О посте, молитве и прелести

Просмотров: 24

Аноним:  Какая связь между молитвою и постом?


О.Серафим:  Пост – это воздержание, душевное и телесное, направленное на искоренение страстей, душевных и телесных. Без этого не бывает поста, в христианском его понимании.

Если же кто понимает пост только как не вкушение скоромной пищи, то это не христианское понимание поста, а языческое. Ибо такому посту не учили ни Христос, ни Апостолы, ни Св.Отцы.

Телесное воздержание в пище от христианина требуется не только во время не вкушения скоромной пищи, а всегда. И тогда когда нет поста, христианин может иметь воздержание при вкушении скоромной пищи, не объедаясь. Так, когда христианин старается вкушать скоромную пищу в меру, не переедая, то это уже есть воздержание, – пост против телесной страсти чревоугодия, которая и состоит в неумеренном вкушении пищи, в переедании.

Когда христианину надо ослабить свою дебелую, физически крепкую плоть, с целью борьбы со своими телесными страстями, тогда он не вкушает скоромную пищу, что и является телесным воздержанием, которое направлено против телесных страстей, и должно проходиться в верном настрое духа, чтобы привести к правильным результатам. Соответственно, если плоть уже слабая, физически немощная, то и степень телесного поста может ослабляться. Так как цель телесного поста соделать свою плоть более немощною. А если она уже немощна, к примеру, по причине болезней, то и нет смысла делать ее еще более немощною.

Целью поста, в христианском его понимании, является искоренение страстей, душевных и телесных, свобода от власти первородного греха, избавление от власти бесов.

Так как бесы имеют власть над человеком через посредство первородного греха и его страстей, то воздержание в страстных желаниях и чувствах, душевных и телесных (что и является христианским постом), избавляет человека от власти бесов над ним. Вот почему демоны теряют власть над человеком через пост и молитву. Таково святоотеческое учение по данному вопросу. И без этого невозможно избавиться от страстей и от власти бесов над человеком.

Поэтому-то когда в Св.Писании и у Св.Отцов идет речь о посте, то всегда подразумевается именно вот такой пост.

***

Учение о том, что человек может ибавляться от власти бесов над собою одной молитвой и телесным постом (постной пищей) — является заблуждением, которое заведет только в духовную прелесть. Такое учение могло родиться только от неверной духовной жизни, в которой нет законной, правильно-проходимой борьбы со страстями. Через такое молитвенное делание, без этой борьбы, человек зайдет только лишь в состояние духовной прелести. Так как основанием непрелестной молитвы и является правильно-проходимая борьба со страстями, направленная на воздержание в душевных и телесных страстях: «Главное условие для успеха в молитве есть очищение сердца от страстей» (свт. Феофан Затворник, «Мудрые советы…»).

Если не очищать свои душевно-телесные желания и чувства от страстей, через посредство правильно-проходимой внутренней духовной жизни и борьбы со страстями, и при этом заниматься молитвой, то это путь в духовную прелесть.

«Особенное попечение, попечение самое тщательное должно быть принято о благоустроении нравственности сообразно учению Евангелия… Единственно на нравственности, приведенной в благоустройство Евангельскими заповедями, единственно на этом твердом камне Евангельском, может быть воздвигнут величественный, священный, невещественный храм Богоугодной молитвы. Тщетен труд зиждущего на песке: на нравственности легкой, колеблющейся. Нравственность, приведенную в стройный, благолепный порядок, скрепленную навыком в исполнении евангельских заповедей, можно уподобить несокрушимому серебряному или золотому сосуду, который, один только, способен достойно принять и благонадежно сохранить в себе бесценное, духовное миро: молитву» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.«О молитве Иисусовой», отд.1, «О молитве Иисусовой вообще»). Все евангельские заповеди направлены против страстей, – на их искоренение, на получение свободы от власти страстей, а отсюда и от демонов. То есть, на искоренении душевно-телесных страстей, через посредство исполнения евангельских заповедей, созидается христианская нравственность и непрелестная молитва. Без этого молитва не избавит от власти страстей и демонов, а наоборот еще более заведет под их власть, по причине впадения в самообольщение и духовную прелесть.

«Всем известно, какое душевное бедствие возникло для иудейских книжников и фарисеев из их неправильного душевного настроения: они сделались не только чуждыми Бога, но и исступленными врагами Его, богоубийцами. Подобному бедствию подвергаются подвижники молитвы, извергшие из своего подвига покаяние, усиливающиеся возбуждать в сердце любовь к Богу, усиливающиеся ощущать наслаждение, восторг; они развивают свое падение, соделывают себя чуждыми Бога, вступают в общение с сатаною… Молящийся, стремясь раскрыть в сердце ощущения нового человека, и не имея на это никакой возможности, заменяет их ощущениями своего сочинения, поддельными, к которым не замедляет присоединиться действие падших духов. Признав неправильные ощущения, свои и бесовские, истинными и благодатными, он получает соответствующие ощущениям понятия. Ощущения эти, постоянно усваиваюсь сердцу и усиливаясь в нем, питают и умножают ложные понятия; естественно, что от такого неправильного подвига образуются самообольщение и бесовская прелесть – “мнение”» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.«О молитве Иисусовой», отд.2, «О прелести»). Целью покаяния, как раз, и является искоренение страстей, борьба с ними. И без этого молитвенное делание только приведет к духовной прелести.

«Свойственно уму представлять себе мечтанием высокие состояния молитвы, которых он еще не достиг, и извращать их в своей мечте или в своем мнении. Очень опасно, чтобы такой делатель не лишился и того, что дано ему, чтобы не подвергся умоповреждению и сумасшествию от действия прелести. Прелесть в большей или меньшей степени есть необходимое логичное последствие неправильного молитвенного подвига» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.«О молитве Иисусовой», отд.3, «О упражнении молитвою Иисусовою»). Вот, молитвенное делание без законной борьбы со страстями, без искренения страстей, заводит в состояние духовной прелести. И это, как говорит свт.Игнатий, есть «необходимое логичное последствие».

«Многие, ощутив расположение и усердие к духовному подвигу, приступают к этому подвигу опрометчиво и легкомысленно. Они предаются ему со всею ревностью и разгорячением, со всею безрассудностью, не поняв, что эти ревность и разгорячение — наиболее кровяные и плотские, что они преисполнены нечистоты и примеси; не поняв, что, при изучении науки из наук — молитвы, нужно самое верное руководство, нужны величайшее благоразумие и осторожность» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.1, гл.«О молитве Иисусовой», отд.3, «О упражнении молитвою Иисусовою»). Почему при делании молитвы, как говорит свт.Игнатий, «нужны величайшее благоразумие и осторожность»? Потому что, без искоренения телесных и душевных страстей, без воздержания в них, усиленные занятия молитвой заведут в духовную прелесть. И не избавят от власти бесов, а наоборот заведут такого молитвенника под власть демоновкоторые будут наводить на него различные сладострастные чувства и ощущения, в теле и душе; а он будет все это воспринимать за действия Божией благодати.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о