Новомученики и исповедники о Московской Патриархии

Просмотров: 35

О слиянии Московской Патриархии с властью по духу антихристовой: 
«Послание (1927г) митр. Сергия и его Синода, не бросило ли возглавляемую им церковную организацию (Московскую Патриархию – ред.) в омерзительные прелюбодейные объятия атеистической, богохульной и христоборческой (антихристовой) власти, и не внесло ли страшное нечестие в недра нашей Церкви?..
(Всего этого не осмелится отрицать митрополит Сергий (Страгородский – ред.), явившийся несчастным инициатором, вернее — орудием чудовищного замысла — осоюзить Христа с Велиаром)… 
«И повел меня (один из семи ангелов) в духе в пустыню, (вещает св. Иоанн Богослов), и я увидел жену, сидящую на звере багряном, преисполненном именами богохульными… и на челе её написано имя: тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным. Я видел, что жена упоена была кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых, и, видя её, дивился удивлением великим…» (Откр. 17, 3, 5, 6).
И как было не дивиться Св. Тайнозрителю, когда он узрел перед собою преображение «жены, облеченной в солнце», «имевшей под ногами луну и на главе венец из двенадцати звезд» (Откр. 18, 2) в «мать блудницам и мерзостям земным», «упоенную кровью святых и кровью свидетелей Иисусовых»!.. 
Гораздо значительнее, в указанном апокалипсическом смысле, представляются события последних дней (слияние Московской Патриархии с властью по духу антихристовой, начавшееся с 1927г. – ред.), связанные с именем митр. Сергия. Значительнее, хотя бы по одному тому, что усаживается на зверя багряного с именами богохульными не самочинная раскольница, а верная жена, имеющая образ подлинного благочестия, видимо не оскверненного предварительным отступничеством. В этом главная, жуткая сторона того, что совершается сейчас на наших глазах, что затрагивает глубочайшие духовные интересы чад Церкви Божией, что неизмеримо по своим последствиям, не поддающимся даже приблизительному учету, но по существу, имеющим мировое значение…
«И услышал я иной голос с неба, говоривший: выйди от неё, народ Мой, чтобы не участвовать вам в грехах её и не подвергнуться язвам её» (Откр. 18, 4)… Здесь мы соприкасаемся с Тайной великой и, в известном смысле, последней Тайной земного бытия Церкви и человечества. 
Тайной является и вопрос, естественно возникший при чтении последнего приведенного мною стиха из Апокалипсиса, где верные призываются выйти из Вавилона, — вопрос о том — когда народ Божий должен совершить свой выход (из Московской Патриархии и тех церковных организаций, которые заразились духом антихристовым – ред.)… «Тогда, когда Вавилон будет на рубеже Суда»… «Рубеж Суда» не есть ни хронологически, ни внешне видимый признак. Для усмотрения его люди должны иметь отверстыми духовные очи» (Новомуч.Михаил Новоселов, «Письмо другу», 22 октября 1927г).

Новомученик Михаил Новоселов, имея свои духовные очи отверстыми, совершил свой выход из Московской Патриархии в 1927г., после издания сергианской декларации митр.Сергием (Страгородским). За что и пострадал, принявши мученическую кончину.

***

«Итак, митр. Сергий попрал не внешнюю сторону, а самое внутреннее существо церковного Православия. Ведь «осанна» Христу и Антихристу, исполняемая сейчас в христианских храмах, касается самой сущности христианской веры и представляет собою явную апостасию – отпадение от веры, богоотступление» (новосвящмуч.Павел Кратиров, «О модернизированной Церкви или о сергиевском «православии»»). 

«Я, грешник, думаю, что таких церковных деятелей нужно назвать не только еретиками и раскольниками, но и богоотступниками. Ведь митр. Серий вводит в церковное богослужение неслыханную в истории Церкви ересь модернизированного богоотступничества» (новосвящмуч. Павел Кратиров, «О модернизированной Церкви или о сергиевском «православии»»).

«Сергианство для многих потому и ускользает от обвинения его в еретичности, что ищут какой-нибудь ереси, а тут – самая душа всех ересей: отторжение от истинной Церкви и отчуждение от подлинной веры в ее таинственную природу, здесь грех против мистического тела Церкви, здесь замена его тенью и голой схемой, костным остовом дисциплины. Здесь ересь как таковая, Ересь с большой буквы, ибо всякая ересь искажает учение Церкви, здесь же перед нами искажение самой Церкви со всем ее учением» (новомуч.Михаил Новоселов, «Апология отошедших от митр. Сергия /Страгородского/»).

«Само сергианство есть одна лишь воплощенная ложь и духовная пустота и бессилие. Это Ложь с большой буквы, это Лесть перед одними, обольщение других, это воистину “церковь лукавнующих”. Это еще не антихрист, но это уже его Антицерковь» (новомуч.Михаил Новоселов, «Апология отошедших от митр. Сергия /Страгородского/»).

«Митр. Сергий подменил не какой-нибудь отдельный догмат еретической ложью: он подменил саму Церковь: вот почему за деревьями его обманчивых слов не видят леса его церковной неправды» (новомуч.Михаил Новоселов, «Апология отошедших от митр. Сергия /Страгородского/»).

«Отступники превратили Церковь Божию из союза благодатного спасения человека от греха и вечной погибели в политическую организацию, которую соединили с организацией гражданской власти на служение миру сему, во зле лежащему (1Ин. 5:19)» (новосвящмуч.Виктор Островидов, «Из послания к пастырям»).

«Являясь во всей своей деятельности еретиком антицерковным, как превращающий Св. Православную Церковь из дома благодатного спасения верующих в безблагодатную плотскую организацию, лишённую духа жизни, митр. Сергий в то же время через своё сознательное отречение от истины и в своей безумной измене Христу является открытым отступником от Божией Истины» (новосвящмуч.Виктор Островидов, «Последнее из известных посланий вл. Виктора»).

«Когда по целой церкви раздаются признания и вводят порядки, от которых несет мерзостью духовного запустения и смрадом духа лестча, тогда именно отдельным совестям Господь открывает, что это – воня смертная и внушает им сперва просто отвратиться от сего тлетворного духа, а затем порождает в сознании и точное слово о сем новом церковном испытании, и это слово становится догматом веры. Так было в начале всех больших ересей: для большинства церковного ново возникавшее.
Еретичество сперва не казалось таковым, а лишь по местам начинали слышаться голоса, предупреждающие об опасности. Когда же проходило время, положенное Богом, Церковь и в своем видимом целом осознавала новое учение, как чуждое себе и от мира и князя его привнесенное, и извергала его из своего вселенского организма» (новомуч.Михаил Новоселов, «Апология отошедших от митр. Сергия /Страгородского/»).

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о