Каноны и монашество

Оглавление:
  Каноны и их изменяемость
  Святые Отцы о том, что монашествующие священники и епископы не должны иметь общения с женщинами. 1-й Вселенский Собор отказался вводить безбрачие для епископов и священников, живущих в миру
  Свидетельства Святых Отцов о влиянии соблазнов на монашествующих
  Свт.Игнатий Брянчанинов об исчезновении монашества по причине соблазнов
  О состоянии монашества, в наше время, и что необходимо сделать


Каноны и их изменяемость

Цель пастыря – это взыскать и уврачевать погибшее. И всегда пастырь это должен иметь во главу угла, а не каноны, сухое законническое исполнение их. Да ведь каноны, в свою эпоху, ради этого были и даны. Каноны это средство, но не самоцель. Цель – спасение души, взыскать и уврачевать погибшее. Но когда ревнители не по разуму ссылаются на каноны, что все, мол, должно быть по канонам. То хочется их спросить, а если поступая по канонам будет получаться против совести. То тогда как? Ведь для того, чтобы поступить всегда и во всем по совести, очень часто приходится отступать от канонов. Да и современная жизнь складывается так, что она, сплошь и рядом, не по канонам. – Простите, но действия таких ревнителей напоминает фарисейское и законническое обращение с законом.

Каноны и правила могут изменяться, т.к. большинство из них имеют временное значение, в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств. На Вселенских и Поместных соборах, вошедших в Книгу правил, очень часто каноны введеные на предыдущих Соборах отменялись последующими. Если меняется эпоха, времена и жизненные обстоятельства людей, то Церковь, если она живет духом, должна реагировать на это, путем изменения каких-то канонических правил или отменой или введением более старых правил, которые были в свое время отменены последующими Соборами.

Христос, укоряя законников и фарисеев, про обряды, каноны и правила, носящие временный характер, говорил, что: суббота для человека, а не человек для субботы (Мк 2, 27). И желая научить всех, на все века и времена, – что наибольшее в законе, есть спасение души человека, – Господь Сам нарушал обрядовый закон – субботу. То есть, как бы нарушал каноны и правила, внешнее предание ветхозаветной Церкви. И за это был гоним.

В основание канонов должно стоять удовлетворение совести, при определенных жизненных обстоятельствах и временах. Если это не соблюдается, то посредством соблюдения канонов, к иным жизненным обстоятельствам и временам, попирается и сжигается совесть, губятся души человеческие. Поэтому надо искать не соблюдения буквы канона, а удовлетворения совести и спасения души, в зависимости от времен и жизненных обстоятельств.

Главный смысл и цель существования Церкви на земле – это спасение душ в жизнь вечную. Поэтому в Церкви могут быть изменяемы обряды, каноны и правила, носящие временный характер, по причине нужды: когда это необходимо, для устроения удобнейшего спасения душ человеческих в жизнь вечную. Ибо внешняя сторона церкви – обряды, каноны и правила – должна этому вспомоществовать, а не препятствовать.

Святые Отцы о том, что монашествующие священники и епископы не должны иметь общения с женщинами. 1-й Вселенский Собор отказался вводить безбрачие для епископов и священников, живущих в миру

По правилам Шестого Вселенского собора, – епископ не должен быть женатый? А то, что, сплошь и рядом, среди епископата и монашества процветает педерастия, педофилия, онанизм, в лучшем случае блуд (но и это тоже есть грех, только что не против естества), – то в этом нет же нарушения канонов, они же, мол, остаются монахами. Так что, по канонам, все нормально. Вот так и катятся в бездну.

С такими понятиями и отношением, и фарисейским и законническим обращением с канонами, всегда, через какой-то отрезок времени, будет выясняться, что этот епископ педераст, а тот педофил или онанист, а этот ничего – он ведь живет со своей келейницей или прихожанкой. Но он же канонов не нарушает, он же монах – неженатый. А свт.Василий Великий вот что пишет о совместном со-жительстве монахов с женщинами, в Книге Правил, правило 88:
«Прочел я твое писание со всяким долготерпением, и удивился, как ты, когда мог бы кратко и легко оправдаться предо мною делом, решился пребывать в том, в чем обвинен, и покушаешься многословием исцелить неисцелимое. Не мы первые, о Григорий, и не одни мы законоположили, да не живут женщины и мужчины вместе. Прочти правило, изложенное святыми отцами нашими на Никейском Соборе, явно запрещающее иметь сожительствующих в доме жен. Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским полом. Таким образом, если кто, представляя себя девственником по имени, делом то же творит, что и живущие с женами, тот являет о себе, что домогается достоинства девства в имени, но безобразия сладострастия не оставил. Тем более подобало тебе исполнить мое требование, что ты, как говоришь, свободен от всякой телесной страсти. Ибо я не полагаю, чтобы семидесятилетний жил с женою страстным образом; и не так, как бы за случившееся беззаконное дело, определил я то, что определил, но потому, что научился от Апостола не полагать претыкания брату или соблазна (Рим. 14:13). Знаем же, что некоторых действия чистые для других бывают поводом ко греху. Сего ради, следуя установлению святых отцов, мы повелели тебе отлучиться от оной жены. Почему же обвиняешь хорепископа и упоминаешь о давней вражде? Почему и на меня жалуешься, как имеющего отверстый слух для принятия клевет, а не на самого себя, не соглашающегося оставить обращения с женщиною? Итак, удали ее из дома своего и определи в монастырь, да будет она с девами, а ты имей служителей мужского пола, да не хулится вами имя Божие. Доколе же это творишь, тысячи оправданий, которые ты излагаешь в письме, не принесут тебе никакой пользы, но умрешь запрещенным в священнослужении и дашь Господу ответ за свое запрещение. Если же, не исправив себя, дерзнешь коснуться священнодействия, то будешь анафема пред всем народом, и приемлющие тебя будут отлучены от всей Церкви» (свт.Василий Великий, прав.88, “Послание к Григорию Пресвитеру”).

Кто из епископов и священномонашестующих исполняет в наше время это правило? Ведь у каждого епископа или священника-монаха живет вместе с ним какая-нибудь женщина или монахиня, которая готовит, стирает, убирает и делает все прочее. И если подходить по законнически к исполнению правил, то, по этому правилу свт.Василия Великого, они должны быть все извергнуты из санов. Но если оставлять все как есть, то ведь соблазн для других и для них самих от этого не исчезает. А ведь смысл этого правила свт.Василия именно в том, чтобы ни для кого не было соблазна.

А ведь смысл обета безбрачия и состоит в том, как говорит свт.Василий Великий в этом правиле: “Безбрачие в том имеет свое достоинство, чтобы не иметь обращения с женским полом”.

Да и вы посмотрите, ведь кругом море соблазнов, посреди которых ходят монахи, священники-монахи и архиереи. А вы разве не читали Древние Патерики и Отечники, в которых приводится множество случаев падений перед лицом соблазнов. – И ведь эти падения были в истинной Церкви. И не было таких повсеместных соблазнов, как в наше время, когда кругом Содом и Гомора. То разве может исполняться в наше время это правило свт.Василия, ибо смысл его в том, чтобы не было соблазна. Свт.Игнатий Брянчанинов выводит общее святоотеческое мнение, по этому поводу: “Живущему посреди соблазнов невозможно не подвергнуться влиянию соблазнов. Как лед при действии на него тепла теряет свою твердость, и превращается в мягчайшую воду: так сердце, преисполненное благого произволения, будучи подвергнуто влиянию соблазнов, особенно постоянному, расслабляется и изменяется” (т.5, гл.30). А также главы на эту тему, у свт.Игнатия – «Приношение современному монашеству», т.5: гл.42 «О хранении от знакомства с женским полом» или гл.5 «О хранении себя от соблазнов».

Когда на Первом Вселенском соборе хотели ввести обязательное безбрачие для священства и епископов (тогда еще был женатый епископат), то один кто выступил против, и чье мнение перевесило мнение всего собора, и в итоге было принято всем собором – это был свт.Пафнутий Фиваидский.

На Первом Вселенском Соборе присутствовали многие великие святые мужи: свт. Афанасий Великий, свт.Спиридон Тримифунский, свт.Николай Мирликийский и другие. Сколько великих святых мужей было, и они хотели постановить такой закон, чтобы все епископы, священники были безбрачными. И только один святой муж свт.Пафнутий Фиваидский, сам, будучи девственником, выступил против принятия такого закона. Объяснял он это тем, что епископу, священнику проповедовать среди мира и находиться в безбрачии очень тяжело и не под силу. И все остальные Святые Отцы, так как имели смирение и духовное рассуждение, признали мнение свт.Пафнутия за волеизъявление Святого Духа. Поэтому весь Собор не стал принимать закона об обязательном безбрачии священнослужителей и епископов, а было разрешено каждому, дьякону, священнику и епископу, жениться или не жениться, по его свободному произволению (см.”Алфавитная Синтагма Матфея Властаря”, “Начало буквы Г”,гл.2-я). Так это в те времена, когда еще даже среди язычников не было такого разврата и нечестия как сейчас! На то время такое правильное решение Св.Отцов послужило сохранению христианского благочестия в Церкви. А что получилось с католиками, которые ввели безбрачие (целибат) для духовенства и епископов. Да они потом весь запад и развратили. И повсюду развели педерастию и разврат (конкубинат среди священства).

Я предвижу, как некоторые скажут, так ведь 1).это нарушение канонов, 2).это обновленчество. Но ведь, окончательно, неженатый епископат был введен на Шестом Вселенском соборе (пр.12,48) И отцы Шестого Вселенского собора не побоялись нарушить каноны (это для законников) и нарушили правило ап.Павла: «епископ должен быть непорочен, одной жены муж» (1Тим.3:2); и 5-е правило Святых Апостолов : «Епископ, или пресвитер, или диакон, да не изгонит своей жены под видом благоговения. Если же изгонит, да будет отлучен от общения церковного; а оставаясь непреклонным, да будет извержен от священного чина» (Апост.5).

Смотрите, Отцы Шестого Вселенского собора отменяют Апостольские правила и вводят новые. – Это говорит о чем, о том, что они не относились к правилам по законнически и фарисейски. А смотрели на нужду времени, и в зависимости от нужды, изменяли и применяли правила. В основание же всех этих изменений всегда стояло главное и существенное в законе суд (духовное рассуждение), милость и любовь (Мф.23:23;Мф.9:13 и т.п.). – То есть, как лучше будет для спасения души и душ человеческих. Ибо Христос, обличая фарисеев и законников, – в том, что они соблюдали букву закона, потерявши его духовный смысл, ради чего он дан, – говорил, что «суббота для человека, а не человек для субботы» (Мар.2:27), под субботою же разумея закон. То есть закон для человека, а не человек для закона. – Иными словами, главное – это как спасти душу; и закон должен помогать спасению души, а не губить. Поэтому, в зависимости от эпохи, времен и обстоятельств, каноны и правила могут быть изменяемы, точно так же как их изменяли и Св.Отцы на соборах, отменяя решения предыдущих Соборов, и вводя новые правила, по причине изменения времен, эпохи и обстоятельств.

Точно так же и в наши времена, исходя из того, что кругом ужасные и повсеместные соблазны, разврат и извращенчество, проще говоря Содом и Гоморра, и чем далее, тем оно становиться все более открытым. Иерархическая власть в церкви и ведущие посты, таким образом, оказываются в руках у содомитов и блудников. И для сохранения благочестия в церкви и иерархии, а также чтобы не процветало (что неизбежно посреди такого содомского общества) педерастии, блуда и извращенчества, в среде монашества, священников-монахов и епископов необходимы реформы, отмена прежних канонов и правил, которые касаются данных вопросов и, не являясь догматами, носят временный характер.

Свидетельства Святых Отцов о влиянии соблазнов на монашествующих

«Преподобные Отцы наши, святые иноки всех времен, тщательно хранили себя от знакомства с женским полом. Вход женскому полу в древние монастыри был воспрещен. Этот святой и благодетельный обычай сохраняется и ныне во всей Афонской горе. Те из иноков, которые проводили особенно внимательную жизнь, с особенной тщательностью хранились от знакомства и общения с женщинами, что видно из жития преподобных Арсения Великаго, Сисоя Великаго, Иоанна Молчальника и других возвышеннейшей святости Отцов. Так поступали они не единственно по произволу, но по указанию необходимости, усмотренной ими, как в зеркале, в их внимательной жизни.
Некоторые иноки утверждают о себе, что они, находясь часто в обществе женщин, не чувствуют вреда. Этим инокам не должно верить: они или говорят неправду, скрывая свое душевное расстройство, или проводят жизнь самую невнимательную и нерадивую, и потому не видят своего устроения, или же диавол обкрадывает их, отнимая понимание и ощущение вреда, чтобы соделать их монашескую жизнь бесплодною и уготовать им верную погибель.
Превосходно рассуждал об этом преподобный Исидор Пелусиотский в письме к епископу Палладию: “Если худые сообщества развращают добрые нравы (1 Кор.15,33), по изречению Писания: то совершает это по преимуществу беседа с женщинами. Хотя бы предметом ее было и добро: но она достаточно сильна, чтоб растлить внутреннего человека скверными помыслами, и, в то время, как тело пребывает чистым, душа оскверняется. Бесед с женами сколько можно убегай, благий муж. Если по какой нужде придешь к женщинам: то имей глаза опущенными вниз, и тех, к которым пришел, поучай смотреть целомудренно. Сказав им немного слов, могущих утвердить и просветить души их, немедленно удаляйся, чтобы долгая беседа не смягчила и не расслабила твоей душевной крепости. Скажешь: хотя и часто я беседую с женщинами, однако из этого не последует для меня никакого вреда. Пусть будет и так! но я желаю, чтобы все были твердо уверены в том, что водами камни истончаются, и пробиваются каплями дождя, всегда падающими на них. Рассуди, что тверже камня? и что мягче воды, особенно же водяной капли? но всегдашним действием побеждается и естество. Если столько твердое естество преодолевается, страдает и умаляется от такой вещи, которая в сравнении с ним ничто: то как не быть побежденною и превращенною долгим обычаем воле человеческой, удобоколеблемой?”
Старец Серафим Саровский уподоблял благочестно живущего инока, хранящего целомудрие, невозженной восковой свече; частое же обращение этого инока посреди общества женщин – этой же невозженной свече, когда она будет поставлена между многими другими возженными свечами. Тогда невозженная свеча начинает таять от действия на нее теплоты, исходящей от стоящих вокруг нее возженных свеч. Сердце инока, говорил старец, непременно должно подвергнуться расслаблению, если инок позволит себе частое обращение с женским полом (наставление 9).
Соединение полов в существующем виде его естественно (падшему естеству). Девство превышеестественно. Следовательно желающий сохранить свое тело в девственности, должен непременно держать его вдали от того тела, соединение с которым требуется естеством. В тела мужчины и женщины вложена невидимая сила, влекущая тело к телу. Приближающийся к женщине непременно подвергается влиянию этой силы. Чем чаще сближение, тем учащеннее, а потому тем сильнее влияние. Чем сильнее влияние, тем слабее делается наше произволение, которым мы намереваемся победить, с Божией помощью, естество.
Образы женщин, их взоры, их голос, их нежность напечатлеваются очень сильно в душах наших по действию естества, особенно, когда естеству содействует сатана. В то время, когда мы обращаемся с женщинами и когда производятся впечатления, мы этого не чувствуем; но когда удалимся в уединение, тогда впечатления, усвоенные душою, восстают в ней с необыкновенною силою и производят, лютую блудную брань. Блаженный Иероним повествует о себе, что когда он жил в Риме, и часто бывал в обществе набожных дам и девиц столицы мира, тогда он не чувствовал ни малейшего любострастного движения ни в воображении, ни в теле. Но когда блаженный удалился в Вифлеемскую пустыню и предался строжайшим иноческим подвигам, тогда внезапно начали рисоваться в его воображении образы виденных им в Риме женщин, а в старческом теле, изнуренном жаждою, неядением, бдением, трудами, появились юношеские вожделения. Победа была очень затруднительна, потому что падшему естеству предстало в помощь, как это обыкновенно бывает, явное содействие диавола.
Совершившееся с блаженным Иеронимом, совершается со всеми иноками, переходящими от общественной жизни к жизни безмолвной (Epistola 22 ad Evstochium). Они на опыте познают важность впечатлений, о которых преданные рассеянности не имеют никакого понятия. Все впечатления, которым подверглась душа посреди человеческого общества, восстают, как мертвецы из гробов, в безмолвнике, и усиливаются совершать грех в помыслах и ощущениях, доколе милостью Божьею и Божьим определением не падут в пустыне все вооруженные мужи, вышедшие из Египта. Тогда новое Израильское поколение входит в землю обетованную. – С особенною удобностью подвергаются впечатлению чистые души, не познавшие греха на деле. Их можно уподобить лакированным дорогим столам, стоящим в гостиных у вельмож и богачей: и маленькая царапина на таком столе делается очень приметною, нарушает его достоинство. Напротив того, людей, не сохранивших себя, можно уподобить столам, стоящим на кухне, на которых ежедневно рубят овощи и другие съестные припасы: десять, сотня новых рубцов не имеют для этих столов, покрытых бесчисленными рубцами, никакого значения. Чистую душу диавол старается заразить плотскими впечатлениями. Этим-то и объясняется причина, по которой святые Отцы с таким усиленным тщанием убегали от женщин.
Преподобный Арсений Великий сказал много жестких слов знаменитой римлянке, приехавшей нарочно для него в пустынный Египетский скит из великолепного Рима, и внезапно представшей пред ним. Жесткие слова Арсений заключил жесткою, но святою откровенностью: “молю Бога, – сказал он римлянке, – чтобы Он изгладил воспоминание о тебе из сердца моего”. Этими словами преподобный выразил всю тягость и опасность борьбы с впечатлениями, борьбы, низводящей инока до врат адовых, борьбы изведанной Арсением, очевидно, на опыте. В том же смысле надо понимать и следующие слова преп. Макария Великаго: “Масло питает светильню зажженной лампады, и огонь любодеяния возбуждается обращением с женщиною. Лицо женщины – стрела лютая: наносит язву душе. Если хочешь быть чист, убегай, как яда, сообращения с женщиною, потому что в этом сообращении – сильное действие греха, подобное действию хищных зверей. Не так опасно приближение к огню, как приближение к молодой женщине. Избегай, доколе ты юн, буйного действия блудной страсти и сообращения с женщинами. Наполняющие чрево и вместе надеющиеся стяжать чистоту обманывают себя. Ужаснее потопление от воззрения на прекрасное лицо, нежели потопление от морской бури. Лицо женщины, если изобразиться в уме, то принудит презреть самое хранение ума. Вложенным в солому огнем производится пламень: так пребывающим воспоминанием о женщине воспламеняется страстное вожделение” (отрывок из послания к монахам. Библиотека Галланда, т.7, стр.242). Этого не мог бы сказать Великий Макарий, если бы не вытерпел лютой борьбы с впечатлениями, принятыми неожиданно, в совершенном неведении. Весьма точно и верно сказал святитель Тихон Воронежский в наставлениях своих монашествующим: “Берегись, возлюбленный, женшины, дабы не сгореть. Ева всегда имеет свой нрав: всегда прельщает” (7 наставление монашеское, том 1).
Старец спросил ученика: отчего святые Отцы воспрещают монахам в особенности юным, краткое знакомство с женщинами? Ученик отвечал: чтобы монах, познакомясь кратко с женщиною, не впал с нею в блуд. Старец: так! падение в блуд есть конец, венчающий, воспрещенное монаху Святым Духом, краткое знакомство с женщиною, Но это знакомство, не всегда оканчиваясь телесным падением, всегда сопряжено с расстройством и бесплодием душевным. Женщина руководится чувствами падшего естества, а не благоразумием и духовным разумом, ей вполне чуждым. У ней разум – служебное орудие чувств. Увлекшись чувствами, она весьма скоро заражается пристрастием не только к иноку юному и зрелых лет, но и к старцу, – делает его своим идолом, а впоследствии сама по большей части делается его идолом. Женщина видит совершенство в своем идоле, старается его уверить в том, и всегда успевает. Когда инок заразится, вследствие пагубных и непрестанных внушений и похвал, самомнением и гордынею: тогда отступает от него благодать Божия; он омрачается умом и сердцем, делается способным в слепоте своей, к самому безрассудному поведению и к бесстрашному нарушению всех заповедей Божиих. Когда Далида усыпила в своих объятиях израильского судью, сильного Сампсона: тогда лишила его условий, при которых соприсутствовала и содействовала ему Божественная благодать, предала Сампсона на поругание и казнь иноплеменникам (Суд.16, 4-21).
Замечено, что женщина, познакомившись кратко с монахом, живущим в благоустроенном монастыре или пользующимся наставлениями духовного старца, первым долгом считает извлечь любимца из такого монастыря и отвлечь от старца, несмотря на очевидную пользу монастырской строгости и наставлений старца для инока. Она желает исключительно обладать предметом своей страсти. В безумии своем она считает себя способною и достаточною заменить старца, которого, наоборот, она признает и провозглашает самым недостаточным и неспособным. Она не щадит никаких средств к достижению своих целей, – ни средств, доставляемых миром, ни средств, доставляемых сатаною. Пристрастие свое, а часто и порочную страсть она называет живою верою, чистейшею любовью, чувством матери к сыну, сестры к брату, дочери к отцу, словом, всеми святыми наименованиями, усиливаясь посредством их сохранить в неприкосновенности приобретенное достояние – несчастную душу вверившегося ей инока. В женщине преобладает кровь; в ней с особенною силою и утонченностью действуют все душевные страсти, преимущественно же тщеславие, сладострастие и лукавство. Последнею прикрываются две первые. Здесь отнюдь не порицается и не уничижается женский пол! он почтен Богом честью человечества и образа Божия, как и мужеский; он искуплен бесценною кровью Спасителя; искупленный и обновленный, составляет вместе с мужским полом одну новую тварь о Христе (Гал.3,28). Здесь представлены женщины такими, какими они бывают тогда, когда действуют по беззаконным законам падшего естества, под водительством своей необузданной крови. Оказавшись способными вывести Адама из рая, при посредстве лести и обольщения, что Адам засвидетельствовал пред Богом о жене своей (Быт.3,12), они и ныне продолжают обнаруживать и доказывать эту способность, выводя покоряющихся им иноков из благочестивой жизни, как из рая. Инок, обязанный любить всех ближних, а в их числе и женщин, любовью правильною, Евангельскою, несомненно явит им эту любовь, когда, познав свою и их немощь, сохранит себя и их от вреда душепагубного, ведя себя с ними крайне осторожно, не вдаваясь в краткое знакомство, воздерживаясь от свободного обращения, и храня чувства, в особенности зрение и осязание» (свт.Игнатий Брянчанинов, «Приношение современному монашеству», т.5, гл.42 «О хранении от знакомства с женским полом»).

«Основывая жительство на евангельских заповедях, вместе с тем должно избрать в местопребывание себе монастырь, наиболее удаленный от соблазнов. Мы немощны и повреждены грехом. Соблазн, находясь перед нами или вблизи нас, по необходимости найдет сочувствие себе в нашем греховном повреждении, и произведет на нас впечатление. Впечатление это сначала может быть и непримеченным; но когда оно разовьется и усилится в человеке, тогда возобладает им, и может поставить на край погибели. Иногда впечатление соблазна действует и весьма быстро, не дав, так сказать, опомниться или одуматься искушаемому: мгновенно омрачает ум, изменяет расположение сердца, ввергает инока в падение и падения.
Преподобный Пимен Великий говорил: «Хорошо убегать причин греха. Человек, находящийся близ повода к греху, подобен стоящему на краю глубокой пропасти, и враг всегда, когда бы ни захотел, удобно ввергает его в пропасть. Но если мы по телу удалены от поводов ко греху, то бываем подобны далеко отстоящему от пропасти; враг, хотя бы и повлек нас в пропасть, но в то время, когда подвергнемся влечению, можем оказать сопротивление, Бог поможет нам».
Причины (вины) греха, поводы к нему, соблазны, суть нижеследующие: вино, женщины, богатство, здравие (излишнее) тела, власть и почести. «Это, говорит святый Исаак Сирский, не суть собственно грехи; но наше естество по причине их удобно преклоняется ко греху: почему человек должен тщательно охраняться от них». Отцы воспрещают избирать в место жительства славный монастырь во мнении мирских людей: тщеславие, общее всему монастырю, необходимо должно заразить и каждого члена. Опыт показывает, что все братство может заразиться духом тщеславия не только по причине вещественных преимуществ своего монастыря, но и по причине высокого мнения мирян об особенном благочестии его устава. Рождающееся отсюда презорство к братиям других обителей, в чем именно и заключается гордость, отнимает возможность иноческого преуспеяния, основанного на любви к ближним и на смирении пред ними. –
В пример того, каким образом соблазн, действуя мало-помалу на инока, как бы неприметно и нечувствительно, может наконец возобладать им и ввергнуть его в страшное падение, приводим следующую повесть: «В египетском скиту был некоторый старец, впадший в тяжкую болезнь и принимавший услужение от братии. Видя, что братия трудятся ради него, он задумал переместиться ближе к селениям, чтобы не утруждать братию. Авва Моисей (вероятно тот, которого преподобный Кассиан называет рассудительнейшим между отцами скита, вообще отличавшимися обилием духовных дарований) сказал ему: «не перемещайся в соседство селений, чтобы не впасть в блуд». Старца удивили и огорчили эти слова; он отвечал: «у меня умерло тело, и об этом-ли ты говоришь?» Он не послушал аввы Моисея, и поместился в соседстве мирского селения. Жители, узнав о нем, начали приходить к нему во множестве. Пришла послужить ему ради Бога и некоторая девица. Он исцелил ее – видится: девица имела какой-нибудь недуг, а старец имел дар чудотворения – потом, по прошествии некоторого времен, пал с нею, и она сделалась беременною. Поселяне спрашивали ее: «от кого она беременна?» Она отвечала: «от старца». Ей не верили. Старец говорил: «я сделал это; но сохраните дитя, которое должно родиться». Дитя родилось, и было вскормлено грудью. Тогда, в один из праздников скита, пришел туда старец с дитятею за плечами, и вошел в церковь при собрании всего братства. Братство, увидев его, восплакалось. Он сказал братии: «видите дитя: это – сын преслушания». После этого старец пошел в прежнюю келлию свою, и начал приносить покаяние Богу».
Такова сила соблазна, когда пред ним встанет инок лицом к лицу. Дар исцелений не остановил от впадения в блуд; тело, умерщвленное для греха старостью, недугом и продолжительным иноческим подвигом, снова ожило, будучи подвергнуто непрестанному или частому действию соблазна.
В пример того, как вина греха может мгновенно подействовать на инока, омрачить его ум, превратить сердечное расположение и ввергнуть в грех, приведем опять церковную повесть: «Епископ некоторого города впал в болезнь, по причине которой все отчаялись в его жизни. Там был женский монастырь. Игуменья, узнав, что епископ отчаянно болен, посетила его, взяв с собою двух сестер. В то время, как она беседовала с епископом, одна из учениц ее, стоявшая у ног епископа, прикоснулась рукою к ноге его. От этого прикосновения возгорелась в болящем лютая брань блудная. Страсти лукавы. Он начал просить игуменью, чтоб она оставила сестру при нем для услужения ему, приводя в причину такой просьбы недостаток в собственной прислуге. Игуменья, ничего не подозревая, оставила сестру. По действу дьявола епископ ощутил восстановление сил, и впал в грех с инокинею, которая сделалась беременною. Епископ оставил кафедру и удалился в монастырь, где окончил жизнь в покаянии, принятие которого Бог засвидетельствовал дарованием покаявшемуся силы чудотворений». – Такова наша немощь! таково влияние на нас соблазнов!
Они низвергли в пропасть падения и святых пророков, и святых епископов, и святых мучеников, и святых пустынножителей. Тем более мы, страстные и немощные, должны принимать все меры предосторожности; и охранять себя от влияния на нас соблазнов.
Страсти в иноках голодны: они, если будут оставлены без хранения, то кидаются с неистовством на предметы похотения, подобно хищным зверям, спущенным с цепей» (свт.Игнатий Брянчанинов, «Приношение современному монашеству», т.5, гл.5 «О хранении себя от соблазнов»).

Это написано свт.Игнатием Брянчаниновым в первой половине 19-го столетия, когда была еще Российская империя, православная государственность, а самое главное: внешне благочестивое христианское общество; а также, некоторые единичные удаленные от мира монастыри. А в общем, по причине проникновения соблазнов, того периода времени, началась деградация монашества.

А что же мы видим теперь? – Православной государственности – нет. Нет и самого главного: внешне благочестивого общества; а также монастырей отгороженных от современного развращенного мира, куда бы не впускали его.

А что есть вместо этого? – Кругом висящие рекламы порнографии и разврата; постоянная пропаганда блуда и извращенчества через средства массовой информации. Люди, которые одеваются по современной моде, т.е. толпа народа на улице в полуголом или почти что в голом состоянии. Проще говоря – Содом и Гоморра.

И когда получается вот такой постоянный соблазн, то о каком, в общем, монашестве тогда можно говорить, посреди Содома и Гоморры. Ибо основываясь на мнении всех Св.Отцов, свт.Игнатий приводит преп.Исидора Пелусиота, который говорит: «Рассуди, что тверже камня? и что мягче воды, особенно же водяной капли? но всегдашним действием побеждается и естество. Если столько твердое естество преодолевается, страдает и умаляется от такой вещи, которая в сравнении с ним ничто: то как не быть побежденною и превращенною долгим обычаем воле человеческой, удобоколеблемой?». То ведь современные монахи, священномонахи и епископы постоянно находятся пред лицом ужаснейших соблазнов, каких не было никогда, и тогда по слову преп.Исидора «как не быть побежденною и превращенною долгим обычаем воле человеческой, удобоколеблемой?», а также и преп.Серафим Саровский говорит тоже самое о нахождении монашествующих посреди соблазнов и что в итоге с этим бывает «Сердце инока, – говорил старец, – непременно должно подвергнуться расслаблению, если инок позволит себе частое обращение с женским полом», а также «Образы женщин, их взоры, их голос, их нежность напечатлеваются очень сильно в душах наших по действию естества, особенно, когда естеству содействует сатана» и «Лицо женщины – стрела лютая: наносит язву душе. Если хочешь быть чист, убегай, как яда, сообращения с женщиною, потому что в этом сообращении – сильное действие греха, подобное действию хищных зверей. Не так опасно приближение к огню, как приближение к молодой женщине», а какие сейчас образы вокруг – на рекламах, в средствах массовой информации и просто посреди народа на улице. И посреди всего этого монахи, священномонахи и епископы. И что в итоге, от всего этого со всеми ими будет, по свидетельству Св.Отцов, получаться: «Такова сила соблазна, когда пред ним встанет инок лицом к лицу. Дар исцелений не остановил от впадения в блуд; тело, умерщвленное для греха старостью, недугом и продолжительным иноческим подвигом, снова ожило, будучи подвергнуто непрестанному или частому действию соблазна».

Свт.Игнатий Брянчанинов об исчезновении монашества по причине соблазнов

Свт.Игнатий в первой половине 19-го столетия, когда было еще внешне благочестивое христианское общество, здесь и здесь говорит о том, что:
«Многие монастыри из пристанищ для нравственности и благочестия обратились в пропасти безнравственности и нечестия: самому твердому характеру не устоять».
«О монашестве я писал Вам, что оно доживает в России, да и повсюду, данный ему срок… Восстановления не ожидаю».
«Сколько могу понять: не предвижу по духу времени и вообще по нравственности всего народа, чтобы могло быть восстановление Церкви в древней красоте ее, так же, как и монашества».
«Оскудело монашество, и еще более должно оскудеть».
«Подвигов нет, истинного монашества – нет, руководителей – нет: одни скорби заменяют собою все».

«Лучше выйти из монастыря и проводить в мире жизнь, соответствующую своему расположению, нежели, живя в монастыре с враждебным к нему чувством, проводить жизнь, нисколько не сообразную с монашескими правилами, чего неминуемым последствием обыкновенно бывает самый ужасный разврат». – Здесь свт.Игнатий говорит о том, что лучше оставить монашество, нежели его так проводить, и жить жизнью мирянина, ибо «неминуемым» следствием такого монашества «бывает самый ужасный разврат». Не этот ли – «самый ужасный разврат» мы сейчас и наблюдаем, сплошь и рядом в среде монашествующих.

«Нет условий в самом народе для того, чтобы существование монашества продлилось; так в высохшем дереве нет условий, чтобы оно давало лист и плод! сверх того бури извне усиливаются сорвать его с лица земли». – Если тогда в самом народе не было условий, как говорит свт.Игнатий, по причине расстроенной нравственности, для того, чтобы существование монашества продлилось, то о какой нравственности говорить сейчас, когда кругом Содом и Гомора. И тогда какое продление монашества может быть сейчас?

«Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которых в настоящее время осуществить невозможно. Важность – в христианстве, а не в монашестве». – Свт.Игнатий дает нам ясное руководство, что необходимо «понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями» от чтения Святоотеческих книг, ибо этого, как он говорит «в настоящее время осуществить невозможно». То о чем говорить сейчас, если мы с вами живем посреди Содома и Гоморы. – Не слушаем свт.Игнатия, и по этой причине – образовалось новое содомо-гоморское монашество.

А потому, как говорит свт.Игнатий, – цель есть не монашество, а само христианство. – То есть, монашество есть только лишь средство и другой род жительства. Для которого необходимы определенные условия. Вы почитайте Древние Патерики и высказывания Св.Отцов о монашестве. Первое условие для монаха – это удаление от соблазнов. Сколько в творениях Св.Отцов приводится случаев падений по причине соблазнов, и это все в истинной Церкви. Тот же преп.Серафим Саровский говорит монахам, что бегай намазанных галок, т.е. женщин. Так это сказано о женщинах тех времен, когда еще кругом было внешнее благочестие, то что сказать о современных женщинах и, сплошь и рядом, порно и эротических рекламах, полуголом обществе. И посреди всего этого гуляют современные монахи, иеромонахи и епископы. Что с ними будет? А то, что и говорит свт.Игнатий Брянчанинов: «Живущему посреди соблазнов невозможно не подвергнуться влиянию соблазнов. Как лед при действии на него тепла теряет свою твердость, и превращается в мягчайшую воду: так сердце, преисполненное благого произволения, будучи подвергнуто влиянию соблазнов, особенно постоянному, расслабляется и изменяется» (т.5, гл.30).

И следствием всего этого будет, в лучшем случае (в смысле степени греха), – блуд, а в худшем – всякого рода извращенчество или, как говорит свт.Игнатий «самый ужасный разврат». Что сейчас мы и наблюдаем, с кем-то раньше, а с кем-то чуть позже. И это все – погибель для души. И как не закрывайте глаза на эту проблему и не оправдывайте все это, но оно постоянно будет вылазить и заявлять о себе, через всякого рода скандалы, разборки и суды. Или облили ушатом грязи виновных и дальше, выбираем следующих, но потом и этих постигнет та же самая участь. Мне просто и вас и всех этих несчастных погибающих в своих страстях – жаль и хотелось бы всем помочь. Ведь те, монашествующие, иеромонахи, епископы, которые погрязли в этих страстях, если они так и останутся, они же все равно пойдут в ад, и никакое монашество их не спасет, а послужит еще во осуждение и на погибель. А так же, за собою они поведут всех им последующих, мирян и монахов, огромные церковные организации.
А законники – требуя от них не нарушать правила и каноны, таким образом, закрывают им путь в Царство Небесное.

И если монахи, священномонахи и епископы будут ходить посреди всей этой эротики и порнографии, которые сейчас мы наблюдаем вокруг, повсюду и везде, то, как им устоять, если, как говорит свт.Игнатий, «Страсти в иноках голодны: они, если будут оставлены без хранения, то кидаются с неистовством на предметы похотения, подобно хищным зверям, спущенным с цепей».

В древних житиях можно очень часто встретить, что, увидевши монаха в городе, люди ему говорили, что ты тут делаешь, беги скорей отсюда обратно в пустыню или свою обитель. Так в тех городах и селениях было внешне благочестивое общество! И женщины ходили в длинных и широких одеждах, и все общество одевалось прилично, благочестиво, и повсюду не было никаких картин-реклам растлевающих через зрение! А сейчас что!? Кругом, куда глазом не глянь, повсюду соблазны – порнография, эротика, везде на улицах, на рекламах и посреди народа! И средства массовой информации вовсю стараются, чтобы всячески, всех развратить!

И потому если действия соблазнов «низвергли в пропасть падения и святых пророков, и святых епископов, и святых мучеников, и святых пустынножителей. Тем более мы, страстные и немощные, должны принимать все меры предосторожности; и охранять себя от влияния на нас соблазнов».

Но что сказать о тех, которые всему этому находят оправдание и оправдывая себя остаются в прежнем положении. То, что и сказал свт.Игнатий о таковых: «Некоторые иноки утверждают о себе, что они, находясь часто в обществе женщин, не чувствуют вреда. Этим инокам не должно верить: они или говорят неправду, скрывая свое душевное расстройство, или проводят жизнь самую невнимательную и нерадивую, и потому не видят своего устроения, или же диавол обкрадывает их, отнимая понимание и ощущение вреда, чтобы соделать их монашескую жизнь бесплодною и уготовать им верную погибель».

Встает вопрос, что исполнимо ли это в наше время посреди такого мира? Если исходить из того, что выше мы выяснили, то это неисполнимо. А дальше, по пророчествам Св.Отцов, соблазны еще более будут усиливаться.

О состоянии монашества, в наше время, и что необходимо сделать

Поэтому, в наши времена повального соблазна, когда кругом Содом и Гомора, лучше поступят те монашествующие, священники-монахи и епископы, которые честно и открыто поженятся. – Это будет по совести и не есть нарушение заповеди Божией. Нежели становиться, по причине соблазнов, педерастом, онанистом, извращенцем или блудником, и точно также продолжать службу, попирая и топча свою совесть и являясь перед людьми лицемерами. – Это уже нарушение заповеди Божией и погибель.

Монашество в наше время можно разделить на четыре вида:
1). Это те, которых бесы не трогают поначалу, но потом они все равно падут, но восстать посреди соблазнов невозможно. Мы только что выше это рассмотрели.

2). Это единицы из тех, которые стали уже дряхлыми стариками. Остальные из них относятся к пункту под №3.

3). Это те, и таких основная масса, которые сохраняют монашество, чины и звания, но при этом являются педерастами, онанистами, извращенцами и блудниками. Об извращенцах: «Часто диавол все усилие, старание, ухищрение, коварство и все свои козни устремляет к тому, чтобы проходящие монашеское житие и подвизающиеся на сем поприще, исполненном искушений, были боримы противоестественными страстями. Поэтому часто находясь в одном месте с женским полом, и не будучи боримы плотскою похотью, или помыслами, некоторые ублажают себя; а того не разумеют несчастные, что где большая пагуба, там в меньшей нет нужды» (Лествица сл.15, п.29).

4). Это всего может быть несколько человек, которые претерпели жесточайшую брань в борьбе с похотью и достигли духовного совершенства. И так как свобода от похоти есть дар Благодати, то получить такую свободу невозможно без познания своей немощи в борьбе с этой похотью. А тем более посреди таких соблазнов нашего времени. Это получается огонь, который внутри человека и снаружи, а он посреди этого огня пытается не сгореть. – Это очень и очень крайнее исключение в наше время, вдали от соблазнов, которое не должно быть всеобщим правилом. А потому, это будет втайне от всех и никому неизвестно.

5). Это те, которые считаются, посреди верующих в наше время, настоящими монахами, но они сидят на гордости и потому их бесы не трогают, и они наружу благочестивые. Это, по духу, те же самые индусские йоги или буддийские монахи, но только прикрытые снаружи православными одеждами, обрядами и терминологией Св.Писания, Св.Отцов, канонов и правил. То есть, находятся в состоянии духовной прелести. О таких преп.Иоанн Лествичник говорит: «положим, что есть двенадцать бесчестных страстей; если произвольно возлюбишь одну из них, то есть гордость, то и одна эта наполнит место прочих одиннадцати» (Лествица сл.23, п.5); «От некоторых, не только верных, но и неверных, отошли все страсти, кроме одной. Сию одну они оставляют, как зло первенствующее, которое наполняет место всех прочих страстей; ибо она столь вредоносна, что может свергнуть с самого неба» (Лествица сл.26, п.62); «Гордый монах не имеет нужды в бесе; он сам сделался для себя бесом и супостатом» (Лествица сл.23, п.32). Многих из таковых, по причине всеобщей духовной слепоты, выбирают в священство или во епископы. А потом начинаются проблемы и расколы, потому что дух-то у них такой же, как у индусского йога или буддийского монаха. – Это бесовское монашество.

Исходя из всего вышесказанного, по причине всеобщности ужаснейших соблазнов, которые в дальнейшем будут усиливаться еще более, необходимы крайние меры для спасения душ человеческих и сохранения Церкви. То есть,
1). Необходимо ввести женатый епископат, как это было в древней церкви. Чтобы посреди современного содомо-гоморского мира был только женатый епископат.

2). Разрешить жениться неженатым дьяконам и священникам после хиротонии, как пример, правила 10-е Анкирского и 4-е Гангрского соборов, – практика того времени, которая была во многих поместных церквях.

3). Тем монахам, священникам-монахам и епископам, которые оказались таковыми, на данный момент времени, желающим, вступить в законный брак с единоверными и благочестивыми женщинами.

4). Те, кто захотят остаться в монашеском звании, монахи, священномонахи и епископы, должны удаляться от соблазнов, – уйти совершенно из мира. На приходах не служить и исповеди от женщин не принимать, посреди мира не жить. «Человек, находящийся близ повода к греху, подобен стоящему на краю глубокой пропасти, и враг всегда, когда бы ни захотел, удобно ввергает его в пропасть»(преп.Пимен Великий). Если же не хотят уходить из мира и жениться, то должны быть лишены монашеского чина и священного сана.

5). Второбрачие духовенства (как это было раньше в древней церкви) и троебрачие, по причине современных содомо-гоморских соблазнов (которых не было в древней церкви). Все это допустимо только при уважительных обстоятельствах: смерть жены или ее уход, окончательный и безвозвратный, без уважительных причин, с христианской точки зрения. Ибо однозначно нельзя оставлять священника или епископа, посреди современного содомо-гоморского мира, неженатым, т.к. он, перед лицом соблазнов, все равно развратится.

6). Монашествующие должны удаляться от мира в леса, тайгу, пустыню, в совершенно удаленные от жизни места, скитский образ жизни, как оно и было при самом зарождении монашества. Пострижения совершать только в таких скитах, крайне редко, только после десятилетнего испытания (практика древних монастырей); и вполне возможно, что только после 60-ти лет, и только над теми, которые никуда не должны уходить. И постриги сделать временными, так что любой, при желании, мог бы спокойно оставить монашество и жениться, без всяких проблем. Монахи, можно сказать, вообще не должны появляться посреди такого мира (читай на эту тему Древние патерики и Уставы монашеские), а особенно посреди современного общества, с его содомо-гоморскими соблазнами. Или вообще жить без всяких постригов, как это было вначале у древних подвижников.

Можно сказать о том, что на современном этапе времени монашества вообще нет (смотри об этом, изречения свт.Игнатия Брянчанинова). И вполне возможно, что, по причине всеобщей деградации общества, его уже не будет вообще.

7). Всякий блуд, педерастию и изращенчество наказывать лишением санов. И все это изгонять из иерархии и священства. А педерастов и извращенцев заставлять вступать в брак и пусть учаться жить с женою-женщиною, а если этого не хотят, тогда отлучать от Церкви.

Такие меры необходимы по причине того, что важнейшее в законе – это спасение души человека. Чтобы, таким образом, содействовать спасению всех, кто его пожелает, применяясь к современным условиям жизни, данной эпохи и времен. А блуд и извращенчество – это вечная погибель. Брак же – данное и благословленное Богом средство против этих грехов. В особенности, посреди содомо-гоморского общества. Если этого не делать, то никакой церковной жизни, чисто внешне, не будет. А во главе Церкви будут блудники и педерасты или гордые фарисеи, законники. Одним словом, – лицемеры.
И тогда, – спасайся, кто как может.

«Заразная смертоносная болезнь, когда ее не лечат правильно, а только прикрывают, – усиливается и усиливается. Должна ж она и разразиться. Не желают слушать. Возгласят события» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.7, “Письма к разным лицам”, п.192).

Выше приводимые святоотеческие изречения были сказаны по отношению к прошедшим векам. А что говорить сейчас! Если честно говоря, то просто мрак.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *