Актуальное

  • "Россия нуждается в такой системе выборов, которая дала бы ей верный способ найти и выделить своих подлинно лучших людей к власти. В этих выборах лучших людей не могут и не должны участвовать члены интернациональной партии, заведомые губители и палачи русского народа, «нырнувшие» коммунисты, перекрасившиеся предатели и т. д. А это означает, что эти выборы не могут быть ни всеобщими, ни прямыми. Лучших людей могут найти только те, которые не утратили чести и совести, те, которые страдали, а не те, которые пытали страдальцев. Иначе Россия будет опять отдана во власть политической черни, которая из красной черни перекрасится в черную чернь, чтобы создать новый тоталитаризм, новую каторгу и новое разложение" (проф.Иван Ильин).

  • "В мире ведется борьба – между мировым коммунистическим центром и всеми остальными, доселе еще не порабощенными им народами и государствами. Обычно бывает так, что люди опоминаются и отрезвляются только тогда и там, где их накрывает тоталитарное рабство; и тогда они с ужасом убеждаются, что время упущено, что остается или покоряться рабству, или идти на смерть в бесплодных протестах... Тоталитарный режим, покоится на террористическом внушении. Людям грозит: безработица, лишенчество, разлука с семьей, гибель семьи и детей, арест, тюрьма, инквизиционные допросы, унижения, избиения, пытки, ссылка, гибель в каторжном концлагере от голода, холода и переутомления, под давлением этого всеохватывающего страха им внушается: полная покорность, безбожно материалистическое мироощущение, систематическое доносительство, готовность к любой лжи и безнравственности и согласие жить впроголодь и впрохолодь при надрывном труде. И сверх того, им внушается «пафос коммунистической революции» и нелепое чувство собственного превосходства над всеми другими народами; иными словами: гордыня собственного безумия и иллюзия собственного преуспеяния. Под влиянием этого террористического гипноза они заражаются слепой верою в противоестественный коммунизм, трагикомическим самомнением и презрительным недоверием ко всему, что идет не из (советской! коммунистической!) псевдо-России." (проф.Иван Ильин).

  • "Справедливость не обеспечивается общими правилами; она требует еще справедливых людей. Она требует не только удовлетворительных законов, но еще живого человеческого искания и творчества. Если в стране нет живого и справедливого правосознания, то ей не помогут никакие и даже самые совершенные законы. Тут нужны не «правила», а верное настроение души – необходима воля к справедливости. А если ее нет, то самые лучшие законы, начертанные мудрецом или гением, будут только прикрывать язвы творимых несправедливостей" (проф.Иван Ильин).

  • Разделения между признанными и непризнанными, каноническими и неканоническими, было установлено иудейской общиной лишь после отвержения Христа Спасителя вождями иудейского народа, после разрушения Иерусалима, на грани I-го и II-го века по Рождестве Христовом, собранием иудейских раввинов в гор. Иамнии в Палестине. Конечно, такой канон, установленный иудейской общиной, отвергшей Христа Спасителя и потому переставшей быть Ветхозаветной Церковью, потерявшей всякое право на то Божие наследие, каковым является Священное Писание, такой канон не может быть обязательным для Церкви Христовой.

  • В социальной и социалистической революции политика и уголовщина становятся неразличимы. В коммунистическом строе люди ищут спасения от голодной смерти и стужи в непрерывной уголовщине. Так возник этот режим: разбойники стали чиновниками, а чиновники стали разбойниками. Уголовные и политики слились. Политическое и уголовное смешалось. В самую сущность новой «политики» были включены: ограбление, ложное доносительство, беззаконные аресты, произвольные мучительства и убийства, вечная ложь, вечное вымогательство и законченный административный произвол. Уголовное (преступное) обхождение человека с человеком стало самой сущностью политики. А политика, принципиально признавая преступление полезным для революции, зловеще засветилась всеми цветами уголовщины.
    Социализм антисоциален потому, что он убивает свободу и Творческую инициативу; уравнивает всех в нищете и зависимости. Чтобы создать новую привилегированную касту партийных чиновников-угнетателей; проповедует классовую ненависть вместо братства; правит террором, создает рабство и выдает его за справедливый строй.

  • Естественно, что тоталитарное государство становится для коммунистов-соцмалистов основной формой политического бытия. Оно дает им сразу: плен мысли, порабощение воли; развязание зависти, ненависти и мести; упоение грабежом и произволом; санкцию безбожия и всяческое первенство. Оно дает им иллюзию всемогущества, за которою скрывается подлинное рабство – рабство вверх и рабовладение вниз.
    Вот этот исход мы и предсказываем для социализма: он рожден «прогрессивным параличом», поразившим дух, разум и инстинкт радикальной интеллигенции, и приведет он к «прогрессивному параличу» хозяйственного инстинкта и духовной культуры. Человечеству нужно социальное устройство, а не социалистическое: ибо последнее по самому существу своему антисоциально.

  • Политика требует отбора лучших людей, – прозорливых, ответственных, несущих служение, талантливых организаторов, опытных объединителей. Каждое государство призвано к отбору лучших людей. Народ, которому такой отбор не удается, идет навстречу смутам и бедствиям. Кто желает истинного политического успеха, тот должен проводить всеми силами предметный отбор лучших людей.
    Государство, презирающее свободную человеческую личность, подавляющее ее и исключающее ее – есть тоталитарное государство, учреждение нелепое, противоестественное и преступное, оно заслуживает того, чтобы распасться и погибнуть. Государственная власть, став бесчестной, свирепой и жадной, заслуживает свержения и позорной гибели.
    Современные люди утратили живое чувство добра и зла, они принимают извращения за достижения, низкую интригу за проявление ума, свирепость за героическую волю, противоестественную утопию за великую мировую «программу». Наши современники забыли драгоценные аксиомы политики, права, власти и государства. Они «отменили» дьявола, чтобы предаться ему и поклониться ему…

  • Без духовного измерения вещей, явлений и человеческих дел – без измерения глубины, без «Божьего луча», без совести и чести – все становится мелким, плоским, пошлым и соблазнительным. А в нашу эпоху величайшего, обостренного и обнаженного соблазна всякая духовная скудость и слепота (в политике, в хозяйстве, в церкви и в армии, в искусстве и в науке!) ведет к приятию безбожия, к содействию мировой революции.

  • «Советский патриот» предан власти, а не родине; режиму, а не народу; партии, а не отечеству. Он предан международной диктатуре, поработившей его народ страхом и голодом. Россия есть для коммунистов не более, чем плацдарм для распространения революции во всем мире. Это есть укрепленный лагерь для революционных вылазок в другие страны. Это для них как бы стог сена или бочка дегтя для зажжения мирового пожара. Вся политика Советов такова: в качестве революционных термитов разъедать и крушить чужие государственные дома и в то же время уверять всех в своем миролюбии; подрывать чужую самооборону и объявлять ее «воинственной агрессией капитализма», а в случае войны поднимать русский народ на врагов, взывая к его патриотизму, к его жертвенности, к его святыням и к его инстинкту национального самосохранения. Большевикам нужно было тоталитарное государство, способное завоевать вселенную для социализма. Им нужно было превратить Россию в арсенал мировой революции, а русский народ в нищее, зависимое, застращенное и обезличенное стадо, готовое, подобно стаду бизонов в прерии, ринуться вперед — на другие народы — и растоптать их некоммунистическую культуру.

  • Мы успели привить вам гены рабства навсегда. Мы дадим вам еще тысячу революций и перестроек, у вас будет вечная борьба за справедливость, но вы ее никогда не получите. Под нашу дудку пляшут президенты и исполняют нашу волю, делают то, что мы хотим. Вы судите о нас по номенклатурным чиновникам. Это наивно. Да, тупых, жадных или просто дураков мы всегда ставим на высокие посты. Они — наша броня и защита. Вся ваша энергия разбивается вдребезги об их чугунный монолит. Вы потеряете ориентир в обстановке, вы устанете крутить головой, не зная куда податься, кому верить. У нас найдутся тысячи способов, чтобы заткнуть ваши вечно недовольные глотки. Вдобавок мы поднимем на вас весь преступно-уголовный мир и устроим в стране разбой и террор. Мы решили — Союзу быть.

  • Мы расчленим все славянские народы. Постараемся втянуть их в междоусобные войны с целью взаимоуничтожения. Украинец будет думать, что борется против экспансионистской России, борется за свою самостоятельность, будет думать, что, наконец, обрёл свою свободу, в то время, как полностью попадает в зависимость от нас. То же самое будут считать и русские, будто отстаивают они свои национальные интересы, возвращают «незаконно» отобранные у них земли и прочее. Всё это мы будем делать под предлогом разных суверенитетов, борьбы за свои национальные идеалы. В то время мы не дадим ни одной из сторон самоопределиться на основе национальных ценностей и традиций. В этой войне дураков славянское быдло будет ослаблять себя и укреплять нас, главных дирижеров смуты, якобы стоящих в стороне и не только не участвующих в кровавых событиях, но и не вмешивающихся в них.
    Создадим для преступников условия жизни лучше, чем для рабочего быдла, из тюрем будем выпускать уголовников, чтобы стало больше убийств, грабежей, нестабильности. Посеем среди народа страх. Страх за жизнь, которая станет ничего не стоить, страх за рабочее место, которое каждую минуту может быть отобрано, страх за будущее ваших… Страхом и будем править.

  • "Так как страсти не естественны душе, а входят в нее по грехолюбию нашему, то, по причине этой самой неестественности своей, и будут томить и жечь душу. Страсти: это ведь внутренние жаждания, разжигания, вожделения души грехолюбивой; удовлетворишь их - они замолчат на время, а потом опять, еще с большею силою требуют себе удовлетворения и не дают покоя, пока не получат его. На том же свете нечем будет удовлетворять их, потому что все предметы страстей - предметы земные. Сами они останутся в душе и будут требовать себе удовлетворения, а так как удовлетворить их нечем, то жажда будет все сильнее и томительней. И чем более будет жить душа, тем более будет томиться и терзаться неудовлетворяемыми страстями; непрекращаемая мука эта все будет расти и расти, и конца не будет этому возрастанию и усилению. Вот и ад! Зависть - червь, гнев и ярость - огонь, ненависть - скрежет зубов, похоть - тьма кромешная. Этот ад начинается еще здесь, ибо кто из людей страстных наслаждается покоем?..
    Вы забываете, что там будет вечность, а не время; стало быть, и всё там будет вечно, а не временно. Вы считаете мучения сотнями, тысячами и миллионами лет, а там ведь начнется первая минута, да и конца ей не будет, ибо будет вечная минута. Счет-то дальше и не пойдет, а станет на первой минуте, да и будет стоять так» (свт. Феофан Затворник).

  • Мог ли апостол, впрочем, как и другие ученики Христовы и святые отцы, представить себе, что наступят такие времена, когда попрано будет Евангелие и Божий Закон не будет иметь силы? Что не только блудники не будут отлучаемы от Церкви, но ещё и педерастам дозволено будет приступать к престолу, прикасаться своими нечистыми, скверными руками к священным сосудам?
    В июне 2013 г. новый папа Франциск впервые в истории церкви признал, что внутри Римской курии действует «ГЕЙ ЛОББИ». В июле того же года папа заявил, что гомосексуальная ориентация не является греховной и выступил против осуждения и дискриминации геев, подчеркнув, что им нужно помочь интегрироваться в общество. «Кто я такой, – сказал папа римский (!), – чтобы судить его», гомосексуалиста? Папа добавил, что священники-геи должны быть прощены, а их грехи – забыты. О том, чтобы священники-геи принесли покаяние, сказано не было.

  • Человеконенавистническая теория, изложенная в книге “Зогар”, способна воспитать в евреях стремление к геноциду неевреев; в лучшем случае — равнодушия к их судьбе. А в неевреях она способна вызвать лишь чувство презрения и неприязни к ее авторам и носителям.
    Проанализировав сказанное, мы можем смело утверждать, что теория, изложенная в книгах “Зогар”, “Эц Хайим”, “Танья” являются лжеучением, аналогом лжи змея-искусителя. Эти книги — манифест национальной и расовой гордыни определенной группы иудеев, чьи предки отвергли благую весть Спасителя и даже исказили Тору и Пророков.

  • Душевное благополучие — это совесть спокойная, мирная, радующаяся о Боге, Спасе своем, на земле небесное веселье чувствующая, в темнице, в узах, в нищете, в бесчестии, в ранах, в изгнании, в болезни, в слезах веселящаяся.
    Грешникам, новый год начинающим, прилично слово: покайтесь. Итак, празднуя, — грешникам говорю, — обрежьте сердца ваши от похотей лукавых, отсеките страсти бесчестия. А совершая память великого учителя, который и словом, и делом приводил всех к покаянию, послушайте его учение: покайтесь. А новый год начиная, новую начните жизнь: покайтесь.

  • В этическом плане классический иудаизм является деградирующей религиозной системой. Он переживает процесс длительного упадка, продолжающийся по сей день. Совершённая им подмена требовательной религиозной этики банальной племенной магией, сводом пустых обрядов и шаманских суеверий имеет серьезные политические и социальные последствия. Иудаизм, особенно в своей классической форме, по природе своей тоталитарен.
    Мы, евреи, обязаны противостоять своему прошлому и тем аспектам настоящего, которые базируются одновременно на лжи о прошлом и поклонении ему. Для этого необходимы абсолютно честное отношение к фактам и действенная, насколько это возможно, вера в универсальные гуманные принципы этики и политики.

  • Был ли Христос, в голову никому не пришло бы спрашивать, если бы уже до вопроса не помрачало рассудка желание, чтобы Христа не было". И далее: "Что такое мифомания? [утверждение, что Христос - миф - Е. Н.]. Это - мнимо научная форма религиозной ко Христу и христианству ненависти, как бы судороги человеческих внутренностей, извергающих это лекарство. "Мир ненавидит Меня, потому, что Я свидетельствую о нем что дела его злы" (1 Ин. 7:7). И слишком понятно, что всюду, где только желали покончить с христианством, "научное открытие", что Христос - миф, принято было с восторгом, будто этого только и ждали

  • Истинная свобода, противовес мнимой, есть свобода нравственная, христианская, в которой и христианин пребывает вечно, и народ, сохраняя ее, пребудет вечно в доме Отца Небесного вместе с Его Сыном, т.е. в Церкви Христовой. Не только новозаветные священные толкователи, но и ветхозаветные священные писатели, предсказывая Израилю и даже всему человечеству светлое будущее, имели в виду блага духовные, а не физические вопреки толкованию позднейших иудеев. Предсказанные победы, примирение, обилие и процветание — все это должно было разуметь духовно в отношении к новому Израилю, к самим же верующим иудеям же и еллином (1Кор. 1,24). Радости их и победа их будут чисто духовные, вернее, уже давно получены были ими и получаются. Лев и ягненок давно пасутся вместе на церковном поле, вопреки учению о земном рае в конце времен. По Златоусту, пророчество Исаии (Ис. 11) осуществилось за трапезой у Левия, когда множество грешников и хищных мытарей назидались беседой Спасителя (Лк. 5, 2932), и продолжало осуществляться, когда начиная со времен апостольских и дикие варвары, и развращенные еллины объединялись в одно Христово стадо и бывшие тяжкие грешники перестали отличаться от праведников, вполне уподобившись им благодатию Божиею и собственным покаянием. Таково истинное толкование радостных картин будущего в пророчествах Ветхого Завета.

  • Знаменитый богослов Клавдий Еспенсий (Espensaus) не скрывает своего негодования, внушенного ему жадностью папского престола. "Кто, говорит он, смотрит на одни только деньги, у того все возможно и все простительно. В каком бы злодействе ни был кто виновен, в Риме тотчас получить прощение, как только заплатит деньги, как бы ни было велико преступление".Матвей Парм приводит следующие слова из одного послания папы Гонория III-го: "Любовь к золоту издавна была соблазном и позором папской кафедры. Кто не имеет денег и ничего не может дать, тот ничего не получит от Рима!" Папа Пий II выражается почти такими же словами: "Римский двор все отдает за золото, он продает Св. Духа, таинства, священство; отпускает все преступления тому, кто может заплатить за это отпущение". Настоятель кармелитский Батист из Мантуи говорит следующее: "в Риме все продается  – храмы, священники, могильные холмы, алтари, жертва, молитвы, прошения, небо и Сам Бог!!"

  • Обетование всемирного господства, которое правоверные евреи почерпали в Законе, фарисеи понимали не в смысле царства Бога Моисеева над народами, но в виде материального владычества евреев над вселенной. Ожидаемый Мессия не являлся для них искупителем первородного греха, победителем чисто духовным, долженствовавшим подчинить мир своему духовному водительству, это был временный царь, залитый кровью победоносных войн, который сделает Израиля владыкой мира и растопчет все народы под колесами своей колесницы. Вскоре фарисеи не могли более сомневаться, что владычество их секты над еврейским народом, которое они стремились распространить над всем миром, находится в опасности. Они решили начать смертельную борьбу против учения Христа.  Талмуд есть основа чернокнижия. Злые духи, колдовство, чары встречаются там на каждой странице. Нет ничего общего между законом Моисея,  древней религией еврейского народа, и законом талмудическим, современной религией того же народа.

  • Говорят о раввине Зеве, что он хотел убедить христиан, что выражение “гой” не есть название обидное, так как нельзя было опровергнуть той очевидной истины, что евреи-иудаисты христиан называют “гоями”. Но усилие раввина доказать, что слово гой не заключает в себе ничего оскорбительного, оказалось напрасным тотчас, как к одному знаменитому еврею-иудаисту стали обращаться со словом “гой”. Еврей этот понял, в чем дело, и с чрезвычайным отвращением отнесся к этому слову.

  • Сколько, например, таких людей, которые не слыхали о законах, и однако проводили жизнь сообразную с ними? А другие от первого возраста до глубокой старости изучали законы, и однако непрестанно нарушали их. Так бывало и в древности. Иудеи, видевшие множество знамений и чудес, не сделались лучшими. А ниневитяне, услышав только воззвание, переменились и воздержались от пороков. Это можно видеть не только на людях высших, но и на низших. Какого учения не удостоился Иуда? и однако сделался предателем. Какое наставление слышал разбойник? – и однако на кресте исповедал Господа и провозвестил царство Его. Не суди же о предметах по мнениям развращенных людей, но по истинному свойству предметов составляй надлежащее мнение о людях благонамеренных. Не уверовали иудеи, уверовали язычники. Так и при земной жизни Господа хананеянка и самарянка уверовали в Него, а священники и старейшины враждовали и строили козни против Него, побуждали к тому и других, и уверовавших в Него изгоняли из синагоги.

  • Современное человечество, и в своей массе, и в своей «элите», умеет только переутомляться, скучать и томиться от внутренней пустоты. Именно поэтому оно жаждет эффекта, занимательности и возбуждения; оно ищет шума, треска, дребезга и нервной щекотки; оно требует «возбуждающих средств» – не только от аптекаря, но и от художника. Вот художественная болезнь нашего века: люди внимают искусству духовно глухим ухом и созерцают искусство духовно слепым глазом. И потому от всего искусства они видят одно чувственное марево; и привыкают связывать с ним свою утеху, свою потеху и свое развлечение.

  • Совесть нужна каждому человеку, и не только в великие, поворотные моменты его жизни, но и в ежедневных делах и в обыденных отношениях; и то, что совсем не тронуто ее лучом, оказывается не только недоброкачественным в смысле духовной ценности, но и жизненно не прочным, не крепким, в высшей степени подверженным распаду и в личной, и в общественной жизни. Совесть есть не только источник праведности и святости, но и живая основа элементарно упорядоченной или тем более расцветающей культурной жизни. Совесть есть то светящееся лоно, из которого исходят, пронизывая всю жизнь, лучи качественности, ответственности, свободы, справедливости, предметности, честности и взаимного доверия. И если бы однажды злому духу в ночи удалось погасить в душах спящих людей все лучи совести, хотя бы на сравнительно короткое время, то на земле воцарился бы такой ад, о котором самые злые сновидения не могли бы дать нам верного представления. Дело в том, чтобы каждое новое поколение расчищало в себе внутренние пути, ведущие к совести, и держало бы открытыми те священные ворота, за которыми она скрывается. Ибо бессовестное поколение, если оно придет когда-нибудь, погубит жизнь человека и его культуру на земле.

  • "Если вы сыграете и споете что-либо такое, что западет на душу слышащих и заставит их воздохнуть ко Господу или вознестись к Нему с славословием и благодарением, то вы тоже сделаете, что делает хороший проповедник в церкви." (свт.Феофан Затворник).

  • “Ты очень заблуждаешься и обманываешься, если думаешь, что другое требуется от мирянина, а другое от монаха; разность между ними в том, что один вступает в брак, а другой нет, во всем же прочем они подлежат одинаковой ответственности" (свт.Иоанн Златоуст). Монашество не выступает с каким-то особым идеалом, отличным от идеала общехристианского. Никакого особого идеала быть вообще не может, потому что идеал Христов вечен, неизменен и бесконечен. Главное в христианстве, а значит и в монашестве, это борьба со страстями, которая совершается, через правильное преодоление искушений: от человеков, страстей и от демонов. Это борьба за душевную чистоту, за чистоту своих чувств и удовлетворение совести, в этом ее смысл. С этого начинается христианство и монашество. А без этой борьбы, правильно проходимой, христианство и монашество есть тело без души: гроб окрашенный, фарисейство и законничество, обрядоверие и лицемерие.

  • "Ребенок выражает звуками голоса свои желания и чувства прежде, чем овладевает членораздельной речью. Последняя даже на высших ступенях своего развития должна пользоваться музыкой голоса, известного рода интонациями, придающими художественную выпуклость словам. Сколько есть таких глубин душевной жизни, какие остаются невыразимыми для слова и это всегда служит для нас источником терзаний. Как часто острая печаль изливается в рыданиях и воплях, а радость в восторженных восклицаниях или пении, только потому, что их трудно передать словом.  Если бы такая же гармония царила на земле, как в горнем мире, то здесь также немолчно раздавались бы хвалебные гимны Творцу миров и самая человеческая речь напоминала бы музыку какую мы теперь отчасти слышим в устах простого народа, у детей и чистых юношей, а равно у всех счастливых и умиротворенных душою людей." (митр.Анастасий Грибановский).

  • Не язык славянский, во время чтения молитвословий, освящает человека, а благодать Божия. Которая подается не за то, что читают молитвословия на славянском, или каком-либо другом, языке, а за правильный настрой духа, который необходимо возгревать, при чтении молитвословий и в повседневной борьбе со своими страстями. Господь внимает уму и сердцу человека, а не словам, которые он произносит. Это значит, что человек должен понимать и осмысливать умом, с чем он обращается ко Господу, и понимаемое доводить до сердечного чувства и вводить в свою жизнь, а иначе молитва его обращается в пустой звук, в набор слов и выражений.

  • Наши молитвы могут быть благотворны для скончавшихся в вере и с истинным раскаянием потому, что, отошедши в иной мир, они при том в самих себе перенесли туда начаток добра или семя новой жизни, которое только не успели сами раскрыть здесь, и которое под влиянием наших теплых молитв, при благословении Божием, может мало–помалу развиться и принести плод, как развивается доброе семя в земле под живительным влиянием солнца, при благорастворении воздуха. Между тем, как для скончавшихся в нечестии и нераскаянности и совершенно погасивших в себе дух Христов (1Сол. 5, 19) — нисколько не помогут никакие молитвы живущих еще братий, подобно тому, как ничего не могут сделать для оживления гнилых семян, потерявших начало растительной жизни, ни влияние солнца, ни благорастворенный воздух, ни питательная влага.
    «Ни мало не должно сомневаться, что (молитвы св. Церкви, спасительное жертвоприношения и милостыни) приносят пользу умершим, — но лишь тем, которые прежде смерти жили так, чтобы по смерти всё это могло быть для них полезным. Ибо для отшедших без веры. споспешествуемой любовью, и без общения в таинствах, напрасно совершаются ближними дела того благочестия, которого залога они не имели в себе, когда находились здесь, не приемля или всуе приемля благодать Божию, и сокровиществуя себе не милосердие, а гнев. Итак, не новые заслуги приобретают для умерших, когда совершают за них что–либо доброе знакомые, а только извлекаются последствия из прежде–положенных ими начал». (Блж. Августин)."

  • "Папа непогрешим, как Бог, и может делать всё, что Бог делает. Воля Бога, а следовательно и Папы, который есть Наместник Бога, — имеет верховную власть повсюду. Он опоясан двумя мечами, т. е. властвует над духовными и мирскими: над патриархами и епископами, над императорами и королями. Все люди на свете — его подданные. Он — всё, выше всего и содержит в себе всё. Что он хвалит или порицает, то должны все хвалить или порицать. Папа может изменить природу вещей, делать из ничего что-либо. Он властен из неправды сотворить правду, властен против правды, без правды и вопреки правде делать всё, что ему угодно. Он может возражать против апостолов и против заповедей переданных апостолами. Он властен исправлять всё, что признает нужным в Новом завете, может изменять самые Таинства, установленные Иисусом Христом. Он имеет такую силу на небесах, что из умерших людей властен возводить в святые, кого захочет, даже против всех посторонних убеждений и вопреки всем кардиналам и епископам, которые вздумали бы тому воспротивиться" ( Дословное постановление первого Ватиканского Собора, сделанное при римском Папе Пии IX-ом в 1870 году.).

  • "Патриарх Тихон отрекся от политики, но не стал служить другой. На этом остановился. Обновленцы пошли ей на службу. За ними и митр. Сергий /Страгородский/. Последние [Московская Патриархия] очутились в лагере врага своего, в числе его защитников и сторонников. Очищаясь от политики против большевиков, попали в политику за них; спасаясь от обвинений в контрреволюции, стали за нее, за революцию. Анафематствование большевиков и призыв к борьбе с ними Патриарха Тихона были правильны." (о.Михаил Польский, 1931г).
    "Власть Антихриста и власть коммунистическая служат злу. Первая, вероятно, будет обещать вечное счастье, вторая — сулить земной рай. Обе основаны на обмане. Власть коммунистическую мы считаем в общем и целом предтечей Антихриста." (о.Феодосий Алмазов, 1933г).

  • "Собор 1667 года не произнес своего проклятия, ни на Стоглавый Собор, ни на определения его, ни на обряды, Стоглавым Собором одобренные; и не должен был сделать это. Итак, справедливо и осмотрительно проклятие произнесено на противящихся и хулящих православную церковь, но не на их обряды, хотя в сравнении с общеправославными менее древние, менее правильные, однако требующие снисходительного воззрения" (свт.Фмларет Дроздов).

  • "Всем, без исключения, русским людям надо же, наконец, понять, что нет никакой логики в том, чтобы признавать советскую богоборческую власть «властью от Бога», а служащую ей советскую «церковь» — истинной Церковью. Истинное Православие, чуждо и всякого мертвого формализма, в нем нет слепой приверженности «букве законной», ибо оно есть «дух и жизнь». Самое важное и самое ценное в христианине — это стояние в Истине и полная непримиримость к диавольской лжи, в каких бы благовидных формах она ни являлась. Основой христианской любви является Истина! Без Истины не может быть и любви!" (архиеп. Аверкий Таушев).

  • Преп.Максим Исповедник лишился всего, ради сохранения правого исповедания веры. И готов был остаться в полном одиночестве, лишь бы только не отступить от Истины: «Если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не причащусь с ним» (Житие). - И таким образом остался в Церкви, хотя умер не имея церковной организации, иерархии, Таинств. И многие последовали преп.Максиму Исповеднику и оставались без епископов, без Причастия, без храма, без церковной организации, но оставались в Церкви. То же самое было и в период иконоборческой ереси.Да и великое множество новомучеников, включая простой народ, предпочитали остаться без организации, иерархии и Таинств, но лишь бы только не отступить от Истины, не омрачить своих чувств, не начать сжигание своей совести. Вот, что они говорили по этому поводу: "Но я не сочту себя никогда раскольником, хотя бы и остался в единственном числе, как некогда один из святых исповедников. Дело вовсе не в количестве, не забудьте ни на минуту этого: Сын Божий «когда вновь придёт, найдёт ли вообще верных на земле?»
    Вот как говорил об этом в 1925г. новомуч.Михаил (Новоселов):"Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла. Иначе легко осквернить святыню души своей и начать сжигание совести (1Тим. 4, 2) через примирение — по правилам с ложью и нечистью, вносимыми в ограду Церкви самими епископами. На «законном» основании можно и антихриста принять..." (Письмо к другу).

  • "Эта лжецерковь (Московская Патриархия) дважды анафематствована. Святейший патр. Тихон и Всероссийский церковный Собор анафематствовали коммунистов и всех их сотрудников. Эта грозная анафема до сих пор не снята и сохраняет силу, так как снять ее может только такой же всероссийский церковный Собор, как каноническая высшая церковная власть. И произошло страшное дело в 1927 г., когда возглавлявший церковь митр. Сергий своей позорной отступнической декларацией подчинил русскую церковь большевикам и объявил о сотрудничестве с ними. И сбылось в самом точном смысле выражение предисповедной молитвы: "под свою анафему падоша!" Ибо в 1918 г. Церковь анафематствовала всех соработников коммунизма, а в 1927 г. сама вошла в компанию этих сотрудников и стала восхвалять красную богоборческую власть — восхвалять красного зверя, о котором говорит Апокалипсис. Этого мало. Когда митр. Сергий обнародовал свою преступную декларацию — от советской церкви сразу отделились верные чада и создалась Катакомбная Церковь. А она, в свою очередь, анафематствовала официальную церковь (Московскую Патриархию) за ее измену Христу. Осмелится ли кто-нибудь утверждать, что Господь и Его благодать пребывает в церкви лукавнующих, которая восхваляет Его осатаневших врагов и сотрудничает с ними, которая за это находится под двойной анафемой, как указано выше? Может ли быть благодатной церковь, которая объединилась с богоборцами?! Ответ ясен" (свт.Филарет Вознесенский).

  • «Что врачевства — для больного тела, то заповеди — для страстной души. И явно, что заповеди были даны против страстей, для уврачевания преступной души, как ясно говорит Господь ученикам Своим: Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. И Мы придем к нему и обитель у него сотворим (Ин. 14. 21, 23). И еще: потому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13. 35). Ясно же, что любовь может быть приобретена после душевного здравия; а душа, не сохранившая заповедей, не есть здравая». (преп.Исаак Сирин, Слово 55).
    «Заповеди даны Господом, как врачевства, чтобы очищать от страстей и грехопадений. Ты знаешь, что зло привзошло к нам от преступления заповедей. Итак, ясно, что здравие возвращается снова их хранением. А без делания заповедей, пока прежде всего не пойдем оным путем, ведущим к душевной чистоте, не должно нам и желать и ожидать очищения души... И не говорю, чтобы кто-либо из древних или из людей последних времен, и не сохранив заповедей, достиг чистоты и сподобился духовного созерцания; напротив того, как мне кажется, кто не сохранил заповедей и не шествовал по следам блаженных Апостолов, тот недостоин именоваться святым». (преп.Исаак Сирин, Слово 55).

  • — Проснувшиеся вышли. — сказал Невидимый. — На земле началось царство Зверя.
    Зеленый, желтый, фиолетовый, синий и бледно-розовый цвета поделили всю землю. Люди внутри их приняли окраску, захватившего их территорию цвета. Они стали как бы людьми разных рас. Цветные люди поклонялись голове их цвета, строили в их честь храмы, похожие на наши — христианские. В этих храмах цветные жрецы совершали службы, и одежды жрецов и самое служение их напоминало наше — христианское. Напоминали формой только — содержание же было страшно и нечеловечески отвратительно. Однако цветные молящиеся совершали все с чувством какого-то звериного страха. Вне храмов я кое-где, среди массы цветных, замечал неокрашенных. То были те, которым повелено было остаться. Заметно было, как те из цветных, которые начинали тяготиться царством Зверя и искать от него убежище, на короткий миг получали способность видеть неокрашенного. Если в этот миг цветной обращался за помощью к неокрашенному — он получал ее! Через знамение креста от неокрашенного — смывалась краска с цветного, и он делался, как и остальные неокрашенные, невидим для головы Зверя и для остальных цветных людей. Если же цветной в момент открытия его зрения, не обращался за помощью к неокрашенному — то терял способность его увидеть уже навсегда.