Ответы преп.Нифонта Цареградского

1). Некоторый брат вопросил блаженного Нифонта: Скажи мне, Отец мой, слово на пользу, как мне спастись?

В ответ на сие Старец сказал ему: Сын мой! Если ты хочешь жить посреди людей, то должен исполнять следующее: отнюдь никого не порицать, не осуждать, не гневаться, никого не уничижать, также не помышлять о себе, что сделал когда-либо доброе дело, и остерегайся говорить: такой-то живет хорошо, а такой-то невоздержно, ибо сие-то и значит: не судите (Мф.7:1). Но на всех смотри одинаковыми глазами, с одинаковым сердечным расположением, с одинаковым помыслом, в простоте сердца, и принимай всех, как Самого Христа. Не приклоняй уха твоего к человеку, который клевещет (на ближнего), и не услаждайся (беседою) такого, но содержи уста твои во многом молчании, будучи медлен на беседу и скор на молитву. И не укоряй никогда клеветника или другого кого, делающего беззаконие, – но всегда смотри на свои недостатки, укоряй и уничижай себя ежедневно.

2). Брат сказал: Это, Отец мой, возможно лишь совершенным подвижникам.

Блаженный отвечал: Сын мой! Юность если имеет смирение, этого ей достаточно, ибо Бог ничего более не требует от юного, как только чистоты и смирения. Ты же, сын мой, будь кроток и смирен, сострадателен и милостив, считай себя хуже всех людей и будешь поистине жить с Богом. Подвизайся и о том, чтобы не мечтать о себе: я достиг в меру такого-то Святого; но говорить себе всегда так: знаешь ли, душа моя, что мы грехами превзошли и бесов, а доброго дела никогда не сделали Бога ради, и горе нам, о, унизившаяся, что мы сделаем в день судный? Во все течение жизни твоей, сын мой, молись как грешник, говоря на всякое время: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня! И: Боже очисти меня грешнаго! Повторяй всегда и эти слова: от тайных моих очисти меня, и от чуждих пощади раба твоего (Пс.18:13,14). Знай же и то, что не должно удовлетворяться добрыми своими делами, и не уповай на них, потому что не знаем, угодны ли они, или не угодны Богу. А посему уповай более на Бога и на силу Его, считай себя за бесполезный прах. Отсюда и (последует) исправление.

3). Брат опять сказал: Отец мой! Каким образом человек может побеждать всякое искушение, находящее на него от врага?

Старец отвечал: Сын мой! Если найдет на тебя какое-либо искушение, победа ему состоит в молчании, смирении и в том, чтобы говорить: благослови Отче! все же дела смиренномудрого благоугодны Богу и похвальны пред Святыми Ангелами Его, грозны же и страшны бесам. Итак, сын мой, будь смирен и весьма сокрушен сердцем, дабы Дух Святой возжелал вселиться в тебя, и Он додаст тебе силу отвергнуть от себя всякое житейское попечение.

4). (Брат) вопросил еще: Как ныне Святые умножились во всем мире, будет ли также и при кончине века сего?

Блаженный сказал ему: Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют Пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время, те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением и в Царствии Небесном окажутся большими Отцов, прославившихся знамениями; потому что тогда никто не будет делать пред глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и побуждали их с усердием стремиться на подвиги.

Занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо все будут низложены чревоугодием и тщеславием, и будут служить для людей более соблазном, чем образцом, посему добродетель будет в пренебрежении еще более; сребролюбие же будет царствовать тогда, и горе монахам, богатеющим златом, ибо таковые будут поношением для Господа Бога и не узрят лица Бога Живаго. Монах или мирянин, которые дает в лихву злато свое, если не отступит от такового лихоимства, будет погружен в глубоком тартаре, потому что не пожелал принести (злата своего) в жертву Богу через благотворение нищим. Посему, сын мой, как я уже сказал прежде, многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути.

5). Брат вопросил еще: Скажи мне, Отец мой, отчего некоторые изнуряют тела свои воздержанием, а страсти царствуют над ними: гнев, вражда, памятозлобие, зависть и злейшее всех немилосердие, и скупость; некоторые же из добродетельных едят и вино пьют, а в них не видно никакого греха. Что это значит?

Преподобный же сказал: Много постящиеся и не исправляющиеся, как думаю, сын мой, претерпевают это из-за уст своих, ибо тот, кто не хранит всегда своих уст, если и весь год постится, не получает никакой пользы. Итак, раздражает ли тебя диавол на гнев, не говори ничего, – и ты одержал победу над страстию. Опять возбуждает ли тебя враг на зависть, не клевещи, – и ты победил лукавого, ибо плод зависти есть оклеветание. Если разжжет тебя обольститель на блуд, не отверзай уст своих для беседы с женщиною, также не позволяй себе излишества в пище и питии, – и ты укрепился на него; притом возьми прут и посеки себя, и боль отгонит брань, ибо, по сказанному (в Писании), полезнее для тебя будет, если даже погибнет один из членов твоих, нежели все тело твое ввержено будет в геенну огненную (Мф.5:29). Если этот дикий вепрь возбуждает в тебе желание многоценных явств, то пойди в отхожее место и узнаешь зловоние их. Если кто укорит тебя, или осудит, или назовет безумным, ты смири помысл свой и осуждай себя как грешного; вспомни, что Христос Сын Божий был оплеван, поруган грешниками, биен по главе тростию, и посему почитай себя недостойным и того, чтобы жить. О тех же добродетельных, которые едят и пьют (по-видимому свободно), знай, что они суть доблественные воины, поправшие греховные страсти и теперь сделавшиеся господами и властелинами, получив от Бога дарование бесстрастия. Они сперва предались воздержанию, и подвизаясь, достигли наконец цели, которой желали. Впрочем, делающие так часто делают это лишь перед людьми, пребывая же наедине – в безмолвии, подвизаются в воздержании, вознаграждая в келлии пощением то, чего они лишили себя (малым) разрешением перед людьми.

Из жития преп.Нифонта Цареградского *

Преподобный Нифонт был родом из Пафлагонской страны, из города Плагиона (в северной части Малой Азии.), и был сыном одного знаменитого человека по имени Агапит. В отроческом возрасте он был поручен воеводе Савватию, присланному из Царьграда в Пафлагонию царем Константином Великим. Воевода же отослал отрока для образования со своим протовестиарием (одна из должностей императорского константинопольского двора. Протовестиарий имел главный надзор за царскою одеждою (гардеробом)) в Царьград к своей жене. И стал учиться отрок у пресвитера Петра, жившего при доме воеводы, и учился прилежно и успешно, так как был способен к учению. В малом возрасте Нифонт был добр, тих, кроток, смиренен, и любил ходить в церковь. Придя же в юношеский возраст, он стал понемногу развращаться от дурных товарищей: юноши, если они не воспитаны в страхе Божием, легко поддаются дурному примеру. И если среди взрослых людей добрый легко развращается злым, как сказано: “со строптивыми развратишься” (Пс. 17:27), чаще это бывает среди юных, которые, естественно, более склонны ко злу, чем к добру, как написано: “помышление сердца человеческого – зло от юности его” (Быт. 8:21). Так и юный Нифонта начал вести праздную и ленивую жизнь, есть без меры и упиваться, научился от бесчинных юношей празднословию и сквернословию, стал ходить на представление скоморохов, потом и на скверные дела и все ночи проводил с товарищами в беззакониях, оскверняясь нечистыми грехами, к тому же стал он и красть, ссориться и драться со всеми, и другим молодым людям был он на соблазн, так как не только сам совершал всякое беззаконие, но и многих других склонял к тому же. Один знакомый Нифонта, по имени Василий, постоянно говорил ему:

– Горе тебе, Нифонт! Ты жив телом, но уже умер душою, и только тень твоя ходит среди людей.

А Нифонт то не обращал внимания на эти слова, то начинал рыдать и плакать о грехах, однако, продолжая следовать дурным привычкам, он утопал в скверных делах, как в море, и, отчаявшись совсем в своем спасении, говорил:

– Я уже погиб и не могу возвратиться к покаянию, – так по крайней мере буду наслаждаться здесь земными сладостями.

И до того ожесточил диавол сердце Нифонта, что он не мог уже совсем молиться: ибо у него как бы камень всегда лежал на сердце. А та госпожа, у которой жил Нифонт, видя такую развратную жизнь его, с сокрушением сердечным говорила:

– Горе мне! Откуда на меня эта напасть?

И много раз наставляла его, ссорилась с ним, бранила и била его, но он оставался неисправим. Об этом повествуется, дабы показать, сколь велико милосердие Божие, которым Он выводит честное из недостойного и из грешников делает праведников, – и что нет греха, превышающего человеколюбие Божие. Пусть и у нас грешных будет пример, чтобы не отчаиваться нам, погруженным во многие беззакония, но исправиться покаянием, подобно Нифонту. Ибо он был как бы сосудом греха, но впоследствии, через истинное покаяние, стал сосудом Святого Духа, как мы сейчас узнаем из последующего рассказа.

Был у Нифонта один друг по имени Никодим. Однажды пришел к нему Нифонт, Никодим взглянул на него и ужаснулся, с удивлением смотря ему в лицо. Нифонт спросил его:

– Что ты на меня так смотришь, словно на незнакомого?

Никодим отвечал

– Поверь мне, брат, я никогда тебя таким не видал, как теперь: у тебя лицо страшное, как у ефиопа.

При этих словах юноша испугался, а вместе с тем и стыдно стало ему, и, закрыв лицо рукою, он ушел опечаленный. По дороге он говорил сам себе:

– Горе мне грешному! Если в этом мире я черен душою и телом, то что же я буду на суде Божием? Как явлюсь я перед Лицо Божие? Горе мне несчастному! Где ты теперь, душа моя? Горе мне! Что мне делать? Могу ли я еще покаяться? Есть ли, кто бы наставил меня к покаянию и сказал мне, могу ли я еще спастись? Как скажу я Богу. “Помилуй меня!” – когда я совершил перед Ним столько скверных дел?

И много еще кроме этого говорил Нифонт сам себе, наконец пришел домой печальный и усталый, в нем боролись противоположные помыслы. Добрый помысел говорил ему. “Помолись ночью Богу: как Он хочет, так и поступит с тобой”. А злой помысел противился этому, говоря: “Если встанешь на молитву, то потеряешь рассудок, будешь юродивым, и все станут над тобой смеяться”.

Бес влагал ему страх в ум и сильно смущал его душу. Он же, несколько укрепившись, сказал сам себе:

– Когда я жил блудно, никакого зла со мной не случалось, неужели же теперь, когда я хочу помолиться Богу, со мной случится какое-нибудь зло? Проклят ты будь, нечистый и пронырливый бес, внушающий мне это!…

Впоследствии, принес Нифонт покаяние и обратился своей жизнью к Богу.

Бог попустил прийти на Нифонта искушению, чтобы, испытанный как золото в горниле, он оказался достойным благодати Господней, искушение же то состояло в повреждении его ума, и оно, по диавольскому наваждению, продолжалось четыре года. Стоял однажды Нифонт на молитве с вечера до утра и вдруг услыхал страшный шум, несущийся справа налево. Святой ужаснулся и думал, что это за шум, и тотчас явился диавол с громким ревом и яростью и навел такой страх на святого, что ум его помрачился, едва придя в себя, он хотел помолиться и осенить себя крестным знамением, как диавол напал на него, со словами:

– Оставь молитву, и тогда я не стану бороться с тобою!

Блаженный же отвечал:

– Ни за что не послушаю тебя, нечистый дух: если Бог повелел тебе погубить меня, с благодарностью принимаю это, если же нет, то скоро с помощью Божией одолею тебя!

Диавол сказал на это:

– Ты заблуждаешься, Нифонт, Бога нет, ибо где Он? Так постоянно говорил ему бес, развращая и помрачая его ум. Святой же отвечал ему:

– Ты говоришь, диавол, как безумный, ибо “сказал безумец в сердце своем: “Нет Бога”” (Пс. 13:1).

Он хотел молиться, но не мог: произносил слова, а ум не покорялся ему. Горько печалился святой, помутившись умом, с этих пор он потерял рассудок и страдал, а когда он несколько приходил в себя, опять бес, не переставая говорил ему: “Нет Бога”, – но святой отвечал:

– Если даже я впаду в блуд, если убью, если еще какой грех сделаю, но от Христа моего не отвернусь.

Диавол же опять говорил ему:

– Что ты говоришь: есть ли Христос? Нет Христа: я один всем владею и царствую над всем, кто тебе сказал, что есть Бог или Христос?

– Не прельстишь меня, темная власть! – отвечал святой. – Отойди от меня, враг всякой правды!

Диавол же не отступал и все боролся с ним, помрачая его ум и принуждая сказать: “Нет Бога”. Так четыре года боролся святой с бесом и принуждал себя к молитве. Однажды, во время молитвы, усомнившись, есть ли Бог, взглянул он на икону Спасителя и, вздохнув из глубины сердца, простер руки к иконе, со словами:

– Боже, Боже мой, зачем Ты меня оставил? Дай мне узнать, что Ты Бог, и что нет иного кроме Тебя, чтобы мне не преклониться к вражьему совету.

С этими словами он увидал, что лик Христа на иконе светится как солнце, и при сем обонял благоухание несказанное. В ужасе упал он на землю, говоря:

– Прости меня, Владыка, что я искушал Тебя, сомневаясь в Тебе, Боге моем, теперь я верую, что Ты Един Бог и Создатель всей твари…

С того времени сошла на Нифонта благодать Божия, ибо прошли уже четыре года испытания его; после сего у него всегда было веселое и светлое лицо, так что некоторые недоумевали и говорили:

– Что это значит, столько лет он ходил угрюмый, а теперь радуется и весел?

У святого же явилось мужество против бесов, насмехаясь над ними, он говорил:

– Где те, кто утверждали, что нет Бога? И побеждал их постоянною молитвою. Размышляя о своих прежних грехах, он сказал себе:

– Пойдем, грешный Нифонт, в церковь, исповедуем грехи наши Господу, там ожидает нас Отец щедрый.

И пошел он в церковь. Подойдя к церковным дверям, Нифонт поднял руки кверху и с горьким стенанием воскликнул:

– Приими, Господи Иисусе Христе, Боже Мой, меня, умершего душою и умом, Приими сквернослова и грешника, оскверненного душою и телом, и не отврати Лица Твоего, не говори, Владыко: не знаю, кто ты, но вонми гласу моления моего и спаси меня, ибо Ты не хочешь смерти грешников, и я не отступлю от Тебя, пока Ты не услышишь меня и не дашь прощения моим согрешениям.

Во время этой молитвы, вдруг послышался сильный шум с неба, и святой в восторге увидел лицо светлого мужа, явившееся в облаке, и были видны протянутые руки, которыми он обнял блаженного, как некогда отец блудного сына (Лк. 15:20), и целовал его в шею, говоря:

– Хорошо ты сделал, что пришел сюда, скорбящее чадо Мое! Много Я печалился и тужил о тебе, как горело Мое сердце ожиданием, когда ты обратишься ко Мне, вечером ли, утром ли; теперь Я радуюсь, теперь веселюсь, видя, что ты обратился ко Мне всем сердцем.

Это рассказал впоследствии Нифонт своему ученику, и при этом сильно плакал. После сего, когда он молился опять, явился ангел Божий с чашею, полною мира, которое он возлил на главу его, и наполнилось благоуханием то место, также, когда он бил себя по телу, причиняя себе раны, ангел сошел и кадил вокруг него, распространяя в том месте благоухание.

Настолько просветились духовные очи у блаженного Нифонта, что он знал тайну сердец человеческих, он беседовал с ангелами явно, как с друзьями, и явно видел бесов…

Преподобный имел дар своими словами наставлять и утешать скорбящих. Один брат пришел к святому в печали и спросил:

– Что мне делать, отче? Сильно смущают меня злые бесы: ем ли я, пью ли, или стою на молитве, – они внушают мне в сердце то ереси, то хулы тяжкие на Господа моего Иисуса Христа и Пречистую Его Матерь, и на святые иконы, боюсь я, что сойдет когда-нибудь огонь с неба и сожжет меня живым.

Святой отвечал ему:

– Приими, брат, мой совет. Когда море волнуется, какие оно поднимает волны и разбивает о камни; волны же опять возвращаются в море: так и помыслы злые, посылаемые диаволом, действуют на человеческую душу, и если человек послушает его совета и последует ему, то погибает, как погибли многие, покорившись ему. Если же кто в борьбе с дурными помыслами не уступает, а еще больше мужается и сопротивляется им, презирая беса, то злоба беса возвращается на него самого, человек же тот получает награду от Бога. И ты, чадо, терпи, сопротивляйся бесу молитвою и постом, и он скоро убежит от тебя, берегись клеветы и гнева, они всего более вызывают хулы…

Прозорливыми очами он видел и души человеческие, по исшествии их из тела. Однажды, стоя в церкви святой Анастасии на молитве, он поднял глаза к небу и увидел отверстые небеса и много ангелов, из которых одни сходили вниз на землю, другие шли вверх, неся на небо человеческие души. И вот, видит он, идут два ангела вверх, неся какую-то душу. И когда приблизились они к блудному мытарству, вышли мытари-бесы и сказали с гневом:

– Это наша душа, как вы смеете нести ее мимо?

Ангелы отвечали:

– Какой у вас знак на ней, что вы считаете ее своею?

Сказали бесы:

– Она до смерти оскверняла себя грехами, не только естественными, но даже и противоестественными; кроме того, она осуждала ближнего, и умерла без покаяния. Что вы на это скажете?

– Мы не верим, – ответили ангелы, – ни вам, ни отцу вашему диаволу, пока не спросим ангела-хранителя этой души.

Когда же его спросили, тот сказал:

– Правда, много грешила эта душа, но когда заболела, начала плакать и исповедывать грехи свои Богу; и если простил ее Бог, то Он знает почему: Он имеет власть. Слава Его праведному суду!

Тогда ангелы, посрамив бесов, вошли с душою в небесные ворота.

Потом увидел блаженный, что ангелы несут еще другую душу, а бесы выбежали к ним и кричат:

– Что вы, носите души, не узнав их, как, например, несете и эту – корыстолюбивую, злопамятную, разбой произведшую!

Отвечали ангелы:

– Мы хорошо знаем, что, хотя она и сделала все это, но плакала и горевала, исповедывала грехи и подавала милостыню; за это простил ее Бог.

Бесы же начали говорить:

– Если уже эта душа достойна милости Божией, то возьмите и берите грешных со всего мира! Чего же мы будем трудиться!

Отвечали на это ангелы:

– Все грешники, исповедующие свои грехи со смирением и слезами, получат прощение по милости Божией, а кто умирает без покаяния, тех судит Бог.

Так посрамив лукавых духов, ангелы прошли мимо. Еще увидел святой, как несли душу одного боголюбивого человека, целомудренного и милостивого, любившего всех; бесы, увидев ее издали, скрежетали зубами, а ангелы Божии выходили ей навстречу из небесных ворот и так приветствовали ту душу.

– Слава Тебе, Христе Боже, что Ты не оставил ее в руках вражиих, но избавил ее от преисподнего ада.

Через некоторое время блаженный Нифонт увидел, как бесы влекли душу в ад. Это была душа одного раба, которого господин изнурял голодом и бил; он не стерпел такого мучения, и, по наущению беса, взял веревку и удавился. Ангел же хранитель его шел вдали и горько плакал, а бесы радовались. Плачущему же ангелу было повелено Богом идти в город Рим и охранять одного новорожденного младенца, которого там в это время крестили. Преподобный видел и еще одну душу, которую несли в воздухе ангелы, а их встречали полчища бесов; не дошли они и до четвертого мытарства, как бесы отняли из рук святых ангелов ту душу и с поруганием бросили в бездну. Это была душа одного клирика церкви святого Елевферия; этот клирик постоянно прогневлял Бога блудом, чародейством и разбоем, умер же он внезапно без покаяния, и была радость бесам.

Преподобный построил церковь в Царьграде во имя Пречистой Богородицы, жил при ней и многих неверных обращал ко Христовой вере. Не перенес диавол того, что Нифонт многих отвлек от бесовского соблазна, и пришел к нему со множеством бесов, около тысячи; они ночью напали на святого и хотели мучить; все его жилище было полно бесов. Он же силою крестною запретил им и, с помощью Божией и пособием святого ангела, взял каждого из них по одному, давая им по тысяче ударов, пока они не поклялись ему не подходить даже к тому месту, где произносится имя Нифонта.

Беседуя однажды с братией о пользе душевной, Нифонт вспомнил следующее.

“Был, – рассказывает он, – в этом городе, у одного знатного человека раб, по имени Василий, ремеслом портной, дурного нрава, сквернослов, непокорный и скоморох; он проводил все свое время в играх и в плотских нечистых грехах с прелюбодеями и не слушал наставлений своего господина. Дивным же Промыслом милосердного Владыки, он получил спасение таким образом: попущением Божиим за людские грехи случился большой голод, и начали хозяева прогонять от себя своих рабов по недостатку пищи; прогнал и Василия господин его. Ушел Василий и в первый же день продал одежду, чтобы достать себе пищи, потом начал ходить нагим и просить милостыню, а была тогда зима, и он мерз и трясся от стужи. Наконец, он в изнеможении лег на одной улице, через некоторое время у него отгнили пальцы на ногах, а потом и самые ноги. Василий все терпел, считая это наказанием за свои грехи, и ничего не говорил, кроме как: “Слава Богу за все!” Так пролежал он два месяца на улице, без крова, плача и рыдая о грехах. Случайно шел той дорогой один христолюбец, по имени Никифор. Увидев страдальца Василия, он велел своим рабам отнести его в свой дом, где с любовью успокоил его, своими руками постелил ему постель и накормил его. Через две недели, в субботу, больной Василий начал говорить:

– Радостен для меня ваш приход, ангелы святые, отдохните немного и пойдем.

Они же сказали:

– Нет, иди скорее, ибо тебя зовет Господь.

– Немного подождите, – отвечал Василий, – пока отдам долг, взял я взаймы у одного друга моего десять медниц и до сего времени не отдал, как бы меня не задержал за это на воздухе диавол.

И ангелы ждали, пока Василий, собрав десять медниц, не послал их тому, кому был должен, и тогда он предал дух свой Богу.

– Вот видите, дети, – закончил свой рассказ Нифонт, – каковы судьбы Божии и как, по Своему желанию, спасает Он грешника…

Уже в старости, придя в Александрию, он был в видении указан Патриарху как достойный принять епископский сан. Его поставили во епископа города Констанции на Кипре. Однако епископом он пробыл недолго. О времени своей смерти святитель Нифонт узнал за три дня. Скончался 23 декабря, во второй половине vI века.

Сост. о.Серафим (Медведев).


*Из книги «Руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников», преподобных отцов Варсануфия Великого и Иоанна. Синодальная типография, 1905г.

*Жития Святых, свт.Димитрия Ростовского, 23 декабря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *