Праздник, Вознесение Господне

Оглавление:
О вознесении души
Свт. Илия Минятий
   Похвальное слово на Вознесение Господне
Свт.Иннокентий Херсонский
   Слово в день Вознесения Господня
Новосвящмуч.Григорий Лебедев
   Слово на Вознесение Господне


Евангелие: «Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа. Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такие мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это Я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И, сказав это, показал им руки и ноги. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? Они подали Ему часть печеной рыбы и сотового меда. И, взяв, ел пред ними. И сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне в законе Моисеевом и в пророках и псалмах. Тогда отверз им ум к уразумению Писаний. И сказал им: так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. Вы же свидетели сему. И Я пошлю обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь в городе Иерусалиме, доколе не облечетесь силою свыше. И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью. И пребывали» (Лук.24:36-53).

Свт.Феофан Затворник: «Так в продолжение сорока дней, со дня воскресения до дня, в который вознесся, являлся Господь Апостолам, которых избрал, показывая им Себя живым по страдании Своем, со многими верными доказательствами, говоря им о Царствии Божием и давая им, относительно его, повеления Духом Святым.
В сей же день собрав их, Он повелел им: не отлучайтесь из Иерусалима, но ждите обетованного от Отца, о чем вы слышали от Меня. И се, Я пошлю вам обетование Отца Моего на вас; вы же оставайтесь во граде Иерусалиме, пока не облечетесь силою свыше. Ибо Иоанн крестил водою; а вы, чрез несколько дней после сего, будете крещены Духом Святым.
Апостолы спросили Господа, говоря: не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилево? Господь сказал им: не ваше дело знать времена и сроки, которые Отец положил в Своей власти. Но вы примете силу, когда сойдет на вас Дух Святый; и будете Мне свидетелями в Иерусалиме, и во всей Иудее и Самарии, и даже до последнего края земли.
Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я заповедал вам.
И се, Я с вами до скончания века.
После такого беседования с учениками Своими, Господь вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их; и когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их.
Когда смотрели они на небо, во время восхождения Его, вдруг предстали им два мужа в белой одежде и сказали: мужи Галилейские! Что стоите и смотрите на небо? Сей Господь Иисус, вознесшийся от вас на небо, придет таким же образом, как вы видите Его восходящим на небо.
Тогда они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с радостию великою. И, пришедши, вошли в горницу, где и пребывали, Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, брат Иакова.
Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами, и Мариею, Материю Господа Иисуса, и с братьями Его. И пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога.
Так Господь вознесся на небо и воссел одесную Бога. А Апостолы, по сошествии Святаго Духа, пошли и проповедывали везде, при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями» (свт.Феофан Затворник, «Евангельская история о Боге Сыне», гл. «Вознесение Господне»).

О вознесении души

о.Серафим: Насколько человек в своем свободном произволении разрывает привязанность к своим страстям, в своей повседневной личной жизни, – настолько душа его в своем желании, в чувствах и ощущениях возносится к Богу.

Духовное вознесение души – это не устремленность ее в материальное небо или космос, а устремленность ее к чистоте своих чувств, через посредство правильно-проходимой борьбы со своими страстями.

Чистота чувств и привлекает в душу Божественную спасительную благодать, которая является для нее духовным небом. Вот в это небо и должна стремиться вознестись душа, чтобы узреть Бога и соединиться с Ним по благодати: “Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят” (Матф.5:8).

Свт. Илия Минятий

Похвальное слово на Вознесение Господне

Придите, взойдем на гору Господню и в дом Бога Иакова, и будем очевидцами славного Христова Вознесения. Возведем благоговейные взоры на треблаженную гору Елеонскую, где сегодня открывается чудесное зрелище боголепной славы и победоносно воскресший Иисус, неодолимый Победитель ада, являет блестящее торжество над смертью. Там лик апостолов, которые провожают сладчайшего Учителя, восходящего на небеса; там чиноначалия умных сил, сопровождающие Царя славы; там множество избавленных душ праведников, сопутствующих Божественному Избавителю. Здесь земная Матерь отпускает Богочеловека – Сына, совершившего многотрудное поприще домостроительства о воплощении; там встречает Его Небесный Отец и, передав власть над небом и землей, сажает Его одесную Себя на небесных. Действительно, усердные слушатели, настоящее торжество блестяще и пресветло. Оно – глава всех праздников Церкви, венец всех тайн Христовых, завершение нашего спасения. Сегодня перед изгнанными чадами Евы отверзается вход в желанное отечество вышнего Иерусалима; сегодня совершается восстановление нового Израиля в Небесном Царстве; сегодня падший подъемлется выше серафимов и тленное естество вдвойне удостаивается высочайшей чести: как через воплощение Бога Слова оно стало причастником Божественной природы, так через Его вознесение делается причастником Божественной славы. Итак, придите, взойдем на гору Господню, чтобы, созерцая там обстоятельства нынешнего честного праздника, понять величие Божиих благодеяний и возвышение нашей природы.

Разрешив узы смерти и воскреснув из мертвых, Спаситель мира пребывал на земле еще сорок дней, часто являясь Своим ученикам и многими свидетельствами уверяя их в Своем славном воскресении. Само число дней сорок было не без таинственного значения: при первом, бессеменном рождении Его от Девы по истечении сорока дней Он был принесен родителями в храм и, как святой первенец, посвящен Богу по закону; и при чудесном Его воскресении из мертвых, которое есть новая жизнь и как бы второе Его рождение, Он также по прошествии сорока дней восходит в пренебесный храм и, став перворожденным из мертвых, приносит в Себе Богу и Отцу святую и чистую человеческую природу, начаток всего нашего естества.

Когда эти дни окончились, Он вывел учеников до Вифании на гору Елеон (место маслин, которые служат символом мира, приличествует Князю мира). Разлучившись с учениками, Он завещает им Свой вечный мир. Это было предуказано выражением богодухновенного Захарии: «Вот наступает день Господень… И станут ноги Его в тот день на горе Елеонской, которая перед лицом Иерусалима» (14, 1-4). Здесь, силой Своих божественных слов отверзши ум учеников к разумению Писания, именно всего, что предрек о нем Святой Дух в законе Моисеевом, пророках и псалмах, повелев им возвестить всей твари Евангелие, т. е. радостнейшую весть об отпущении грехов и спасении, после того как утешил их в скорби о разлуке с Ним обетованием Отца, заповедав им ожидать в Иерусалиме, доколе не облекутся силой свыше, как бы в подтверждение Своих обетовании, подняв руки Свои, преподал им последнее владычное благословение.

Ученики не могли тогда оторвать своего взора от этого Божественного лика, когда «Он поднялся в глазах их, и облако взяло Его из вида их» (Деян. 1, 9). В этом облаке я вижу скрытым таинство, образ которого Илия Фесвитянин предузрел в том малом облаке, которое в виде тени человека подымалось с моря на небо. Из него затем полился обильный дождь, напоивший землю, жаждавшую три с половиной года, и насытивший голодный народ плодами изобилия. Это и есть то чудесное облако, которое, вознеся на небо прославленного Сына Человеческого, излило затем в дни Пятидесятницы обильный дождь Святого Духа. И безводная и бесплодная земля, щедро Им орошенная, произвела благоухающие цветы христианских добродетелей, дала стократный плод истинного учения и уплодоносила обилие божественной проповеди, о которой, вероятно, пророчествовал царь-пророк: «Обильный дождь проливал Ты, Боже, на наследие Твое» (Пс.67, 10); «Ты посещаешь землю и утоляешь жажду ее… поток Божий полон воды» (Пс.64,10). Я хотел бы прибавить, что это таинственное облако была тень Единосущного Духа, чувственно вознесшего Божественное Солнце от земного жительства в небесные области, как в Его жилище, чтобы оттуда Оно мысленно просвещало все небесное и земное невечерним светом Божественной славы.

Чудесное восшествие этого мысленного Солнца прообразовательно провидел Езекия, когда, с теплыми слезами моля о спасении от смертной опасности, увидел на солнечных часах радостное знамение исцеления, которое явил ему Бог через пророка Исаию: он видел, что солнце поднялось на десять ступеней, на которые раньше опустилось. И незаходимое Солнце правды, Сын Божий, со Своего Божественного достоинства сошел по крайнему снисхождению на десять ступеней, когда преклонил небеса, преступил девять – девять чинов бесплотных; не много униженный пред ангелами, как говорит Павел, «приняв образ раба, сделавшись подобным человекам» (Фил. 2,7), и ступил на десятую ступень – в самый чин людей, более человека смирившись добровольно на страдание и смерть. Но Он, сойдя в дольние страны земли, в славном своем вознесении опять взошел на десять ступеней, став выше и человеков, и ангелов, «превыше», по тому же апостолу, «всякого Начальства, и Власти» (Еф. 1, 21), вознесенный одесную Бога Отца. «Я исшел от Отца», говорит Он Сам, «и пришел в мир; и опять оставляю мир и иду к Отцу» (Ин.16,28); и в этом больному и омертвевшему человеческому роду Он дал радостное знамение спасения и вечной жизни. Поэтому Он и говорил: «лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16, 7).

В этом состояла цель вочеловечившегося Бога Слова, это конец домостроительства о воплощении. Поэтому Сын Божий стал сыном Человеческим, бесстрастный пострадал, бессмертный умер, воскрес перворожденный из мертвых, чтобы поднять падшего, прославить осужденного, обожить человеческое естество. Посмотрите, какая противоположность между ненавистью, возжженной дьяволом против нас, с одной стороны, и, с другой – любовью, которую явил нам Сын Божий. Тот позавидовал прежнему блаженству человеческой природы и изгнал ее из рая сладости; Сей эту же самую природу поднял выше неба и посадил на престоле Божественной славы. Тот не мог видеть, что ей подчинено все земное; Сей покорил под ноги ее даже небесное. Тот превратил ее в пленницу смерти и греха; Сей сделал ее обитательницей неба, сопрестольной Божеству, облек в одежду блаженного бессмертия, удостоил поклонения от серафимов, восполнив потерю с бесконечным избытком, так что боголепным искусством льстец-дьявол был введен в заблуждение.

Славное вознесение Спасителя окончательно посрамило богопротивного и человеконенавистного денницу; он, как хитрый ловец, разложил по всему лицу земному пагубную сеть смерти, в которую, как птицы, попадали несчастные потомки осужденного Адама; а плененные их души держал в узах древнего проклятия. И Богочеловек Иисус восхотел добровольной смертью отдаться в эти же самые сети; но, разорвав Своей божественной силой сети и разрушив узы, как великий орел, Он первый взлетел, воскресши тридневен; взлетели с Ним и освобожденные души праведных, воспевая победные песни с Давидом: «сеть расторгнута, и мы избавились» (Пс. 123, 7). С другой стороны, как орел, желая своим малым, не умеющим летать птенцам показать непривычный для них воздушный путь, руководит ими, выступив вперед, точно так же вознесшийся Господь вступает на непроходимую стезю неба, где еще не было видно следов человека, идя впереди, руководствуя, как юных птенцов, души праведных, — «как орел», предузрел это Моисей, «распростирает крылья свои, берет» птенцов Своих (Втор. 32, 11); и действительно, «Ты восшел на высоту, пленил плен» (Пс. 67,19). Таким образом, как падение первого Адама открыло наш вход в ад, так вознесение нового Адама отверзло нам восход на небеса. Имеем, говорит Павел, «дерзновение входить во святилище посредством Крови Иисуса Христа, путем новым и живым, который Он вновь открыл нам через завесу, то есть плоть Свою» (Евр. 10, 19-20).

Отступник враг трепещет и еще не может понять чудесного восхода на небо этого таинственного Орла во плоти. Если Соломон говорил, что для него не понятны три вещи: путь корабля, плавающего в море, путь змея, ползущего по камням, и путь орла, летающего в небе, – то еще более уместно тот гордый ум мог бы сказать, что в домостроительстве воплощения Божественного Слова он совершенно не понимает трех тайн. Во-первых, как корабль идет по морским волнам и не оставляет за собой никакого следа, так и блаженнейшее тело Христово прошло не знавшую мужа утробу Девы и при бессеменном рождении не оставило и знака тления. Во-вторых, он не понимает пути змеи по камням, т. е. как то же самое тело, которое было погребено, заключено в новом гробе, иссеченном из камня, закрыто великим камнем, лежавшим на двери гроба, при всем том вышло и, оставив как змея прежнюю одежду тления, воскресло от мертвых в новом одеянии нетления, не оставив никакого знака. В-третьих, он не понимает пути орла, парящего в небесах, т. е. как это самое тело восходит выше бестелесных, как земное проходит небеса, как человеческое сидит на престоле Божественного величия.

Но и сами блаженные ангелы не понимают славного вознесения Спасителя во плоти. Поэтому ныне, видя восходящего Царя славы, они идут впереди приготовить Ему вход и говорят высшим чиноначальникам: «Поднимите, врата, верхи ваши, и поднимитесь, двери вечные» (Пс.23, 7); но, с другой стороны, видя, что Он восходит, облеченный в человеческое тело, к тому же отмеченное знаками язв и обагренное чистой кровью, истекшей от Его ребра, недоумевают перед этим странным видением и спрашивают: «Кто это идет от Едома?.. Отчего же одеяние Твое красно?» (Ис. 63, 1-2). Но это видимое предусмотрено домостроительством, ибо человеколюбивый Владыка хочет явить и на небе знаки Своих страданий, неизгладимые свидетельства Его любви к нам и полной победы над миродержителем. Или лучше сказать, «надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою» (Лк. 24, 26), чтобы мы узнали, что и мы должны узким путем страданий и горестей войти в Небесное Царство.

И во всяком случае, Христу надлежало вознестись в той же самой плоти, которую Он воспринял. Во-первых, чтобы быть ходатаем между Богом и людьми и, показывая Своему безначальному Отцу безгрешное тело, которое Он принес на кресте в чистую и нескверную жертву, умилостивить Его к нашим грехам. «Не в рукотворенное святилище», говорит Павел, «Христос вошел… но в самое небо, чтобы предстать ныне за нас пред лицо Божие» (Евр. 9, 24); и Иоанн говорит: «Если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника» (1Ин. 2,1). Во-вторых, чтобы мы, крестившиеся во Христа и пожившие по заповедям Христа, имели незыблемую и прочную надежду на Воскресение и вечную славу во плоти; ибо если воскрес и прославился во плоти Христос, Который есть глава верных, то так же воскреснуть и прославиться во плоти подобает и верным, которые суть члены Христовы, дабы члены соответствовали главе. Поэтому Павел говорит: «Каков перстный, таковы и перстные; и каков небесный, таковы и небесные. И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1Кор. 15, 48-49); и еще: «Твердое утешение имели мы, прибегшие взяться за предлежащую надежду, которая для души есть как бы якорь безопасный и крепкий, и входит во внутреннейшее за завесу, куда предтечею за нас вошел Иисус» (Евр. 6, 18-20). О, непонятное величие благодеяний Божиих! О, высшее нашей природы величие!

Но хотя наш Божественный Отец и Учитель и восшел от земли на небо, однако не оставил нас сиротами. Илия Фесвитянин, когда был взят на огненной колеснице, чтобы утешить своего ученика Елисея, оставил ему милоть. Подобным же образом вознесшийся человеколюбивый Господь в утешение оставил нам одеяние Своего Божества, в которое облекся при вочеловечении, т. е. Свою блаженнейшую плоть в страшном таинстве божественной Евхаристии, чтобы быть неразлучно с нами; поэтому Он утешает нас, говоря: «Се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28, 20).

Бессмертный Жених душ наших, оттуда, где Ты одесную Отца воссел как Царь веков, ниспошли нам обетование Отчее, Святого Духа – неразрешимый союз любви, дабы мы были всегда причастниками божественной Твоей благодати, через достойное причащение пречистого Твоего тела и Крови, а на небе – быть всегда участниками божественной твоей славы через созерцание сладчайшего Твоего лика. Аминь.

(Свт.Илия Минятий, «Поучения на воскресные дни и похвальные слова на Богородичные праздники», “Похвальное слово на Вознесение Господне”).

Свт.Иннокентий Херсонский

Слово в день Вознесения Господня

«И вывел их (Апостолов) вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью» (Лук.24:50-52).

Так окончилось земное поприще Спасителя нашего и Господа! Много страдал Он, много и прославлен. Не было скорби, как Его скорбь, и нет славы, как Его слава. «Смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной. Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца» (Фил.2:8-11).

Узрим ли мы когда-либо эту славу Господа нашего? Не только, братия, узрим, но каждый, в своей мере, будет и наслаждаться сей славою, если только не сделает себя того недостойным. Узрим, ибо Господь в последней великой молитве Своей Сам молил об этом Отца Своего: «да видят, – говорил Он, – славу Мою, которую Ты дал Мне» (Иоан.17:24). И Ангелы, по вознесении Господа, явившиеся апостолам, свидетельствовали, что Господь придет ко всем нам в последний день таким же образом, каким апостолы видели Его восходящим на небо (Деян. 1:11). Будем даже участвовать в славе вознесшегося Господа, если только не сделаем себя того недостойными, ибо Он для того и вознесся на небо, дабы приготовить его к принятию всех истинных последователей Своих. «Я Иду», – говорил Он апостолам, а в лице их всех нам, – «иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Иоан.14:2,3). Что это милостивое определение касательно нас нисколько не переменилось и по вознесении, свидетель тому святой Павел, который говорит, что в последний день пришествия Господа, верующие «восхищены будем на облаках в сретение Господу на воздухе» (1Фесс.4:17). Значит, с нами, даже по видимости, произойдет нечто подобное тому, что произошло ныне с Самим Господом на горе Елеонской.

О братия, чувствуете ли вы всю важность этого обетования? Все милосердие и всю любовь к нам Господа нашего? Что Он – и что мы? И однако же Ему угодно, чтобы мы были там же, где теперь Он, были с Ним во всю вечность. Господь увенчан славою за то, что взошёл на Крест; наша вся заслуга состоит в том, что мы вознесли Его на Крест; и однако же, Он, один понесши Крест, не хочет один наслаждаться славою, хочет разделить ее со всеми нами. Может ли быть любовь более сей любви? Предназначение выше сего предназначения?

Но, братия, в пользу ли нам это беспримерное милосердие Господа нашего? Высокость предназначения нашего возвышает ли дух наш над землею? Отвращает ли сердце наше от всего низкого и грешного? Отверстое для нас небо делает ли нас самих сколько-нибудь небесными?

Один путь, братия, которым можно достигнуть и нам высоты святой славы, – тот же самый, которым взошел в славу Господь наш; то есть путь креста, путь очищения, самоотвержения, путь внешних и внутренних страданий. Памятуем ли мы это? И, памятуя, идем ли на небо путем Христовым?

Счастливцы мира, отвечайте первые вы. Окруженные благами мира, твердо ли помните, что есть блага, которых «не видел глаз, не слышало ухо, и которое не приходило на сердце человеку, но которые приготовил Бог всем любящим Его» (1Кор.2:9). Стремитесь ли к этим благам? Память о них спасает ли вас от пристрастия к благам тленным, ко всему временному? Готовы ли вы все обладаемое вами, вменить, подобно апостолу Павлу, во «уметы» (помет, навоз) (Флп. 3; 8), чтобы приобрести или не потерять Христа? С радостью ли оставите все красоты мира, коль скоро наступит час идти в обители Отца Небесного? Умеете ли, среди наслаждений земного счастья, участвовать в несении Креста Господня? Не говорите, что это невозможно, что нельзя совместить с подвигами самоотвержения величие, власть, богатство, славу и прочие блага земные. Примеры людей, которые соединяли в себе величие земное с небесным, богатство временное с вечным, славу Божию с человеческой, ясно показывают возможность сего. Итак, осуществляете ли в себе эту драгоценную возможность? Умеете ли пользоваться благами мира по-христиански? Обращать их в средства к стяжанию благ вечных? Делать из них предмет самоотвержения, тем чистейшего, чем оно произвольнее?

Если Фавор земного счастья возвышает вас, братия, над всем земным и приближает к небу, то – оставайтесь на нем! Возносящийся Господь благословляет высоту вашу. Только будьте осторожны, чтобы на сем Фаворе не погрузиться в сон, и когда Моисей и Илия будут говорить о кресте, на котором должно распинать ветхого человека, вам не заговорить о создании для сего человека не одной, а трех скиний. Помните, что путь на небо не с Фавора, а с Елеона; а к Елеону надобно идти через Гефсиманию и Голгофу.

Вам, стонущие под тяжестью бедствий и искушений земных, вам нельзя забыть своего креста. Но можно забыть Крест Господень! Чужды ли вы сего забвения? Можно, даже идя вместе со Спасителем на Голгофу, нести крест не Его, а разбойничий. Нет ли в вас сего ужасного недостатка? Если нет, если вы страдаете невинно или вину свою, подобно благоразумному разбойнику, изглаживаете силою веры и слезами покаяния, то вы, несмотря на свое мнимонесчастное положение, блаженнее всех счастливцев мира. Ибо вы с креста пойдете в рай, а они из рая земных сладостей перейдут во тьму кромешную. Но, братия, чувствуете ли вы преимущество своего положения в отношении к вечному предназначению человеческому? Убеждены ли совершенно в том, что, по причине злосчастного жребия вашего, вы, даже без усилий, без трудов, более других подобны своему Спасителю, ближе к Кресту Его и, следовательно, к небу? Это драгоценное чувство спасает ли вас от уныния и ропота? Вознаграждает ли для вас пагубное самодовольство счастливцев мира? Укрепляет ли ваши ослабевающие мысли и руки?

Смотрите, братия, как оканчивается поприще креста! Есть ли слава, подобная славе вознесшегося Господа? Так окончится и ваш путь, только следуйте за Ним неуклонно. Пусть покивают над вами головами и напаяют вас уксусом: это все происходит и с вами, как с Ним, «да сбудется Писание» (Иоан.19:36), да исполнится воля Отца Небесного. Пусть полагают вас в сам гроб, приставляют стражей, и кладут печати: вы пройдете безвредно среди самой тени смертной, только верно следуйте за Ним; только помните, что «если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться» (2Тим.2:5), – если не будет растворять своих страданий преданностью Промыслу, не будет освящать своих скорбей верою в Искупителя. Тягостно, братия, служить отребьем мира, быть предметом гонений, жить в нищете; но это – путь Господень! Оставите ли вы его потому, что он ведет далеко, дальше всех путей мирских – на небо? Помните, что Господь с высоты непрестанно взирает на вас и благословляет ваше терпение. Пройдет несколько лет, может быть, дней испытания, и вы будете с Ним, войдете в Его славу, насладитесь тем, что выше всего мира. «Бегите же, чтобы получить» (1Кор.9:24), или более, будете постигнуты вашим Господом.

Но для чего мы ограничиваем наше собеседование одними счастливыми и несчастными? Путь Господень должен быть путем всех и каждого. За всех нас равно пострадал Господь наш; для всех равно отверсто и небо. Итак, вопрошу всех и каждого: на многое ли в нашей жизни можем указать мы и сказать, что это так сделано или оставлено нами потому, что мы предназначены для неба, что нам должно быть некогда с нашим Господом? Можем ли указать в наших поступках хотя на что-либо подобное? Удержались ли мы, хотя один раз, от греха, сделали ли, хотя одну добродетель, при мысли, что Господь наш взирает на нас с небес?

Ах, братия, как ни мал вопрос сей, но едва ли не найдется между нами людей, которые не могут и на него отвечать утвердительно. Что же значит наша вера в вознесшегося Господа? Верим, или не верим Ему? Если верим, где дела? Если не верим, для чего носить и имя Его? Кто истинно верит в свое небесное предназначение, тот не может быть земным, у того уверенность эта по необходимости бывает началом, одушевляющим весь образ его мыслей и чувств, всю его жизнь и все отношения. Как предназначенный к наследованию престола, но удаленный от сего предназначения на время обстоятельствами, никогда не забывает, что ему должно быть некогда повелителем, везде, где прилично, обнаруживает высоту своего звания; так истинный христианин во всех обстоятельствах жизни, при всех случаях памятует, что он наследник неба, сонаследник Христу – и действует сообразно сему предназначению. Посмотрев на него пристально, всматриваясь в его жизнь, всякий и неверующий заметит, что он смотрит не столько на видимое, сколько на невидимое, живет не столько настоящим, временным, сколько будущим, вечным, что сердце его где-то далеко, не в этом мире, что жизнь его сокровенна высоко, в Боге. Такими точно и казались некогда христиане язычникам.

Но много ли, братия, такого в нас? Есть ли хотя что-либо неземное, небесное, Христово? Если есть, то мы, подобно апостолам, можем возвратиться в дома свои от горы Елеонской с радостью. Благословение возносящегося Господа в таком случае принадлежит и нам, равно как и обетование Святого Духа. При сошествии Своем Он не пройдет мимо тех, которые принадлежат Христу.

В противном случае, нам принадлежит, и еще с большей силою, упрек, сделанный Ангелами при вознесении Господа. С большей, говорю, силою; ибо им сказано было: «что вы стоите и смотрите на небо»! (Деян.1:11), – за то только, что они, по своей любви и усердию, продолжали, долее надлежащего, взирать на небо, принявшее Господа их и Учителя. А нам должно сказать другое, противное: сыны человеческие, что стоите, смотрите не на небо, а на землю? Для чего прилепляетесь всем сердцем к земле, для чего стремитесь непрестанно за одним временным и тленным? Или думаете, что «земля пребывает во веки» (Еккл. 1:4), и потому можно основать на ней вечные жилища? Но будет время, когда «небо и земля, вами любимая, прейдут» (Мф. 24:35). Или мыслите, что Господь оставил навсегда землю, и отдал ее на жертву страстей ваших? Но Он придет так же, как отошел, потребует отчета у приставников земли, взыщет данных талантов, произведет суд над всей землей. Что вы стоите, смотря на землю? Обратите очи к небу, воззрите на Спасителя вашего, давно на вас взирающего. Вступите на путь к небу, давно пред вами лежащий, для легкости на нем сбросьте все тяжести греха, вас подавляющие, примите в руки ваши крест, и идите к своему Спасителю, пока Он благословляет вас на путь сей, пока не затворилось отверстое небо, пока Ангелы, небесные и земные, приглашают вас в обители Отца Небесного.

Слышим, слышим, блаженные небожители, голос ваш, – и хотим вступить на путь Господень; только подкрепите нас и сопутствуйте нам вашей помощью. Наиболее же Ты Сам, милосердный Спаситель наш и Господь, Ты Сам не остави нас, сирот духом и немощных. Воззри с небес на благое произволение и немощь нашу, увидь и благослови нас на путь Твой, облеки на нем силою свыше и утверди колеблющиеся стопы наши, доколе не перейдем в гору Святую Твою, и не соединимся с Тобою. Аминь.

(Свт. Иннокентий Херсонский. «Слова и беседы на праздники Господни», Слово в день Вознесения Господня).

 

Новосвящмуч.Григорий Лебедев

Слово на Вознесение Господне

Возлюбленные братия! В Вознесении Господа, как и во всяком событии земной жизни, можно видеть две стороны.

Одна сторона – вероучительная, догматическая, через нее верующему человеку открывается Христово дело искупления человека. Вознесение – это завершение дела искупления, восход Христа с обновленной человеческой плотью на небо, в царство вечной славы. Дело искупления завершилось и обетованием послать верующим Святого Духа – как Силы, изливающей дары и искупления.

Есть и другая сторона – нравственная. В этом событии приоткрывается образ нашего воскресения, нашего подъема от земли на Небо к Небесному Богу и Отцу.

Сегодня мы с вами и коснемся именно этой нравственной стороны праздника Вознесения.

Итак, этот праздник – образ вознесения человеческой души. Об этом вознесении человеческих душ во время Вознесения Господа повествует Евангелие. Свидетелями Вознесения были апостолы, ставшие таким образом первыми его участниками. Факт вознесения апостольских душ отмечен в Евангелии короткой заметкой: “Они (апостолы) поклонились Ему (Христу) и возвратились в Иерусалим с великою радостью” (Лк. 24,52).

Откуда радость? Почему радость? Апостолы теряют Христа, своего любимого Учителя и Бога… Теряют Его тогда, когда едва раскрылись их глаза, и они поняли, как велик их Учитель. И вдруг, в час потери – радость! Непостижимая радость!

При этом надо помнить, что совсем недавно настроение их было крайне подавленное, – им казалось, что со смертью Христа рушится все Его дело. Еще недавно они проявили полную неуверенность в Христе, – слова мироносиц о Его Воскресении казались им просто пустыми (Лк. 24,11), а апостол Петр только дивился пустому гробу. Им требовались доказательства осязания Его и еды Его (Лк. 24,38-43), за что они заслужили упрек Христа в неверии и жестокосердии (Мк. 16,14). Если учесть еще и то, что “малое стадо” их было ничтожно и слабо, то кажется совсем непостижимой радость учеников в момент ухода от них Господа. Теперь, когда только что открылись их глаза, они еще так слабы и их так мало, уходит с земли вся их опора, их надежда, их радость. И все же “они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью”.

Что случилось? Объяснение может быть только одно – совершилось вознесение их душ. Очевидно, души апостолов поднялись выше земли, совершилось внутреннее срастание их душ с духом Учителя, отчего Его телесный уход уже не переживался ими болезненно. Они знали, что отныне Учитель будет в их душах, и они с Ним вовеки, и потому возликовали. Вот что случилось!

Как это произошло? Об этом рассказывает евангелист: “И вывел их (Господь учеников) вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо” (Лк. 24,50-51). Рассказ символичен. Он символизирует путь подъема христианской души и имеет с этой стороны глубочайший смысл.

В рассказе отмечены три момента вознесения души христианина: а) вывод учеников из города, б) прохождение ими пути в Вифанию и в) подъем на Елеонскую гору, о чем упоминается в Деяниях апостолов (1,12). Каков смысл этих моментов?

Дорога вознесения начинается уходом из города. Город – это заслоняющий горизонт пыльный и шумный мир земли. Вознесение души совершается вне земного мира. Надо вывести душу с запутанных улиц – путей земли, чтобы не был загроможден ее горизонт нагромождением земных целей, чтобы не развлекались глаза ее пестротой маленьких интересов и не пачкалась чистота души в пыли греха. Надо вывести душу из обволакивающей ее пыли суеты и греха, чтобы перед ней открылся горизонт и дорога к Богу.

Надо вывести душу за город. Надо разрубить веревки, связывающие душу с греховною землею, с заботами о службе, о семье, о квартире и кастрюлях, об удовольствиях. Надо разорвать веревки даже мелких забот, дрязг, пересудов, взаимных обид, мелкого самолюбия и мелкого тщеславия, не говоря уже о преступлениях и пороках. Все это и есть пыльный город, город как темница души. Уведи же оттуда душу, если хочешь ее подъема!

Увести душу из города вовсе не означает, что надо полностью отрешиться от земных забот. Пока мы в миру, заботы о мирском неминуемы. Но не надо из этих забот плести сети, затягивающие душу без остатка. Пусть заботы о необходимом останутся, но душа должна быть свободна в главном – в своей постоянной внутренней устремленности к Богу. Только тогда у нас будет сила и способность подняться. А это может случиться лишь тогда, когда устремленность к небу не парализуется, не расслабляется второстепенными привязанностями.

Выведя учеников из города, Христос повел их по пути в Вифанию. И христианской душе, выйдя из города греха, надо пойти в Вифанию. Дорога в Вифанию – часть крестного пути Господа, и на этот путь несения своего креста надо встать душе. Каков же этот путь?

Как для Христа он был путем оправдания Его посланничества, так и для христианина – это путь оправдания своей жизни. Жизнь христианина серьезна, ответственна и играть ею нельзя. Каждый человек имеет в жизни свое назначение, и долг каждого – свое назначение найти и оправдать его. Так было и так будет до конца мира. И если люди редко стремятся понять свое назначение и оправдать его, то жизнь тотчас платит им никчемностью и страданиями.

Выходит, как бы человек ни забивал себе голову надуманными целями жизни, путь правды жизни всегда остается один. Это и есть путь креста, потому что стремление к правде всегда сольется с требованиями совести, Христова закона и борьбой с грехом, а борьба с грехом и осуществление Христова закона всегда требуют насилия над собой, т.е. всегда ставят человека на путь страдания и креста.

Когда душа станет на путь своего креста, тогда начнется ее рост, развитие жизни духа. Тогда душа очищается от пыли греха и дает ростки новой жизни. Таков второй этап пути приготовления к вознесению, который завершается третьим и последним.

Этот последний этап – подъем на Елеон. Подъем на Елеонскую гору символизирует отрыв от низины – греха – и духовный подъем человеческой души. Конечно, он является следствием первых двух этапов пути: уход из города обеспечивает движение души, а путь креста обеспечивает правильность ее роста. Все это совокупно обеспечивает отрыв души от земляности и ее подъем на крыльях духа вверх, в гору, к небу.

Так завершается приготовление к вознесению. Теперь душа, оторвавшаяся от земли, очищенная на пути креста и устремленная ввысь, к Богу, встанет пред невидимым лицом Божиим, и Господь явится ей, как явился ученикам. Господь вольет тогда в душу через силу Духа Утешителя живое чувство близости к ней и пребывания в ней (Лк. 24,49).

Не сиротство и оставленность (Ин. 14,18) зальют душу, а чувство сорастворения с Господом, по слову Его: “Приду к вам… и узнаете (познаете) вы, что… вы во Мне, и Я в вас” (Ин. 14,18-20). Совершится слияние души с духом Учителя и Господа, и зальет душу ликование, как оно залило души апостолов на Елеоне. И ликование это будет неизгладимой печатью приобщения Духу Христову. Хотите ли вы этого? Хотите ли своего вознесения?

Конечно, хотите! Так идите же путем Вознесения, взойдите на свой Елеон и застыньте там с лицом, устремленным к Небесному Отцу, как застыли апостолы с лицами, устремленными к небу (Деян. 1,1-11), и улыбка радости о Христе осветит вас как отпечаток вашей ожившей и поднявшейся ввысь души. Аминь.

(Новосвящмуч.Григорий Лебедев, еп.Шлиссельбургский, «Проповеди», «Слово на Вознесение Господне»). 


Составил и адаптировал: о.Серафим Медведев.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о