствах.

Поэтому-то, любой человек на земле, – в том числе и тот, который совершенно не знает письменного закона Божия, – имеет внутри себя закон Бога, написанный в его естестве Богом, при сотворении человека.

Поэтому-то, в день Страшного суда, будет совершаться суд и над теми, которые не знали письменного закона Божия, так как они имели этот Закон внутри себя. По нему они и будут судимы. Этот Закон и есть совесть: «Как бы мы ни прятались со своими худыми делами, им независимо от нас ведется запись, которая в свое время и предъявлена будет. Что же это за хартия, на которой пишется эта запись? Совесть наша… А так как тогда правда будет властною в сознании, то сами же и суд себе произнесем, а Господь утвердит его… И все это совершится во мгновение ока: взглянешь и увидишь, что ты такое; и от Господа вездесущего тотчас же услышишь подтверждение суда; а затем всему конец» (свт. Феофан Затворник, «Мысли на каждый день», суббота нед.22-й по 50-це).


Аноним:  "10 Ибо если кто-нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное?" (1Кор.8:10). Как видим из этого места Писания сама совесть немощного человека подталкивает его совершать грех. Вообще о совести можно почитать всю 8-ую главу 1-го послания Павла Коринфянам.
Изначально весь человек был хорош, "31 И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма. И был вечер, и было утро: день шестой." (Быт.1:31), но потом грех исказил всё, в том числе и разум и совесть."15 Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть." (Тит.1:15)
Христос очищает совесть человека своей Кровью: "14 .... Кровь Христа, Который Духом Святым принес Себя непорочного Богу, очистит совесть нашу от мертвых дел, для служения Богу живому и истинному!" (Евр.9:14). А Павел подвизается держать её в непорочности: "Посему и сам подвизаюсь всегда иметь непорочную совесть пред Богом и людьми".


О.Серафим:  В этих изречениях, где есть речь о совести, - это образные выражения. Точно так же, когда говорят: "у такого-то человека нет совести", то это не значит, что ее нет, а то, что этот человек топчет ее и не слушает ее голоса.

Точно так же, "сжег свою совесть", - не означает того, что человек ее конкретно сжег; а означает то, что от долгого навыка отвержения и топтания своей совести, не слушания ее голоса, он утвердился и укрепился в этом навыке так, что уже не слышит своей совести совершенно.

Оскверненная совесть - это то, когда человек не слушает голоса совести, а идет на поводу страсти.

Очищение совести – означает то, когда человек перестает идти на поводу своих страстей и начинает слушаться голоса своей совести.

Непорочная совесть - это всегда слушать голос своей совести и ни в чем не перечить ей, идя на поводу той или иной страсти.

Если бы совесть была осквернена грехом, то допотопные люди и те, кто жили до закона, не могли бы никогда приходить к спасению. Так как они не знали закон. А если не знают закона добродетели, то кто им возвестит? - Это делала совесть. Отсюда и было у тех людей знание, о добре и зле.

В допотопный период времени, когда не было еще письменного закона, Господь забрал Еноха живым на Небо: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт.5:24). Каким образом «ходил Енох пред Богом»? Он всегда слушал голос совести и всегда удовлетворял ее, никогда ни в чем ее не отвергая. Такое делание ввело его в общение с Богом, по благодати. Это есть одно из первых свидетельств в Библии об умном или внутреннем делании, которое и является внутренним ощущением Бога в чувстве, по причине чистоты совести. Вот библейский пример того, как посредством закона совести можно прийти к спасению и взойти на высоту духовного делания. Ибо совесть ведет человека к Богу, к исполнению Его воли, написанной в Св.Писании. Попробуй кто-нибудь, в наше время, имея Писанный закон и дар спасительной Благодати, дарованной миру через Христа, дойти до такого духовного состояния, до которого дошел Енох, посредством закона совести.

И если бы совесть не могла возвещать людям волю Божию, то тогда, и ап.Павел был бы неправ, сказавши: «Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую» (Рим.2:14,15).

Вот то же самое говорят и Св.Отцы: «Если ты думаешь спастись посредством закона, говорит он, то язычник, явившись исполнителем написанного (в законе), восхитит у тебя первенство. И как возможно, спросишь, сделаться исполнителем, не будучи слушателем? Возможно, отвечает апостол, даже не только это, но и гораздо большее. Не только возможно быть исполнителем помимо слушания, но и не быть таковым после слушания, что яснее и с большею силою апостол выразил ниже, говоря: “Уча другого, не учишь себя самого” (Рим. 2:21)? А здесь он пока доказывает первое. “Ибо когда язычники, - говорит (апостол), - не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон”  (ст. 14). Не отвергаю закона, говорит он, но и при этом оправдываю язычников. Видишь ли, как он, подрывая славу иудейства, не подает ни малейшего повода говорить о себе, что он унижает закон, а напротив, как бы хвалит его и выставляет великим и таким образом все хорошо устрояет? Говоря же – “по природе” - разумеет естественный разум. И он показывает здесь, что другие (язычники) были лучше иудеев, и самое главное - лучше потому, что не получили закона и не имеют того, в чем иудеи, по их мнению, имели над ними преимущество. Язычники, говорит (апостол), потому и удивительны, что не имели нужды в законе, но обнаруживали все, свойственное закону, начертавши в умах своих не письмена, а дела. Вот что именно он говорит: “Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую в день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные [дела] человеков через Иисуса Христа” (ст. 15,16). Видишь ли, как (апостол) опять указал на тот день и представил его близость, потрясая их мысль и показывая, что большей чести достойны те, которые, живя вне закона, старались исполнить законное? Уместно теперь сказать о том, что особенно достойно удивления в рассуждении апостола. Доказав уже предварительно, что эллин выше иудея, он не приводит этого в заключении своих суждений, чтобы не ожесточить иудея. А чтобы представить яснее сказанное мною, приведу собственные слова апостола. Так как он сказал: не “слушатели закона …, но исполнители закона оправданы будут” , то ему следовало бы и сказать: “Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают”, то они гораздо лучше научаемых от закона. Но (апостол) не говорит этого, а останавливается на похвале язычникам и пока не продолжает далее сравнения, чтобы иудей принял хотя бы и то, что уже сказано. Потому Павел не сказал так, но как же? “Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их”, потому что взамен закона достаточно совести и разума. Этим (апостол) опять доказал, что Бог сотворил человека с достаточными силами избирать добродетель и избегать зла. И не удивляйся тому, что одно и то же он раскрывает раз, два и более. Для него весьма было необходимо доказать эту важную истину, так как находились люди, которые говорили: “почему Христос пришел ныне, и где в прежнее время проявлялись действия Божия промысла?” Апостол, мимоходом отражая их, доказывает, что и в древние времена, даже до закона, род человеческий находился под тем же промыслом. “Что можно знать о Боге, явно для них” (Рим. 1:19), и люди знали, что добро и что худо, поэтому судили и других, за что (апостол) укорял их, говоря: “Тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя” (Рим. 2:1). Иудеям же даны были не только разум и совесть, но еще и закон. Для чего же (апостол) присовокупил: “То обвиняющие, то оправдывающие”? Ведь если имеют писаный закон и проявляют свои дела, то что, наконец, может осудить разум? Но слово – “обвиняющие” (апостол) относит не только к язычникам, а и ко всему роду человеческому. В день суда предстанут собственные наши мысли, то осуждающие, то оправдывающие, и человеку на том судилище не нужно будет другого обвинителя. Далее (апостол), усиливая страх, не сказал: человеческие грехи, - но: “Тайные [дела] человеков”. Так как он выше сказал: “Думаешь ты, человек, что избежишь суда Божия, осуждая делающих такие [дела] и (сам) делая то же” (2:3)? - то, чтобы ты не допустил, что приговор Божий таков же, какой и ты сам произносишь, но понял, что определение Божие гораздо строже твоего, (апостол) и заметил: “тайные [дела] человеков”, а потом присовокупил: “по благовествованию моему, … через Иисуса Христа”. Ведь люди бывают судьями одних только явных дел. Хотя выше (апостол) говорил об одном Отце, но, когда уже поразил слушателей страхом, начал речь и о Христе, однако же, не просто, но и здесь сперва упомянул об Отце, а потом наименовал Христа. Этим он возвышает достоинство своей проповеди, и говорит, что проповедь эта возвещает то же самое, что раньше открыла природа» (свт.Иоанн Златоуст, Толк. к Римлянам, Беседа 5).

 «Когда Бог сотворил человека, то Он всеял в него нечто Божественное, как бы некоторый помысел, имеющий в себе, подобно искре, и свет, и теплоту; помысел, который просвещает ум и показывает ему, что доброе, и что злое: это называется совестью, а она есть естественный закон…
Последуя этому закону, то есть совести, Патриархи и все Святые, прежде написанного закона, угодили Богу. Но когда люди, через грехопадение, зарыли и попрали ее, тогда сделался нужен закон написанный, стали нужны святые Пророки, нужно сделалось самое пришествие Владыки нашего Иисуса Христа, чтобы открыть и воздвигнуть ее (совесть); чтобы засыпанную оную искру снова возжечь хранением святых Его заповедей.
Ныне же в нашей власти, или опять засыпать ее, или дать ей светиться в нас и просвещать нас, если будем повиноваться ей. Ибо, когда совесть наша говорит нам сделать что-либо, а мы пренебрегаем этим, и когда она снова говорит, а мы не делаем, но продолжаем попирать ее, тогда мы засыпаем ее, и она не может уже явственно говорить нам от тяготы, лежащей на ней, но, как светильник сияющий за завесою, начинает показывать нам вещи темнее. И как в воде, помутившейся от многого ила, никто не может узнать лица своего; так и мы, по преступлении, не разумеем, что говорит нам совесть наша; так что нам кажется, будто ее вовсе нет у нас. Однако нет человека, не имеющего совести, ибо она есть, как мы уже сказали, нечто божественное и никогда не погибает, но всегда напоминает нам полезное, а мы не ощущаем сего, потому что, как уже сказано, пренебрегаем ею и попираем ее… Она сопротивляется всегда злой нашей воле и напоминает нам, что мы должны делать, но не делаем; и опять, чего не должны делать, и делаем, и за это она осуждает нас» (преп.авва Дорофей, Поуч.3, «О совести»).

О скорбях, при жительстве с близкими родственниками

Аноним:  Отче, не могли бы Вы подсказать, как лучше ответить человеку на письмо. Это один наш знакомый, тяжело больной. Он оказался в полной зависимости от родителей, у которых проживает. Это его очень угнетает, так как, он считает, что грех жить с "жидами". Может есть примеры о жительстве с иудеями, хотя его родители вовсе и не исповедуют иудаизм.


О.Серафим: Первые христиане были иудеи. Так как христианство пошло из Иерусалима, из Иудеи. Апостолы были иудеями по национальности. В том числе и Матерь Божия. Все они жили посреди того иудейского народа, который отверг Христа и не принял его. Так в одной семье, кто-то обращался в христианство, а кто-то оставался в иудействе. То же самое было и с язычниками. И ап.Павел по поводу этого сказал известные слова: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы. Если же неверующий хочет развестись, пусть разводится; брат или сестра в таких случаях не связаны; к миру призвал нас Господь. Почему ты знаешь, жена, не спасешь ли мужа? Или ты, муж, почему знаешь, не спасешь ли жены? Только каждый поступай так, как Бог ему определил, и каждый, как Господь призвал. Так я повелеваю по всем церквам» (1Кор.7:12-17).

И первые христиане жили посреди иудействующих и, при этом, спасались. Почему? В чем причина? ? Потому что они воспитывали верный душевный настрой, в обыденных искушениях, каждый день приключающихся. Ведь в простых, каждодневных, обыденных ситуациях, отречение от Христа совершается через впадение человека в дух недовольства, обиды, возмущения, раздражения, гнева, чувства неприязни и т.п..

«Падший дух усмотрел, что искушения явные, грубые и жестокие возбуждают в человеках пламенную ревность и мужество к перенесению их; он усмотрел это, и заменил грубые искушения слабыми, но утонченными и действующими очень сильно. Они не вызывают из сердца ревности, не возводят его в подвиг, но держат его в каком-то нерешенном положении, а ум в недоумении; они томят, постепенно истощают душевные силы человека, ввергают его в уныние, в бездействие, и губят, соделывая жилищем страстей по причине расслабления, уныния, бездействия.
Пред Богом ясны и злохитрость сатаны и тяжесть наводимых им браней на современное подвижничество. Бог увенчает новейших борцов не менее древних, хотя подвиг первых менее явен, нежели подвиг вторых.
Мы не должны предаваться расслаблению, унынию и бездействию: напротив того, обратим всё внимание и всё усилие на исполнение Евангельских заповедей. Это исполнение откроет нам бесчисленные козни врага, ту злохитрую обдуманность, с которою они устроены и расставлены.
Мы увидим, что современные, по наружности слабые, скорби и напасти, стремятся подобно древним сильным скорбям и напастям отвлечь человека от Христа, уничтожить на земле истинное христианство, оставив одну оболочку для удобнейшего обмана. Мы увидим, что слабые искушения, но придуманные и исполняемые с адским лукавством, действуют гораздо успешнее в видах сатаны, чем искушения тяжкие, но очевидные и прямые» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.5, гл.30).

Но христианин (по одному только лишь названию, а не духу) не желая отсекать в себе эти страстные движения, – возникающие в нем, как его реакция на обыденные искушения, – обвиняет рядом с ним находящихся в том, что они не христиане, что они еретики, язычники или иудеи. И поэтому, мол, с ними невозможно жить, т.к. с ними только одни грехи. Но в реальности, он и с христианами не сможет жить, и будет дальше искать обвинения и самооправдания, что нынче, мол, христиане не такие, как надо. А на самом деле, он не видит того, что это он – одержим духом самости, гордыни и самомнения, душевного сладострастия: не несет никаких искушений от людей, на простом бытовом уровне, и, впадая в страстные состояния духа, таковым душевным настроем и отрекается от Христа. Причина этого есть та, что такой человек использует христианство, как средство для само-утверждения, т.е. для утверждения в духе самости, первородном грехе. Он-то, как раз, и находится в духе языческом, в духе антихристовом. Он только лишь устами, умовыми и рассудочными понятиями приближается ко Христу. А сердце его, будучи объято этим страстным настроем духа, далеко отстоит от Христа. О таковых и говорит Христос: «Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Матф.15:7-9).

Дух антихристов – это и есть, как раз, дух самости, дух само-утверждения. Этот дух и разлучает человека с Богом, и делает его последователем сатаны, по настрою духа. Ибо «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

Скорби и место жительства. Причина скорби во искушениях, и избавление от нее.

Аноним:  Отец Серафим, а вы живёте в деревне наверное? Как у вас там с работой обстоят дела? Чем люди на хлеб зарабатывают? Можно ли сейчас ехать жить в деревню и поднимать её так сказать? Вести своё хозяйство и этим выживать? Насколько это может быть важным, где жить и как воспитывать новое поколение?


О.Серафим: Да я живу в селе. Работы никакой нет. Народ спивается. Если ты не привык к сельской работе, то ничего не выйдет. Работа на земле – это работа с утра до вечера, на огороде под палящим солнцем. А если еще и скотину держать, то тогда надо уметь косить и заготавливать сено. И постоянно ухаживать за скотиной. При такой работе с музыкой, которой ты занимаешься, ничего не получится, т.к. пальцы будут деревенеть.
Городские люди, чаще всего, не могут понести таких трудов.

В начале романтика, а потом настает обыденная повседневность и приходят свои скорби. Романтика вся улетучивается и тогда начинают вылазить страсти: дух недовольства, раздражения, уныния и депрессии. Да еще надо здоровье, физическую силу. Мало кто из городских все это переносит. В итоге: очарование и романтика сменяются на разочарование и уныние.

Все можно. Но надо ощущать свою меру, телесную и душевную. И не брать на себя выше своей меры, по самоуверенности и самонадеянности. Но все это познание приходит опытным путем.

Жить можно везде. Весь вопрос только в том: как жить; в каком настрое духа жить каждый день; и чего искать в своей жизни. Многие новомученники, к примеру, жили в лагерях, на нарах, в одном бараке с урками; и, посреди всего этого, становились святыми.

Если мы ищем жизнь без скорбей, то это одно.
А если мы ищем спасения души, то скорби неизбежны.
Об этом и Писание говорит, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14:22).

Вот что пишет свт.Игнатий Брянчанинов по этому поводу:
«Скорби, по преимуществу, удел наш, удел современного христианства, удел, назначенный нам Самим Богом».

«Рабы Божии! Знайте наверняка, что случающиеся вам скорби приходят не сами собой, а по попущению Божию, и прилагайте за них славословие и благодарение Богу! Знайте, что противящийся скорбям и ищущий отклонить от себя скорбный путь действует против своего спасения, стремится в слепоте своей разрушить порядок и способ спасения, установленный Богом для всех рабов Его».

«Все святые многими «скорбями и смертями» наследовали Царство Небесное! Все святые славословили и благодарили Бога за посланные им искушения и напасти, которыми они очистились, как золото в горниле, и сделались способными к вечному блаженству. Благодушное терпение посылаемых Богом скорбей есть распятие на кресте своем. Исповедник своей греховности делается исповедником Искупителя и с креста своего восходит в рай для вечного наслаждения небесными радостями, которых временными залогами служат земные скорби».

А также преп.Амвросий Оптинский: «Древних христиан враг искушал разными мучениями, а христиан настоящего времени враг искушает разными помыслами и разными недугами телесными».

И блаж.Диадох: «А ныне же, когда церковь пребывает в мире <т. е. нет явных гонений>, необходимо тело подвижников благочестия искушать частыми недугами, а душу лукавыми помыслами. Ибо подобает с благодарением претерпевать таковое о нас определение Господне; и тогда как болезни, так и борьба с демонскими помыслами вменится нам во второе мученичество».

Научись правильно, в верном настрое духа, переносить искушения от своих ближних. Это и будет твоим стремлением к Царству Небесному, не в области мечтательности, а в реальности.

В момент скорби ощущается немощь, необходим помощник, который бы помог перенести эту скорбь. Этим помощником и является Господь наш Иисус Христос. Скорбь чаще всего ощущается от того, что человек не хочет в движениях духа – смирить его перед Промыслом Божиим. То есть, человек может даже этого не осознавать, но так как дух заражен примесью первородного греха, то эта примесь проявляется духом самости, гордостным настроем, в движениях духа, не смиряющегося перед Богом и потому не могущего, по настрою духа, войти в примирение с Ним. А так как человек сохраняет в своем свободном произволении сочувствие к этому гордостному настрою, духу самости, поэтому и ощущается скорбь. Но если человек начнет разрывать это сочувствие, то скорбь мало-помалу начнет проходить и в конечном итоге перестанет вообще ощущаться. Для этого необходимо смирять свой дух.

Как это, и каким образом?

Когда найдет искушение и от него явится скорбь, то это и есть движение духа восстающего против воли Бога, в ощущении. Надо начать благодарить Бога за скорбь, за страдание, считая, что это верно и правильно, и что за мои грехи еще и не то полагается. То есть, по настрою духа, начать, как бы соглашаться с тою скорбью и страданием, в ощущении, признавая это, как справедливое наказание за грехи. За какие грехи? – Да вот за этот дух самости, за гордостный настрой в духе, проявления которого человек не видит в себе, не осознает, но ощущает как скорбь, по причине сочувствия к этому настрою духа, т.е. к духу самости, первородному греху.

Это же самое делали и три отрока, брошенные в печь вавилонскую, а так же и благоразумный разбойник, покаявшийся на кресте. То есть, благодарили Бога за скорби и страдания, которые их постигли, смиряя, таким образом, свой дух перед промыслом Божиим. Об этом как раз и говорится в Св.Писании, что "многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие" (Деян.14:22). То есть, через воспитание правильного настроя духа в скорбях.

Можно каждый день не пропускать никаких искушений и стараться искать, по настрою духа, примирения с Богом, в чувстве и ощущении, разрывая сочувствие к духу самости (первородному греху), к гордостным проявлениям духа. – Это и будет одно из мощных средств – в борьбе за чистоту чувств и удовлетворения совести, за исполнение воли Божией, в настрое своего духа.

Рассмотри свои желания, почему ты хочешь уехать из того места, где ты живешь. И возможно увидишь, что причина этому есть та, что ты хочешь убежать от скорбей. Но и в России ты тоже столкнешься со скорбями, которые по силе воздействия на душу могут быть такие же, или еще сильнее. И вся разница их будет только чисто внешняя, т.е. иные обстоятельства и люди. А суть, ощущение в духе от скорби, та же самая. И так будешь бегать, по жизни, от скорбей.

«На земле предписано нам иметь скорбные испытания, как сказано самим Господом: «в мире будете иметь скорбь». Слова эти ясно показывают, что хотя все места целого мира исходи, а бесскорбного положения нигде не найдешь; везде потребно будет и смирение и терпение и неосуждение других» (Преп. Амвросий Оптинский, «Письма к мирянам», п. 26).

С любовью во Христе, о.Серафим.

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Допустимые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и абзацы переносятся автоматически.