О чувстве страха и страхе Божием

Просмотров: 29

Аноним:  Вера из страха — это скорее неверие.
Вера из страха порождает жестокости (расколы, инквизиции, отчаянья, ревность не по разуму) или, наоборот, легкомысленные отступления в виде «протестов», «обольщений», искажений понятий.
Информация о «потустороннем», невидимом (адские чертоги, мытарства, демонические козни и напасти), благодаря временам истинной веры и духовному опыту, ныне действует двояко. Люди обращаются к вере «из страха», и, как следствие, суеверия, новоязычество, сектанство, фарисейство, магизм, законничество, лукавства, лицемерие и т.д.
Поэтому ныне так важно говорить о том, что такое Ад, Рай с истинной (правоверной) точки зрения и осмысление понятий загробной участи.


О.Серафим:  Чувство страха естественно человеку по естеству.Если убрать у человека чувство страха, то он не будет бояться никакой опасности, и это может вредить его здоровью, вплоть до смерти. Так одна из отраслей современной лже-науки все время стремиться к тому, чтобы создать супер-солдата, которому неведом никакой страх.

Страх смерти удерживает человека от самоубийства или самоуверенных действий и поступков, которые могут привести его к смерти. Чувство опасности и страха помогает человеку быть благоразумным, в различных жизненных обстоятельствах, приключающихся с ним. Если у человека убрать чувство страха, то он никогда не будет бояться никакого злого поступка, так как, ему будет неведом не только страх Божий, но он не будет бояться и нарушения закона. Когда в государстве бездействуют законы, по отношению к преступникам, то они не боятся их нарушать, и в обществе водворяется насилие и жестокость. Что сейчас и происходит. А страх наказания помогает остановить преступность, в обществе человеческом.

Просто в наше время, одни, творя беззаконие, совершенно не боятся никаких наказаний закона, так как он бездействует. А другие, – предаются чрезмерному страху, там, где он не нужен. И доходят до всеразличных маразмов.

Так как, к чувству страха приразился первородный грех, то оно нуждается в очищении от примеси духа самости, как и все другие чувства. Поэтому, если чувство страха научиться проявлять к месту, к времени и в меру, то от этого будет польза для души. Как раз о таком проявлении чувства страха Св.Писание и говорит: «Начало мудрости — страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его» (Пс.110:10); «Начало мудрости — страх Господень» (Прит.1:7); «Страх Господень — источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Прит.14:27); «Страх Господень научает мудрости» (Прит.15:33); «Милосердием и правдою очищается грех, и страх Господень отводит от зла» (Прит.16:6); «Страх Господень ведет к жизни, и кто имеет его, всегда будет доволен, и зло не постигнет его» (Прит.19:23). То есть, когда человеку бывает трудно удержаться от греха, и грех его влечет, то он может использовать чувство страха Божия, чтобы удержаться от совершения греха. Так, к примеру, если человека влечет сильное блудное желание, то чувство страха смерти, адских мучений и Страшного суда может содействовать ему в борьбе с этой страстью. Точно так же, его можно задействовать и в борьбе с другими страстями, особенно с теми, которые наводят телесные сладострастные чувства и ощущения. Так как, сладострастие расслабляет, а чувство страха протрезвляет и бодрит. Но чрезмерность в этом чувстве, и подавление симпатических чувств там, где они необходимы, может приводить к душевному ожесточению.

Неверным является и то понятие, что в отношениях с Богом нужно руководствоваться только чувством любви. Так, к примеру, протестанты и многие другие, руководствуясь только этим чувством в своих отношениях к Богу, под предлогом, что мы дети Божии и, поэтому, чувства страха Божия не должны допускать. Таким образом, доходят до панибратских отношений с Богом, и начинают дерзко и вольно вести себя, по отношению к Богу. При этом, поступая так, они продолжают ощущать внутри себя чувство приятности, душевное сладострастие, которое воспринимают за любовь Божию. Все более и более стремясь к услаждению чувством приятности, разжигают в себе душевное сладострастие, используя это как средство для ощущения своей правильности и праведности, для духа самоутверждения. При этом, они думают, что находятся в любви Божией, но не видят того, что они просто в самообольщении и духовной прелести. – Через этот настрой духа они соединяются с демонами, которые приносят еще более усладительные сладострастные состояния, и, утвердившимся в этом настрое духа, начинают подавать свои бесовские откровения, искусно прикрывая их словами Св.Писания или Св.Отцов, приводя их не к месту, не к времени. Но одержимый этим духом не видит этих бесовских козней, и воспринимает все это за волю Божию, за действия Божией благодати.

 Другие, не очистивши чувство страха Божия от примеси духа самости, возгревают его в себе, где надо и не надо, чрезмерно. Проще говоря, через посредство возгревания чувства страха Божия, начинают искать дух самоутверждения и, таким образом, заходят в состояние душевного ожесточения и очерствения, окаменелого нечувствия. Отсюда происходит омрачение ума и наступает духовная слепота. И там, где надо проявить милосердие, снисходительность, душевную теплоту, они так не поступают, но проявляют ревность, как бы по Богу, под благовидным предлогом исполнения заповедей Божиих, канонов и правил, воли Божией. Но они не видят того, что вся их ревность проявляется не к месту, не к времени; и благовидные предлоги, со ссылками на заповеди Божии и букву закона, являются лукавым обманом, самих себя и других, который прикрывает ревность не по разуму. При этом, они не видят погибельности своего душевного состояния и думают, что таким путем они служат Богу, угождают Ему и спасают свою душу и души других. В реальности же, они просто находятся в духовной прелести и самообольщении. В таком же душевном состоянии оказались фарисеи и законники, предавшие Христа на распятие, и гнавшие истинных служителей Божиих, под предлогом спасения других людей и служения Богу.

Иные, задействуя свою мнительность, возгревают чувство страха там, где оно совершенно не нужно, и как говорит об этом Св.Писание: «Там убоятся они страха, где нет страха» (Пс.52:6). То есть, они боятся там, где нечего бояться. И, исходя из этого состояния, возгревают, в себе и других, чувство животного страха. Они точно так же могут получать бесовские откровения, воспринимая их за Истину, но, прикрывая их ссылками на Св.Писание или Предание, они не видят того, что это бесовские благовидные предлоги, приводимые не к месту, не к времени. Это то же состояние духовной прелести и самообольщения, из которого рождаются всякие ложные понятия и учения.

Чувство страха Божия необходимо использовать для возгревания и воспитания правильных душевных чувств. Оно и является необходимым для того, чтобы не отдаваться страстным чувствам, а возгревать противоположные им, верные душевные чувства, особенно в те моменты искушений, когда восстает, или борет нас, то или иное греховное, страстное чувство.

Критерием правильности применения чувства страха Божия являются истинные плоды духа, такие как: дух сокрушенный и смиренный, перед Богом, дух незлобия, милостивости и сострадательной любви, дух кротости, доброжелательства и добродушия, дух душевной простоты. У кого есть такой душевный настрой, тот значит верно применяет чувство страха Божия, к месту и к времени. Оно, собственно говоря, и должно применяться только для того, чтобы воспитывать этот верный душевный настрой.

От неверного применения чувства страха может рождаться дух отчужденности и отрешенности, равнодушия и жестокости, надменности. Душа от этого ожесточается, наступает состояние черствости и душевной окаменелости, или сердечного нечувствия. В итоге, от этого является внутреннее ощущение своей правильности и праведности, через посредство которых, в глубине духа,  ищется дух самоутверждения. Особенно такое состояние является характерным для тех, кто по настрою своего духа является фарисеем (внешним праведником, обрядовером) или законником (ревнителем буквы закона). Конечно, оно не сразу ощущается у тех, кто встал на этот путь. Но постепенно, со временем, они проникаются этим духом и становятся носителями его.

Чувство истинного страха Божия есть дар Божий, который подается там, где есть дух сокрушенный и смиренный, перед Богом. Если нет духа сокрушенного и смиренного, перед Богом, духа милостивого и незлобивого, то чувство страха Божия становится прелестным, и может заводить в состояние духовной прелести и самообольщения.

Во всех этих случаях, приводящих к самообольщению и духовной прелести, все ищут одного, – дух самоутверждения, ощущение своей правильности и праведности, удовлетворение духа самости и гордыни. Но только одни для этого используют душевное сладострастие, воспринимая его за любовь Божию; а другие, – чувство страха, дух отчужденности и отрешенности, который они воспринимают за состояние бесстрастия или за чувство истинного страха Божия. И то и другое, – духовная прелесть и самообольщение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *