О социализме, социальности и народном капитализме. В конце времен

Аноним: Отец Серафим в Китае где процветает” махровый ” социализм были проведены реформы появился частный сектор множество мелких и средних предприятий частного бизнеса процветают и заполонили товарами весь мир! И уже раздаются призывы вот к такой форме развития и управления где у власти однопартийная система но при этом есть и мелкий средний бизнес! С какой целью комм.партия Китая дала такие послабления и разрешила народу иметь частную собственность??

О.Серафим: Социализм – это государственная монополия. Зачем называть социализмом то, где нет государственной монополии, особенно в сфере экономической? Где есть малый и средний бизнес? Ведь это уже не социализм, а капитализм, – это развитие частной собственности, личное обогащение бизнесмена. Подобное, в какой-то степени, было при советской власти в 1920-х годах во времена НЭПа. А потом власть закрутила гайки и продолжила дальнейшее развитие социализма, – государство запретило все частные лавочки, на все наложило свою лапу, монополизировало все.

Врагом для народа, собственно говоря, в экономическом развитии является монополизация, – будь то государственная, олгирахическая или корпорации, транскорпорации. А социализм по своей сути – это государственная монополия на все, – это тотальная диктатура на все. Социализм по своей сути против личного обогащения за счет какого-либо частного, личного бизнеса. В этом его суть. Потому что при социализме все должно принадлежать государству, а через него, как бы народу. Но в реальности все принадлежит власти и чиновникам, которые и обогащаются. А народ постепенно нищает и превращается в рабов. Социализм по сути – это рабовладельческий строй, в котором чиновники становятся правящим классом, находящимся на услужении властителей и правителей. Интересы правящей верхушки выдаются за интересы народа. Армия и полиция обслуживает интересы правящей верхушки, содействуя распространению социализма на весь мир, путем обмана и лжи. То есть, чтобы монополизировать в конечном итоге весь мир. Поставив его под власть одного мирового правительства или мирового правителя.

Называть народный капитализм, господство среднего и малого бизнеса, социализмом надо только для запутывания людей, для их обмана. Так можно капиталистическое общество, которое привыкло к частной собственности, к малому и среднему бизнесу, постепенно переводить от всего этого в социализм. То есть путем постепенной олигархической или государственной монополизации потихоньку монополизировать весь малый и средний бизнес можно в начале в руки олигархов. А затем они станут властью, создавши одну государственную монополию. И тогда и получится социализм по сути, как он есть. Тотальная диктатура с монополией на все. К этому всех и ведут.

Другое дело, что не везде это люди сходу воспринимают, не везде это получается, то вот и пытаются создавать такие плавные, постепенные переходы от народного капитализма (господство малого и среднего бизнеса) – в социализм. Чтобы в итоге привести всех к махровому социализму, – тоталитарной диктатуре государственной власти на все.

***

«Социализм осуществим только в форме всепроникающего и всепорабощающего тоталитарного режима.

Социализм прежде всего угашает частную собственность и частную инициативу. Погасить частную собственность значит водворить монопольную собственность государства; погасить частную инициативу значит заменить ее монопольной инициативой единого чиновничьего центра. Всюду, где проводится советский социализм вырастает (быстро или медленно) монопольная собственность государства и слагается монопольная инициатива единого чиновничьего центра. В этом – самая сущность социализма.

Это ведет неизбежно к монополии государственного работодательства и создает полную и бесповоротную зависимость всех трудящихся от касты партийных чиновников. Знаменитый французский социолог Густав Лебон был прав, предсказывая этот ход развития. Чтобы осуществить государственно-централизованный хозяйственный план, эта каста вынуждена силою вещей овладеть всею хозяйственной деятельностью страны, а потом и политической, и культурной жизнью народа и ввести тоталитарный строй. В тоталитарном же строе – нет ни свободы, ни равенства, ни братства, ни справедливости. Мы видели в жизни – и левый, и правый тоталитаризм. С нас достаточно. Пустые мечты и политические сказки предоставим детям и агитаторам.

Почему русская интеллигенция тянула прежде к социализму? Потому что она, почти утратив христианскую веру (под влиянием западного рассудочного «просвещения»), удержала христианскую мораль и хотела социального строя, т. е. свободы, справедливости и братства (к коим она, по недоразумению, пристегивала и равенство). Ей внушали и она воображала, будто социализм есть единственный путь к социальному строю. Ныне наступает новая эпоха, которая положит в основание другое воззрение, а именно: социализм – антисоциален; искать социальности надо в ином, новом, несоциалистическом строе.

Социализм антисоциален потому, что он убивает свободу и Творческую инициативу; уравнивает всех в нищете и зависимости. Чтобы создать новую привилегированную касту партийных чиновников-угнетателей; проповедует классовую ненависть вместо братства; правит террором, создает рабство и выдает его за справедливый строй. Именно потому истинную социальность (свободу, справедливость и братство) надо искать в несоциалистическом строе. Это не будет «буржуазный строй», а строй правовой свободы и творческой социальности» (Проф.Иван Ильин, “Наши задачи”, т.1, Статьи 1948 – 1951гг).

***

Социальность или социализм. «Эти два понятия отнюдь не совпадают. «Социальность» – это живая справедливость и живое братство людей; и потому всякое установление, всякий порядок, всякий закон, от которых жизнь становится справедливее и братство крепнет, – «социальны». Понятно, что первое условие «социальности» – это бережное отношение к человеческой личности: к ее достоинству, к ее свободе. Порабощение и унижение человека исключает «социальность», ибо социальность есть состояние духа и порядок духовной жизни; говорить о социальности, унижая человека, делая его рабом, – нелепо и лицемерно. Сытые холопы остаются холопами; роскошно одетые и в комфорте живущие рабы не перестают быть рабами и становятся тупыми, развратными и самодовольными рабами. Режим угроз, страха, доносов, шпионажа, лести и лжи никогда не будет социален, несмотря ни на какую возможную «сытость». Человеку нужны, прежде всего, – достоинство и свобода; свобода убеждений, веры, инициативы, труда и творчества. Только достойный и свободный человек может осуществить живую справедливость и живое братство. Рабы и тираны всегда будут хотеть другого и проводить в жизнь обратное.

Это коварный обман обещать людям под именем «социализма» справедливость и братство и потом отнять у них достоинство, свободу, способность к братству и путь к справедливости. Именно так поступили в наше время социалисты (в их коммунистическом обличье), и они могут быть уверены, что человечество никогда не забудет им этого.

Итак, «социальность» есть цель и задача государственного строя, создаваемого, по слову Аристотеля, «ради прекрасной жизни». «Социализм» же есть только один из способов, предложенных для осуществления этой цели и этой задачи. «Социальность» нужна при всяких условиях; а «социализм» – только при том условии, если он действительно осуществляет «социальность».

«Социальность» завещана нам Евангелием как любовь к ближнему, основанная на любви к Богу; но о социализме в Евангелии нет ни слова, ибо раздача личного имущества и нестяжательность как высшая ступень христианской добродетели – не имеет ничего общего с социализмом. Социализм не раздает из любви, а отнимает из ненависти и зависти; он есть разновидность земного стяжательства; он ищет коллективного обогащения и для этого создает личное нищенство для всех; он сулит всем равное потребительное богатство – и обманывает.

Первые христиане попытались достигнуть «социальности» посредством своего рода добровольной складчины и жертвенно-распределительной общности имущества; но они скоро убедились в том, что и такая элементарная форма непринудительной негосударственной имущественной общности – наталкивается у людей на недостаток самоотречения, взаимного доверия, правдивости и честности. В Деяниях Апостольских (4.34-37; 5.1-11) эта неудача описывается с великим объективизмом и потрясающей простотой: участники складчины, расставаясь со своим имуществом и беднея, начали скрывать свое состояние и лгать, последовали тягостные объяснения с обличениями и даже со смертными исходами; жертва не удалась, богатые беднели, а бедные не обеспечивались; и этот способ осуществления христианской «социальности» был оставлен как хозяйственно несостоятельный, а религиозно-нравственный – неудавшийся. Ни идеализировать его, ни возрождать его в государственном масштабе нам не приходится.

Общность имущества вообще есть дело претрудное и требующее легкой и свободной добровольности. Но именно добровольную общность не следует смешивать ни с социализмом, ни с коммунизмом (как делают анархисты коммунисты).

Неразделенный крестьянский двор, где ссорятся две-три семьи, – не есть образчик социализма. Добровольную общность части имущества мы наблюдаем в артели, в ученом обществе, у студенческой организации, у скаутов, у «Соколов», в кооперативе, в акционерной компании и т. д. Во всем этом нет никакого социализма, ибо это есть общность добровольная, не отменяющая частную собственность и могущая быть прекращенною. Социализм же принудителен, окончателен, бессрочен и враждебен частной собственности.

Элемент социализма имелся в русской крестьянской общине, государственно-принудительной, бессрочной и ограничивающей свободное распоряжение землей. Община казалась целесообразной и «социальной» потому, что связанные ею крестьяне старались преодолеть ее отрицательные стороны справедливым распределением пользуемой земли и несомого бремени (переделы по едокам и круговая порука). Но на деле это повело к аграрному перенаселению в общине и во всей стране, к экстенсивности и отсталости крестьянского хозяйства, к стеснению и подавлению личной хозяйственной инициативы, к аграрным иллюзиям в малоземельной крестьянской среде и потому к нарастанию революционных настроений в стране; ибо замаринованные в общине крестьяне воображали, будто в России имеется неисчерпаемый запас удобной земли, который надо только взять и распределить, – тогда как осуществившийся в начале революции «черный передел» дал им на самом деле прирезок в две пятых одной десятины на душу (чтобы затем отнять у них и все остальное).

История показывает, что с социализмом всегда связывались всевозможные иллюзии и самые необоснованные надежды. Наша эпоха призвана разрушить эти иллюзии, погасить эти надежды.

Разъединенные телом и душой, духом и инстинктом самосохранения, – люди способны выносить общность имущества лишь постольку, поскольку им удастся преодолеть это разъединение любовью, дружбой, совестью, щедростью, личным благоволением, духом, внутренней дисциплиной и, главное, добровольным согласием.

При всяких иных условиях общность имущества будет вести только к разочарованию, вражде, насилию, воровству и хозяйственным неуспехам. Она будет создавать каторжный, тоталитарный режим, всеобщее рабство и падение культуры. Современному человечеству, захваченному социалистическими иллюзиями, придется все это изживать до протрезвления» (проф. Иван Ильин, “Наши задачи”, т.1, Статьи 1948 – 1951гг).

***

Социализм – это государственный капитализм-монополизм. Социализм – это когда государство становится монополистом-капиталистом, а все население, начиная нищать, постепенно становится нищим и превращается в рабов государства-монополиста. Весь капитал сосредотачивается в руках власти и чиновников, а народ превращается в нищих и рабов. Вот это и называется социализмом, коммунизмом.

Народный капитализм – это господство малого и среднего бизнеса, отсутствие монополии. Защищенность малого бизнеса. И потолок капитала для среднего бизнеса, чтобы не появлялись олигархи, корпорации, и не начиналась монополизация, будь-то олигархическая, корпорации или государственная, социализм.

Любая из этих монополизаций ведет к обнищанию населения и постепенному превращению его в рабов монополиста, олигарха, корпорации или государства (социализм).

Итак, врагом всего общества и народа является, собственно говоря, монополизация, в каком бы виде она не была, – олигархическая, корпорации или государственная (социализм, коммунизм). Так как она враждебна свободе общества, общественному благосостоянию, и в итоге ведет всех к тоталитарной диктатуре.

***

Аноним: Значит эконом. успехи Китая можно признать временными и в итоге они все равно придут к закономерному историческому финалу как в свое время СССР и остальные страны социал. мира?!!

О.Серафим: Если так постепенно будут переходить и в конечном итоге перейдут к социализму, то вся их экономика накроется. Но когда это будет неизвестно. Какую роль играет Китай в планах мировой закулисы мы до конца не знаем, но будущее покажет.

Проще говоря, все страны, которые идут к государственному монополизму, а это и есть социализм, – если будут идти таким путем, то в конечном итоге придут к нищете.

Такой социализм-коммунизм будет при антихристе. Он сначала всех напоит и накормит теми запасами и дотациями, которые ему предоставит вся мировая элита. Так он всех обольстит и все будут от него в восторге, и воспримут его за мессию и спасителя. Воздадут ему божеское поклонение, как и при советской власти воздавали подобное поклонение ее вождям.  А затем эти запасы закончатся и во всем мире наступит голод. Но этот голод уже будет перед самым концом мира. Чтобы все увидели, что он не Бог и не спаситель, и раскаялись в том, что восприняли его за Бога. – Это милость Божия перед самым концом, которая все время ищет того, как спасти души людей.

Вот как об этом говорится в пророчестве о последних временах, когда воцарится антихрист и станет мировым диктатором: «Золото и серебро рассыпаны на улицах, и никто до них не касается, потому что все омерзело. Но все поспешают бежать и скрыться, и негде им укрыться от скорби, напротив того, при голоде, скорби и страхе будут угрызать плотоядные звери и пресмыкающиеся. Страх внутри, извне трепет; день и ночь трупы на улицах. Зловоние на улицах, зловоние в домах; голод и жажда на улицах, глас рыдания в домах. С рыданием встречаются все друг с другом, отец с сыном, и сын с отцом, и матерь с дочерью. И друзья на улицах, обнимаясь с друзьями, кончают жизнь; братья обнимаясь с братьями, умирают. Увядает красота лица у всякой плоти, и вид у людей как у мертвецов. Омерзела и ненавистною стала красота женская. Увянут всякая плоть и вожделение человеческое. Все же поверившие лютому зверю и принявшие на себя печать его, злочестивое начертание оскверненного, приступят к нему вдруг и с болезнию скажут: “дай нам есть и пить, потому что все мы истаиваем, томимые голодом, и отгони от нас ядоносных зверей”. И этот, бедный, не имея к тому средств, с великою жестокостью даст ответ, говоря: “откуда, люди, дам вам есть и пить? Небо не хочет дать земле дождя, и земля также вовсе не дает ни жатвы ни плодов”. Народы, слыша это, восплачут и прольют слезы, не имея утешения в скорби; напротив того, другая неизреченная скорбь приложится к их скорби, а именно, что так поспешно поверили мучителю. Ибо он, бедный, не в силах помочь себе самому, как же он окажет милость им? В те дни великая будет нужда от многой скорби, причиненной змием, от страха и землетрясения, и от шума морского, от голода и жажды, и угрызения зверей» (преп.Ефрем Сирин, «Слово на пришествие Господне, на скончание мира и на пришествие Антихристово»).

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о