Подмены и обольщения

Оглавление:
  О подменах духа Христова духом антихристовым. О бесовских обольщениях.
  О видео, некоторых побывавших на том свете.


О подменах духа Христова духом антихристовым. О бесовских обольщениях.

Аноним:  О.Серафим, расскажите о современных подменах духа, как могут они совершаться?


О.Серафим: Сейчас среди верующих мирян, монахов и духовенства такая тенденция: начитавшись житий святых или их творений стараются им подражать, не беря во внимание и не учитывая времена, эпоху и жизненные обстоятельства. То есть, стараются соблюдать посты, молиться Иисусовой молитвой, отсекать свою волю, смиряться, нести послушание, полагая, что это само по себе очистит их от страстей и соединит с Богом.
Но не помышляют такие люди о том, что основание молитвы и смирение возможны только на чистой совести, в соединении с любовью к правде Божией; а если не так, то это – самообольщение, и неизбежно приведет к духовной прелести.
И отсекать свою волю и смиряться можно, как перед Богом, так и перед дьяволом. И те жизненные обстоятельства, в которых были написаны творения Святых Отцов, совсем другие, нежели те, в которых оказываются современные люди. Так очень многие изречения Св.Писания и Св.Отцов применяются людьми совершенно не к месту, не к времени. И в итоге, люди не спасаются, а погибают, прикрываясь этими изречениями, как благовидными предлогами для самооправдания. Но не видят того, что у них другие жизненные обстоятельства, и воля Божия, в них, совсем иная.
К примеру, есть разница между послушанием духовному наставнику, который имеет духовный разум и рассуждение, и бандиту, который выдает себя за духовного наставника, прикрываясь духовными названиями и одеждами. Поэтому, в книгах Св.Отцов написано о подвигах послушания только таких, когда у послушников были духовные наставники, имеющие духовный разум и рассуждение. Или сами послушники, имея опыт духовной жизни, имели духовный разум и рассуждение. Современные же люди, не имея ничего этого, применяют изречения Св.Отцов совершенно к иным жизненным обстоятельствам. И таким образом, через посредство лже-старчества и лже-послушничества заходят в состояние самообольщения, духовной прелести и погибели.

Язычник, когда молится, то проявляет по отношению к своему божеству чувства: благоговейного страха, чувство сокрушения, покаяния в содеянных грехах, а также и чувство решимости – более не грешить. Да по другому и не может быть! потому что все люди созданы Богом, Который вложил в нашу природу все эти чувства. Но вся беда в том, что все эти естественные чувства, осквернены первородным грехом, духом самости и гордыни. И получается, что состояние духа язычника, буддийского монаха и современного, так называемого, «православного» монаха, незаконно подвизающегося, – одинаково, прелестное. Отличие, лишь только внешнее, – обрядовое. Это можно образно сравнить с конфетой, которую можно завернуть в разные фантики, но внутри она остается, той же самой на вкус.

Но истинная Церковь тем и отличается, что она должна учить законной борьбе со страстями, правильно-проходимой внутренней духовной жизни, направленной на исполнение заповедей Божиих. И только через законную борьбу со страстями, приводящую к исполнению заповедей Божиих в чувствах и ощущениях, можно обрести основание молитвы – чистоту совести. Чистая совесть, по словам Св. Отцов, это как зеркало, в котором отражается Благодать. Да она и сама – как некий отблеск Божества. Только через чистоту совести, человек сближается с Богом: Благодать приходит и освящает его ум, чувства, дух.

Человек, одержимый грехом ума, самомнением и высокоумием, и не находящийся в состоянии борьбы с этими страстями, не может заниматься умной молитвой, законно проходить борьбу с другими страстями, так как не чиста его совесть. Такое делание приведет только лишь к духовной прелести.

В Синоде митр. Лавра (РПЦЗ), есть некий инок Всеволод, перешедший из МП. Он много написал о старцах валаамских, о старце Антонии Крючковском. Пишет задушевно, – о детской их простоте, незлобии, давая понять и призывая к тому, что не надо, мол, осуждать патриарха Алексия II, не надо разбираться в оступничестве МП, а надо жить просто – по-русски. По его понятиям, у нас должна быть широкая русская душа, и зачем эти неприятные разбираловки, нужно просто – всем всё простить. На самом же деле, он понимает старцев совсем не так, как надо их понимать, – не по-духовному, а по-душевному. Вот эту-то душевность и задушевность, он называет – православием. Думает, что проповедует любовь, а на деле – душевное сладострастие; проповедует как бы незлобие, а на деле – пагубное всепрощение, равнодушие к Истине, т.е. дух совсем не православный. Ради этой «любви» и всепрощения, ради приятных из-за этого душевных ощущений, открывается дорога на объединение с врагами Христовыми… Ведь Христос призывал к любви! Но это не та любовь, это – душевно-телесное сладострастие, к которому прилепляют вывеску любви; это – дух антихриста. Не видят человеки, не отличают тьму от света, потому что эта тьма – сладкая, приятная и трудно от нее отказаться. Объединение с врагами Истины и шествие с ними за руки, под предлогом любви, объединяясь во лжи, нечестии, в отступничестве – это разве любовь? Это не любовь, а путь к антихристу.

Вот так, под благовидным предлогом прощения, людей вводят в послушание отступникам и нечестивцам, нивелируют грань между добром и злом, смешивая тьму и свет, истину и ложь.

Но душевное прощение злодея не означает того, что человек теперь должен быть заодно с этим злодеем, начинать соучаствовать во зле. Мы же не можем, например, жить в мире и согласии с бандой разбойников? Чтобы с ними жить в любви, нужно начать делать то же самое, что и они.
А МП, и им подобные, – убивают души человеческие духовно; значит, чтобы у нас с ними были мир да любовь, нужно так же вести души на погибель, при этом, думая и внушая всем, что идем ко спасению. Воистину, сбываются слова преп. Антония Великого о последних временах, что погибающие будут думать, что они спасаются.

Вот так, под благовидным предлогом прощения, применяемым не к месту, не к времени, можно втянуть человека в нечестие, внушая ему, в этот конкретный момент времени, что главное прощение и любовь. Но человек, будучи зациклен на этом благовидном предлоге, не видит того, что он стал соучастником нечестия. Он не видит того, что это бесовское лукавство, которое зло прикрывает одеждами правды и Истины, для удобнейшего обмана и обольщения.

Тот, кто проповедует такую любовь и мир, тот проповедует не дух Христов, а дух антихристов, потому что он – сладострастный, на основании духа самости и гордыни. Ибо, как говорит Св.Писание: “Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным?” (2Кор.6:14,15).

Так же и секта Муна, и буддийские монахи, да, в общем-то, почти все, – проповедуют любовь. Доброжелательство, любовь – это естественные чувства человеческие, которые для нас должны являться только средством, для приближения к Богу. Но они не должны, – при неправильном их применении, не по воле Божией, – приближать нас к духу антихриста.

Если ставится естественное человеческое чувство любви за самоцель, для получения душевно-телесного сладострастия, удовлетворения своему духу самости, то это совсем не Христова, не Евангельская любовь. – Это дух антихриста, дух самости, прикрытый душевно-телесным сладострастием; в итоге, – самообольщение, духовная прелесть. В современном мире, всё больше и больше, подвижники попадаются в такое самообольщение и прелесть и увлекают за собою в погибель массы людей. Происходит это по той причине, что у них закрыты духовные очи, потому что возлюбили более услаждение душевно-телесным сладострастием, нежели чистоту совести, Истину. Инок Всеволод, и подобные ему, сеет семена на готовую землю, проповедуя вот такое сладострастие, принимаемое за любовь Христову. Этим, всё более и более, культивируя в людях дух самости, прикрытый душевным сладострастием, – дух антихристов. Потом не представится трудным объединить всех в одну религию – религию антихриста. Так эти люди, находясь в бесовском самообольщении и духовной прелести, помогают дьволу заводить всех в такие же состояния.

Но это всё называют – Христовой любовью. За добро Евангельское принимают естественные чувства любви, доброжелательства, приятных отношений. Но не учитывают того, что все эти естественные чувства оскверненны примесью первородного греха, духом самости и гордыни. А истинным добром, евангельским, считается то, когда эти чувства очищаются и приобретают чистоту от этой примеси первородного греха. А если эти чувства не очищать от этой примеси первородного греха, не бороться за их чистоту, то тогда через посредство этих чувств ищется удовлетворение духу самости и гордыни, воспитывается душевно-телесное сладострастие, и человек подпадает под власть падших духов, ибо и они такого же духа. Вот так, под те же самые евангельские слова, подводятся другой дух и другие понятия. Так образуется евангелие антихристово.

Люди не могут понять, что им не то подсовывается, не могут различить действия духов обольстителей, и пытаются возгревать в себе чувства любви и т. п, не стремясь к очищению их от духа самости и гордыни, от примеси первородного греха. Они не пытаются искать Истину и удовлетворения совести, а ищут удовлетворения своего сластолюбия, духа самости, всё далее и далее увлекаясь по пути самообмана, духовной прелести. Но виноваты в этом, не сами по себе естественные чувства, любви и прочие симпатические чувства. Все эти чувства нам присущи, – заложены Творцом, при сотворении человека, и ни одно из них, само по себе, не греховно, ибо Господь грех не сотворил. А виноват сам человек; так как он по своему свободному произволению, выбирает душевно-телесное сладострастие, удовлетворение духа самости и гордыни. Этот дух он и разжигает в себе, через посредство этих естественных чувств, проявляя их не к месту, не к времени, или без меры.
И этими же самыми чувствами мы служим Богу, когда проявляем и задействуем их в согласии с волей Божией, то есть, к месту, к времени и в меру, когда соединяем их со смиренным и сокрушенным духом, противоположным духу самости и гордыни.

Даже те чувства, которые любой человек считает отрицательными, как например, гнев, ненависть, сами по себе не являются греховными. Греховными, погибельными или спасительными, они становятся для нас в зависимости от их применения и направления. Ведь грех появился не оттого, что появились чувства, а оттого, что человек стал их проявлять и направлять не в согласии с волей Божией, в противность Ей.
А как же проявлять и направлять чувства не в противность воле Божией? Этому надо учиться, через посредство правильно-проходимой внутренней жизни. – Когда мы свои естественные чувства применяем к месту, ко времени и в меру, то тогда они и спасительны. А если наоборот, то тогда погибельны.
– Если я поимел чувство ненависти ко греху и нечестию, – тогда это спасительно. А если я поимел чувство ненависти к какому-либо человеку, по той причине, что он неудовлетворил мой дух самости, какие-то мои страсти, то это уже погибельно.

Человеки же, применяя естественное чувство любви, часто не к месту и не имея в нем меры, ощущая, при этом, естественную приятность от чувства, начинают соуслаждаться им, увлекаются этим услаждением, отдаются ему. Так получается душевно-телесное сладострастие, грех. Это услаждение омрачает душевные очи человека, и он начинает гоняться за этим сладострастным ощущением, проявляя это чувство и увлекаясь им где надо и не надо, т.е. не к месту, не к времени или без меры. В итоге, он не замечает того, как он начинает творить грех, т.к. увлечен приятным ощущением, которое и омрачает его душевные очи.
Демоны же, видя, что человек увлекается, добавляют и свое действие, через которое душа еще более входит в сладострастные состояния, и не хочет от них оторваться; и так постепенно, всё более и более возжигается геенский огонь в душе и теле, и человек подпадает под власть демонов. Так душа заражается духом страстей и похотей, так омрачаются ее духовные очи, ум и сердце; и она входит в состояние самообольщения, духовной прелести, в состояние погибели.

Если иметь правильные понятия, приобретенные через посредство правильно-проходимой внутренней жизни, то тогда можно писать о старцах валаамских или оптинских, о духовной жизни. Но если человек имеет не духовные понятия, а душевные, то и старцев он воспринимает и преподносит по-своему, искаженно, – по состоянию неправильному, основанному на естественных чувствах, оскверненных душевным сладострастием. Говорит о любви старца, но вкладывает в это слово – свои понятия. На самом деле читает в книге не о старцах, а читает свои страсти. Так происходит подмена.

Как говорит свт. Филарет (Дроздов), митр. Московский: «Путем подмены понятий Истина до крайности омрачается, особенно под благовидными предлогами. И это есть, в сущности, сатана, являющийся под образом ангела света (2Кор.11:14). Таким образом, ко времени антихриста, Истина вполне будет уничтожена на земле в жизни и в понятиях, и то – незаметно для людей» (Комментарий к творениям св.Григория Синаита).

Так, через разжигание в себе страстей, люди входят в общение с бесами, с духом антихриста. И происходит подмена, – слова остаются те же, но дух и понятия, за ними, уже не те.

При таком состоянии душ человеческих, разговоры о возрождении православия – более чем пустые. Идет не возрождение, а закапывание, чтобы его уже никто никогда не нашел.

Вот характерный пример такой подмены, в котором явно очевидно то, как люди демоническое душевно-сладострастное действие воспринимают за Божию благодать.
В книге Сергея Нилуса «Близ есть, при дверях» пишется о Мадрасской школе оккультистов (начало 20 века, а что тогда теперь?). Эта школа выпускала разного вида припадочных и психически больных людей. Но талантливые, т. е. особо нервные, достигают необычайных способностей: они могут зажигать лампочку накаливания, могут сделать вокруг себя светящийся ореол (так что могут сделать вид, что будто бы на них почивает Св. Дух), могут сделать так, что в воздухе будет ощущаться аромат цветов (вспомните благоухание, которое бесы наводили для обольщения подвижников, выдавая его за благоухание Святого Духа), могут видеть в темноте и слышать ход по стене самых мелких насекомых. Такие явления, хотя кажутся маловероятными, но они объяснимы наукой, зарегистрированы и даже экспериментируются. Но, в основном, успех в этом деле достигается не специальным воспитанием, а воспитанием самомнения, духа самоуверенности и самонадеянности, духа самости и гордыни. Посредством такого настроя духа, человек подцепляется к бесу, который и дает ему такие дары, сверхестественные способности. Есть оккультисты, которые безошибочно читают мысли по лицам людей, посредством анализирования их слов, движений, и без ошибки рассказывают прошедшие и ближайшие события их жизни.

Из такой школы, по-видимому, и вышел Кришнамурти, один из кандидатов в «христы», т.е. в мессию-спасителя. Вот как пишет о нем один из главарей теософского движения в 1913г.: «В конце 1911г., в г. Бенаресе, состоялся ежегодный конвент членов ордена «Звезда Востока», в присутствии Кришнамурти». На этом конвенте, многие вступили в члены ордена «Звезда Востока» и решили получить дипломы из рук своего главы. И даже те, которые их уже имели, отдавали их в руки члена ордена, который передавал их Кришнамурти, а он торжественно вручал их собственникам.
Сначала всё шло своим чередом: «два или три первых члена уже получили свои дипломы, поклонились, улыбаясь, и вернулись на свои места, как вдруг помещение,… – наполнилось какою-то необычайною силою. Сила эта, передалась, очевидно, через Альциона (Кришнамурти), так как подходивший к нему член ордена упал к его ногам, пораженный его чудодейственным могуществом. Я никогда не видал и не испытал ничего подобного… Напряжение было чрезвычайное и каждый из присутствующих, видимо, находился под этим воздействием. Непреодолимо думалось о порывистом ветре сошествия Святого Духа в день Пятидесятницы». – Это ощущение и такие навязчивые мысли – это наваждения и внушения бесовские. – «С этого момента каждый из присутствовавших, в свою очередь падал ниц, обливаясь даже слезами.… Те, у кого не было дипломов, снимали с себя свои знаки отличия, чтобы получить их из рук Кришнамурти.
Он же, всё стоя, тихо улыбаясь, с присущим ему спокойствием и простотою, простирал свои руки в знак благословения над каждым, распростертым пред ним» (Сергей Нилус, «Близ есть, при дверях»).

А вот как пишут о нем, обращаясь к детям: «Милые друзья мои! Я хотел бы иметь возможность перенести на вас эти лучи, как бы от солнца – лучи от улыбки Альциона (Кришнамурти), передать вам всю его красоту и, главное, его любовь, которая в нем светится, и передать тот необыкновенный душевный мир, который ощущаешь в его присутствии». Членам особого посвящения в тайны теософии является как бы в эфирном теле «Учитель учителей, Иисус-Матерейя», непосвященным же выдается портрет этого «учителя», имеющего идеальную мужественную красоту (Сергей Нилус, «Близ есть, при дверях»).

«Каждый… падал ниц, обливаясь даже слезами;… Он же,… тихо улыбаясь, с присущим ему спокойствием и простотою, простирал свои руки в знак благословения над каждым;… я хотел бы иметь возможность перенести на вас эти лучи, как бы от солнца – лучи от улыбки…, передать вам всю его красоту и, главное, его любовь, которая в нем светится, и передать тот необыкновенный душевный мир, который ощущаешь в его присутствии». – Не напоминают ли вам эти слова, творения Св. Отцов и жития Святых?

Здесь мы видим с вами, чувства: умиления со слезами, спокойствия, тихости и, как бы, смирения, благодушия и простоты, доброжелательство и светящуюся любовь, необыкновенный душевный мир – умиротворенность. – Это всё симпатические чувства, которые естественны человеку.

Вот так, через те же самые естественные чувства, – через которые Господь воздействует на нас Своею благодатью, – сатана наводит на людей ощущения душевно-телесного сладострастия, в разных оттенках и степенях, которые они принимают за ощущения духовные, благодатные.

По причине грехопадения человека, все эти чувства осквернены примесью первородного греха, осквернены душевно-телесным сладострастием, и нуждаются в очищении от примеси духа самости и гордыни, который ищет себе удовлетворения через посредство сладострастия. Но люди признают эти чувства – за чистые и духовные. В этом и заключается обман, так как эти чувства не духовные, а душевные; они не чистые, а нуждаются в очищении от примеси духа самости и сладострастия.

Но люди не различают и не отделяют: добра по естеству человеческому, от примеси первородного греха, – этих естественных добрых чувств, от примеси духа самости и сладострастия, которые к ним примешаны. И, через посредство этих естественных чувств, увлекаются приятностью и услаждением сладострастного ощущения, которое примешано к ним, ища, таким образом, удовлетворения своего духа самости, первородного греха. Во всех этих сладострастных ощущениях присутствует самомнение и самоцен, вменение себе своей праведности и ощущение своей правильности или своего достоинства, дух самости. Но все это прикрыто душевно-телесным сладострастием. И по причине одержимости самомнением и духом самости, люди оказываются духовно-слепыми, и не видят того, что они обмануты падшими духами, бесами. За сладострастными чувствами и ощущениями, – которые обволакивают ум, расслабляют волю, и лишают трезвенности и ясности ум, – люди не видят своей одержимости духом самости и гордыни, не видят своего самообольщения, бесовских чар и духовной прелести. Увлекаясь этим духом, всю эту бесовщину они начинают воспринимать за духовность. Так происходит полная подмена духа и понятий.

К греховным сладострастным ощущениям, которые человек сам возгревает в себе, демоны присоединяют свои сладострастные ощущения, еще более сильнейшие. И эти демонические ощущения, приходящие извне, по причине их сладострастной приятности и усладительности, люди воспринимают за действия Божией благодати. Это и есть дух антихристов, который бесы будут наводить на людей, во время пришествия антихриста. И находясь в таких бесовских состояниях, люди читают творения Св. Отцов и жития Святых или Св.Писание, и понимают и толкуют их в понятиях, которые исходят из этих обольстительных сладострастных ощущений, за которыми стоит дух самости и гордыни. Точно в таком же духе и понятиях пишутся жития и труды современных лже-старцев и лже-святых Московской Патриархии и подобных ей, по духу, лже-церковных образований.

Как мы видим, – и бесы могут подавать людям чувства, как бы, умиротворения и спокойствия, благодушия и радости, тихости и смирения, умиления и любви. Но в реальности, – это ложные чувства, неистинные, ненастоящие. А люди, находящиеся в самообольщении, в духовной прелести, не могут этого различить. Бесы это делают с тою целью, чтобы через посредство этих естественных чувств, применяя их не к месту, не к времени, или без меры, возжечь сладострастные ощущения и удовлетворить дух самости и гордыни. И происходит это по той причине, что люди сами гоняются за этими сладострастными ощущениями, ища, через посредство их, удовлетворения своему духу самости и гордыни.

Точно таким же образом, в МП и подобных ей, по духу, лже-церквях, от причастия могут подаваться ощущения мира, радости, умиления, любви и т. п., но только ложные, соединенные с душевно-телесным сладострастием. И когда придет Антихрист, то они найдут в нем то же, что получали от своего причастия. То есть, стремление современного общества к удовлетворению духа самости и гордыни, через посредство сладострастных чувств и ощущений, – является причиною этой духовной прелести и самообольщения.

Причина того, что люди отдаются сладострастию, – это одержимость духом самости и гордыни, первородным грехом. – Нет истинного смирения, опытного познания своей немощи, нет алкания и жаждания Правды Божией и Истины, стремления к удовлетворению совести, нет ненависти к нечестию и к греху, в повседневной личной жизни. Нет правильно-проходимой внутренней жизни, законной борьбы со страстями, основывающейся на опытным познаниии и ощущении своей немощи, на смиренном и сокрушенном духе, перед Богом.

По этой причине, отсутствует духовное рассуждение, без которого не может совершиться истинная добродетель, и об оскудении которого, к концу времен, предсказано Святыми Отцами: «в последнее время… многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути»(преп.Нифонт Цареградский, вопр.4).

А теперь, возьмем с вами одну и ту же конфетку и завернем в различные фантики. В итоге, получится одна и та же конфетка, тот же самый вкус, но только в разных обертках. Вот точно так же, возьмем этот душевно-сладострастный дух, прикрывающий дух самости и гордыни, и оденем его в разные одежды: 1).Кришнамурти, индусского йога или буддийского монаха; 2).«старцев» и подвижников МП и подобных ей лжецерковных образований; 3).подвижников, пребывающих в истинной церкви, но находящихся в духовной прелести (за историю церкви таковых было не мало). Что в итоге получится? – Один и тот же душевно-сладострастный дух, прикрывающий дух самости и гордыни, ощущение своей правильности и праведности, но внешне, в разных одеждах. То есть, отличие все, – в одеждах, обрядах и терминологии, – только лишь внешнее. Вот она и получилась, – одна и та же конфетка на вкус, но только в разных обертках, фантиках.

Вот так сатана старается подражать во всём и подделывать всё: антихриста под Христа, лжесвятых под святых, свою анти-церковь под истинную Церковь. – Это обезьяна, которая старается во всем имитировать Бога и все Божественное.

Таким образом:
Все, кто не имел правильно-проходимой внутренней жизни, не вел законной борьбы со страстями, не искал и не стремился к удовлетворению своей совести, кто культивировал и возгревал эти усладительные и сладострастные ощущения в себе, кто искал удовлетворения своему духу самости и гордыне, сидел на ощущении своей правильности и праведности, все таковые, – не распознают антихриста. А если и распознают, то им трудно будет устоять, по причине навыка и привычки, перед удовлетворением духа самости и гордыни и точно таких же усладительных и сладострастных ощущений, которые бесы будут наводить на людей. И таким образом, будет получаться, своего рода, массовый гипноз и чары бесовские, наводимые на всех людей, по причине их одержимости душевно-телесным сладострастием и духом самости и гордыни. Причина подпадания под этот массовый гипноз и чары бесовские – в свободном произволении человеков, которое избрало дух самости и гордыни, душевно-телесное сладострастие, первородный грех.

О видео, некоторых побывавших на том свете

Аноним:  Подскажите, вы слышали, что есть на земле примерно 17 человек, которых Бог брал на небо, и показывал им все, что там есть, то есть что будет с нами в будущим.
Я купил в церкви МП. Два диска DvD, на одном там Андрей рассказывает, а на другом, бабулька. Что вы можете сказать о них, стоит им верить? Может это бесовщина?


О.Серафим: Да, я слышал о некоторых. По-моему фильм об этом Андрее я смотрел. И так же об одной женщине, которую водили по мытарствам. Так там, бесовщина чистейшей воды. Эти люди находятся в бесовской прелести и самообольщении. Остальные, другие фильмы, я не смотрел.

Так индусские йоги бывают на разных планетах. И там им бесы, на одних планетах, могут показывать райскую жизнь. А на других, – жизнь в муках и страданиях. Православному же, – бесы если поведут по всему этому, то скажут, что вот это рай, а здесь вот ад. А на самом же деле, – это все иллюзия, через посредство воображения и области мечтательности. Бесовские чары – бесы наводят на человека или людей свои чары, и люди видят то, чего в реальности нет.

Так свт.Игнатий Брянчанинов описывает один случай:  «В начале нынешнего столетия подвизался в Софрониевой Пустыни схимонах Феодосий, привлекший к себе уважение и братства и мирян строгим, возвышенным жительством. Однажды представилось ему, что он был восхищен в рай. По окончании видения, он пошел к настоятелю, поведал подробно о чуде, и присовокупил выражение сожаления, что он видел в раю только себя, не видел никого из братий. Эта черта ускользнула из внимания у настоятеля; он созвал братию, в сокрушении духа пересказал им о видении схимонаха, и увещевал к жизни, более усердной и богоугодной. По прошествии некоторого времени начали обнаруживаться в действиях схимонаха странности. Дело кончилось тем, что он найден удавившимся в своей келии» (т.1, гл.«О прелести»).

Из данного описания мы видим, что этот подвижник проводил строгое и, как бы, возвышенное жительство. Этим жительством он привлек к себе уважение монахов и мирян. То есть, они стали почитать его за духовного мужа. Но при этом, он находился в духовной прелести. То есть, монахи и миряне, духовную прелесть и бесовское самообольщение, воспринимали за Божию благодать.

Вот, строгое жительство и внешний аскетизм, содействовали захождению в духовную прелесть. Это произошло по той причине, что в этом подвижничестве отсутствовало опытное познание своей немощи, истинное смирение и сокрушенный дух. А вместо этого присутствовал дух самости, вменения себе своего делания, самомнение и самоцен.

«Невозможно человеку, находящемуся еще в области плотского мудрования, не получившему духовного воззрения на падшее человеческое естество, не давать некоторой цены делам своим и не признавать за собою некоторого достоинства, сколько бы такой человек ни произносил смиренных слов и как бы ни казался смиренным по наружности. Истинное смирение несвойственно плотскому мудрованию и невозможно для него: смирение есть принадлежность духовного разума. Говорит преподобный Марк Подвижник: «Те, которые не вменили себя должниками всякой заповеди Христовой, чтут Закон Божий телесно, не разумея ни того, что говорят, ни того, на чем основываются, потому и думают исполнить его делами» (преп.Марк Подвижник, «О духовном законе», гл.34). Из слов преподобного отца явствует, что признающий за собою какое-либо доброе дело, находится в состоянии самообольщения. Это состояние самообольщения служит основанием бесовской прелести: падший ангел в ложном, гордом понятии христианина находит пристанище, к этому понятию удобно прививает свое обольщение, а посредством обольщения подчиняет человека своей власти, ввергает его в так называемую бесовскую прелесть» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.5, гл.11).

И этот подвижник дошел до того, что бесы, как бы, восхитили его в Рай и показали ему Рай. Он же воспринял это за Божие явление и чудо. И дошел, таким образом, до умоисступления и покончил с собой. То есть, бесы окончательно завладели им и довели его до самоубийства.

Причина этого – одержимость духом самости, самомнение, вменение себе своего подвижничества. Свое подвижничество он употреблял как средство для возгревания духа самости и утверждения в нем. То есть, прежде он совершил духовное самоубийство, закостеневши окончательно в духе нераскаянности. А потом уже, бесы довели его до физического самоубийства. Бог попустил это – в назидание другим, чтобы они не обольщались всякого рода бесовскими прелестниками и обманщиками, так как это характерная черта нашего времени, современных подвижников, – ложный аскетизм и внешнее подвижничество, сидящее на духе самости и гордыни. Из этого духа и рождается новозаветное фарисейство и законничество, которое, по предречениям Св.Отцов, и должно привести всех к антихристу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *