О некрещенных младенцах и крещении детей

Просмотров: 36

Младенцы, хотя и некрещенными умирают, но во ад не идут. Они никак не могут идти во ад. Ведь все человеки судятся по тому, как они направляли свою волю; по совести ли, по воле Божией? То почему тогда будут судиться младенцы, если у них еще не проявилась совесть, не включилось сознание. Господь праведен и не отошлет младенцев во ад, потому что произволением своим они не нагрешили, по причине отсутствия сознания и прявлений совести.

Но по этой же причине, они и блаженства того, которое даст им Господь, осознавать не будут. Как здесь на земле взрослые улыбаются около младенца, и он улыбается, ему хорошо, но он не понимает почему – не осознает. Так и усопшие младенцы, хотя и получат блаженство, но не смогут им вполне наслаждаться, потому что не будут его осознавать. Так же, как и собачка: ее погладили, ласково с ней говорят – она и рада, прыгает, бегает, ласкается, ей хорошо: но сознания нет, не осознает, сама, чему радуется.


Аноним:  Зачем же тогда крестят детей и зачем дается крёстный?


О.Серафим:  Когда образовалась православная государственность, то в основном наиболее тогда и стали крестить детей, хотя крестили и до того, но в меньшей степени. Пример тому – святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, и мн. др. святые того времени, крестились во взрослом возрасте. Хотя при этом их воспитывали верующие родители или родственники, которые сами принадлежали к истинной Церкви, были христианами, приступали к Таинствам, и проводили святую жизнь.

Крестят детей, чтобы родители и крестные хранили дар Искупительной Благодати и воспитывали, научали ребенка пока он не придет в возраст – к зрелому сознанию. Когда ребенок вырастет, тогда он сам уже продолжает хранить и развивать полученную при крещении и сохраненную, родителями, теми кто его воспитывал, Благодать.

Об этом очень хорошо говорит свт. Феофан Затворник:
«Божественная Благодать нисходит на младенческую душу и производит в ней всё одна, так как бы при этом участвовала и свобода, на том единственно основании, что в будущем сей, не сознающий себя и не действующий лично, младенец, когда придет в сознание, сам охотно посвятит себя Богу, желательно восприимет Благодать, нашедши в себе Ее действия, рад будет, что Она есть, и возблагодарит, что так сделано для него, и исповедует, что если бы в минуту крещения даны были ему смысл и свобода, он не иначе поступил бы как поступлено, и не захотел бы иного.
Ради такого будущего свободного посвящения себя Богу и сочетания свободы с Благодатью, Божественная благодать вся подается младенцу и без него всё в нём производит, что производить ей свойственно, по одному уверению, что требуемое желание и предание себя Богу будет несомненно, – уверению, какое дают восприемники, поручаясь Богу перед Церковью, что сей младенец, пришедши в сознание, явит именно такое употребление свободы, какое требуется для Благодати, принимая на себя обязанность самым делом довести до того младенца восприемлемого. 
Итак, всё внимание тех, на которых лежит обязанность блюсти в целости принятое из купели дитя – христианина, должно быть обращено на то, чтобы никак не допустить опять возобладать над ним греху, всячески подавлять сей последний и обессиливать, а направление к Богу возбуждать и укреплять» («Путь ко спасению», гл. «Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения»).

Вот крёстный и берет не себя эту обязанность. Он должен дать православное воспитание. Смысл и цель у него – не просто дать набор знаний, а воспитать православный, истинно-христианский дух. Научить младенца подавлять в себе всё плохое, т. е. проявления первородного греха, духа самости, и развивать всё доброе – Евангельское добро.

Блаженный Дионисий Ареопагит об этом говорит так: «Божественным нашим наставникам угодно было допускать к крещению и младенцев, под тем священным условием, чтобы естественные родители дитяти поручали его кому-нибудь из верующих, который бы хорошо наставил его в предметах Божественных и потом заботился о дитяти, как отец указанный свыше, и как страж его вечного спасения. Этого-то человека, когда он дает обещание руководить отрока к благочестивой жизни, заставляет иерарх произносить отречения и священное исповедание» («О церковной иерархии»).


Аноним:  А говорят, что младенец, хотя еще и не нагрешил, но заражен первородным грехом. Поэтому с крещеных младенцев снимается первородный грех, а на некрещеных остается?


О.Серафим:  Да, но только не механически и магически; и только при правой вере и с правым намерением и решимостью тех, кто будет воспитывать младенца. Из вышеприведенного случая с агарянами (арабами, мусульманами) мы видим, что они были крещены в младенчестве, но Церковь не признала их крещения, так как оно было совершено не с тем намерением. Отсюда следует, что хотя их и покрестили, внешне, но прощения первородного греха они не получили, так как не было правого и должного намерения.

То же самое говорит и свт. Феофан Затворник: «Божественная Благодать вся подается младенцу и без него всё в нём производит, что производить ей свойственно, по одному уверению, что требуемое желание и предание себя Богу будет несомненно – уверению, какое делают восприемники, поручаясь Богу перед Церковью,.. принимая на себя обязанность самим делом довести до того младенца восприемлемого».

Как мы видим, для принятия Благодати крещения младенцу необходимо условие – правая вера и должное намерение и решимость; условие, которое обязуются выполнять восприемники, а проще говоря те, кто, в дальнейшем, будут воспитывать младенца.

Если это условие исполняется, то совершается Таинство крещения. Если это условие не соблюдается, то Таинство не совершается.

То же самое говорит и апостол от семидесяти св. Дионисий Ареопагит, ученик ап. Павла: «Божественным нашим наставникам [т. е. Апостолам] угодно было допускать к крещению и младенцев, под… священным условием». – Итак, младенцев можно крестить только под условием. Каким? – «чтобы… поручали его кому-нибудь из верующих, который бы хорошо наставил его в предметах Божественных и потом заботился о дитяти… как страж его вечного спасения»; т. е. младенец должен быть воспитываем в духе правой веры.

Если это условие соблюдается, то можно крестить: Таинство совершится – Искупительная Благодать снизойдет на младенца, первородный грех будет прощен.

И соответственно, если это условие не соблюдается, то младенца крестить нельзя: ибо Благодать снисходит по вере восприемника, т. е. того, кто будет воспитывать младенца, «как страж его вечного спасения». Без соблюдения этого условия, Таинство не совершится – Благодать Искупительная не будет дана, первородный грех не будет прощен.

Если бы прощение первородного греха совершалось просто, через правильное совершение внешней формы крещения, то такое прощение было бы чисто механическим, обрядоверческим – магическим.

Но такое понятие неправильное, не православное, не христианское. Если бы было всё так, то и не было бы проблем: загнали бы всех в Тихий или другой какой океан, перекрестили и жили бы хорошо, тихо, мирно, – первородного греха бы не было. Это католическое понятие о грехе, чисто юридическое: и крещение и прощение греха, т. е. покаяние, получается, как юридическая сделка, совершаемая чисто механически, через посредство внешней формы, обряда.

Хорошо, первородный грех прощается, но почему мы продолжаем раздражаться, гневаться и удовлетворять и все другие страсти? Как же мы тогда грешим? Скажут сектанты: «Это уже не мы, а бесы, это уже страсти, а первородного греха нет». Но страсть – это и есть как раз постоянное, неоднократное, вошедшее в навык и привычку проявление первородного греха. Это и говорит о том, что первородный грех есть и остается в человеке.


Аноним:  Описывается случай у прот. Дьяченко. К умирающему младенцу позвали священника, но тот не застал его в живых. Все очень опечалились. Но младенец воскрес, принял крещение, и потом уже умер. Все были изумлены чудом и прославили Бога за оказанную младенцу милость.


О.Серафим:  В данном случае, и подобных ему, все смотрят, в основном, на чисто внешнее событие, но духовной сути его не улавливают. И из-за этого происходит неправая вера. Этот случай был в дореволюционной России. И необходимое условие, – которое мы с вами рассмотрели выше, – для совершения Таинства Крещения над младенцем, было. То есть, была правая вера и жизнь по вере у родителей младенца. И потому Господь воскресил младенца, чтобы его окрестили, и этим утешил родителей, – чтобы они не впадали в отчаяние. А у современного читателя, не имеющего правой веры и жизни, от прочтения таких рассказов является неправильное понятие. Понятие и отношение к Таинству Крещения – чисто магическое.

Такое понятие и рассуждение истекает из католического богословия, понятие о грехе и его прощении – юридическое. Это обличают в своих творениях многие Св.Отцы. Святитель Феофан Затворник пишет, что не бывает прощения греха магически, механически, ибо это вопрос нравственный.

Прощение греха заключается в сокрушении духа самости, и возгревании чувства ненависти к нему, и решимости более не грешить. Тогда Благодать снисходит и закрепляет эту решимость, дает ей силу и власть над грехом. В этом и заключается прощение первородного греха. Первородный грех есть, он живет, но мы имеем силу его останавливать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *