О Крещении и спасении

Оглавление:
  О сути крещения и различных дарах Благодати.
  Кому и где подается дар искупительной Благодати, в крещении, а кому нет.
  В крещении ничего не бывает механически. Условия для совершения Таинства крещения.
  Таинства совершаются только в Церкви. Что такое Церковь, и где Она есть, а где Ее нет. Магическое отношение к Таинству.
  О различной практике присоединения к церкви, и о главнейшем во всем этом.
  О внешней форме Таинства и механическо-магическом отношении к нему.
  О крещении равноап. царя Константина.
  Духовная и внешняя сторона Крещения. О Крещении произволением, о самом важном для принятия Таинства и различных внешних обстоятельствах.
  Почему в лжецеркви крещение недействительно.
  Когда подается дар Благодати, если он не получен в крещении или попран.
  Первородный грех, и искупление от него, под условием личного покаяния.
  О некрещенных младенцах и крещении детей.
  В чем состоит прощение первородного греха.
  О действии Благодати в крещенном и некрещенном. О даровании исупительной Благодати, прощении первородного греха и спасении.
  Путь к спасению, при благоприятных и неблагоприятных внешних обстоятельствах, и о главном, при всем этом.


О сути крещения и различных дарах Благодати

Аноним:  Если кто некрещеный, – то у него нет Ангела-Хранителя? И как правильно понимать, что такое крещение?


О.Серафим:  Крещение – это новый завет человека с Богом, в котором дается клятва на верность Ему. Крещение – это вхождение в Церковь.

«Зачатый в беззакониях и рожденный во грехах, человек до крещения носит в себе весь яд греха, со всею тяготою его последствий. Он состоит в немилости Божией, есть естеством чадо гнева: поврежден, расстроен сам в себе, в соотношении частей и сил, и в их направлении преимущественно на размножение греха; подчинен влиянию сатаны, который действует в нём властно по причине греха, живущего в нём. Вследствие всего этого он по смерти неминуемо есть оброчник ада, где должен мучиться вместе со своим князем и его клевретами и слугами…
…Царство Небесное принадлежит крещаемому уже по самому крещению. Он изымается из-под владычества сатаны, который теперь теряет власть над ним и силу самовольно действовать в нём. Вступлением в Церковь – дом прибежища – сатане заграждаются входы к новокрещенному. Он здесь как в безопасной ограде». (Свт. Феофан Затворник, «Путь ко спасению», гл. Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения).

В Таинстве Крещения, человек получает Искупительную Благодать через внешнее священнодействие: троекратное погружение в воду со словами, «Во имя Отца и Сына и Святого Духа». Вместе с Благодатью подается и Ангел-Хранитель, для помощи в хранении Ее.

Благодать в Таинстве Крещения подается та, которая снизошла на Апостолов в день Святой Пятидесятницы – Благодать Искупительная. Искупительную Благодать исходатайствовал нам наш Спаситель, Господь Иисус Христос через Крестную смерть, искупив нас от греха, проклятия и смерти.

В день св. Пятидесятницы, через сошествие Святого Духа, Искупительной Благодати на Апостолов и родилась Церковь. Поэтому, если говорят о благодатности Таинств или о благодатности (истинности) Церкви, то имеют в виду, именно действие Благодати искупительное – Искупительную Благодать. И только это одно действие Благодати является спасительным для человеков.

Только та Благодать спасительна, которую исходатайствовал нам Господь Своими страданиями, Своею Крестною смертью. Только через Христа – человек может спастись.

Действия Благодати могут быть и другие. До дня рождения Церкви – в Ветхом Завете Благодать была. Были исцеления, изгнания бесов, воскрешение из мертвых, дары прозорливости – пророческие, творились немалые чудеса и знамения для народа израильского, – и всё это делала благодать Божия.

Значит действия Благодати бывают различные, и по Ее действиям Ее и называют: Благодать чудотворящая, Благодать прозорливости, Благодать исцеляющая, Благодать просвещающая, Благодать содействующая и т. д. – Эти все действия Благодати могут быть и вне Церкви.

Благодать может призывать (призывающее действие) и касаться любого человека: язычника, атеиста и даже сатаниста, затрагивая его сердце, совесть, добрые чувства. Бывает так: что-то было совершенно непонятно, и вдруг – открылось – стало ясно. Так может содействовать Благодать, призывая на путь спасения. Потому что Господь, по благости Своей, всех старается призывать, чтобы привести к покаянию.

Когда говорят о Благодати Таинств, то речь идет о Благодати Искупительной. Так и об истинности Церкви: только тогда Она благодатна, когда в Таинствах Ее подается Искупительная Благодать.

Говорят, возражают: «Как это в МП и подобных ей, отступивших от чистоты православия церквях, нет Благодати?» Ведь там и прозорливость есть, и исцеления, и чудеса, и иконы мироточат. Но на это можно сказать, что и в секте богородичников, как они о себе пишут (журнал «Вестник богоцивилизации», апрель 2002г.), около 2000 икон, распятий, четок и т. п. мироточат – больше, чем где-либо. А также у всякого рода протестантов великое множество чудес и исцелений и изгнания бесов. Да и у многих язычников, к примеру, у индусских йогов или у буддистов, есть обилие, подчас, поразительных, чудес.

И если судить об истинности Церкви по мироточению икон, то секта богородичников – самая православная и истинная церковь, а если по чудесам, – то самая истинная церковь – протестанты или какие-нибудь язычники.

Никакие чудеса не являются критерием в определении благодатности – истинности Церкви, особенно в наше время. В наше время много чудес творится не только у православных, но и во всяких других религиях и сектах. Все различные чудеса могут быть и вне Церкви. Особенно в наше время! опасно доверять чудесам, ибо через них может действовать и дьявол, чтобы увести людей от пути Истины.

Кому и где подается дар искупительной Благодати, в крещении, а кому нет

Когда человек принимает Таинство крещения в правом настрое духа, то принимает Благодать Искупительную, и должен Ее сохранять и возгревать. Когда преп. Серафим Саровский показывал Мотовилову действие Благодати, то говорил, что такая же Благодать дается при Таинстве крещения, но нужно Ее в себе раскрыть. Причиною того, что современные христиане не могут Ее раскрыть, как сказал преп. Серафим, является отсутствие должной решимости. Раскрыть Ее никак не возможно, как только через борьбу со страстями и похотями. Но можно этот дар и засыпать грехами и страстями.

В Евангельской притче говорится о человеке, который на поле нашел зарытое сокровище (Мф. 15, 8). Так и на поле сердца своего мы должны раскопать сокровище Благодати. Родник «воды живой» – т. е. Благодать – нужно раскопать от земли страстей, чтобы он забил.

Когда человек приступает ко Крещению, то он должен подготовить себя к принятию Благодати, и если готов, то подается ему Искупительная Благодать и Ангел-Хранитель – помощник в сохранении этой Благодати. И хранит он Ее под условием, если и сам человек будет хранить, т. е. делать всё необходимое для этого со своей стороны.

Если же человек не готов к принятию Таинства, то, хотя внешне и совершается обряд, но Таинство не совершается, Благодать не подается и Ангел-Хранитель не дается, потому что хранить-то ему нечего. Но это, конечно, не значит, что снова креститься надо: как определишь – получил человек Благодать или нет? Впоследствии, когда человек поимеет готовность хранить Благодать, придет к покаянию, вот в тот момент и подается впервые Благодать Таинства.

Поэтому, общее положение таково: не подается Благодать вне истинной Церкви, потому что уже заранее известно, что в лжецеркви нет никаких условий к Ее хранению, так как там нет законного подвизания в борьбе со страстями, нет правильно-проходимой внутренней жизни. А потому там и некому научить и наставить, как дар Благодати сохранить. И если к получению Ее нет условий, то и не может вне истинной Церкви человек быть действительно готовым Ее принять. То есть, Таинство может совершаться только в той церковной организации (начиная с малой общины, “ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них”(Матф.18:20)), в которой хранится правильно-проходимая внутренняя жизнь, а отсюда и правая вера, как настрой духа, как чувство веры свободное от духа самости. А так же, если человек сам приходит в настрой духа, способный к восприятию дара Благодати и Его хранения.

Вот что по этому поводу говорит свт. Кирилл Иерусалимский: «Если телом ты здесь [т. е. принимаешь таинство], но не здесь мыслию, то нет в этом пользы. И Симон волхв приступал некогда к купели сей. И крестился, но не просветился: омыл тело водою, но не просветил сердца Духом: погружалось в воду и вышло из воды тело, а душа не погребалась со Христом, и не воскресла с Ним… Если же останешься при злом произволении, предваряющий тебя не виновен, но ты не ожидай принять Благодать. Примет тебя вода, но не воспримет дух». (Слово предогласительное, 1-2, 4).

«Но Он [Святой Дух] испытывает душу, не бросает бисер перед свиньями (Мф. 7, 6). Если лицемеришь, то люди крестят тебя теперь, а Дух не будет крестить…
На великое приходишь испытание, чтобы в этот единый час быть зачисленным в славное воинство. Если погубишь час сей, то зло неисправимо. Если же сподобишься Благодати: просветится душа твоя; примешь силу какой не имел; примешь оружия страшные для демонов» (свт. Кирилл Иерусалимский, «Слова огласительные», Сл. 17, § 36).

Что значит быть готовым принять дар Благодати? Это значит: захотеть и решиться, поиметь душевное расположение жить только по-христиански, т. е. бороться с проявлениями первородного греха, – страстями и похотями. Вот когда это есть, тогда Благодать снисходит и закрепляет эту решимость, дает нравственную силу в борьбе со грехом. Но если нет решимости на жизнь ради Христа, то на что будет снисходить Благодать и что закреплять? На желания жить по страстям, по духу самости? Нет конечно, Она на это не будет сходить и не будет этого закреплять.

Если ты крестишься потому, что все на Руси крестятся, что русские все крещенные, или крестишься, чтобы счастливо жить, или еще по какой-либо суеверной причине, – не в правой вере и не для того, чтобы жить по Богу, – то ты не получишь Благодати в Таинстве, и оно не совершится.

Святитель Григорий Нисский всё время говорит о том, что человек может возродиться только под условием свободного решения не грешить, оно-то и делает возможным для него принятие Благодати. В своем «Огласительном Слове», он, как и свт. Кирилл Иерусалимский, настаивает на той мысли, что без этого свободного решения принятие таинства не принесет никакой пользы: «Должно, думаю, обратить внимание на то, что после сего и что оставляют без внимания многие из приступивших к Благодати крещения, себя самих вводя в обман и почитаясь только возрожденными, а не действительно таковыми делаясь.
Ибо возрождением совершаемое претворение нашей жизни не будет претворением, если останется в том же состоянии, в каком и теперь. Кто пребывает в том же состоянии, о том не знаю, почему можно было бы подумать, что он сделался чем-то новым, когда не переменилось в нём ни одного из отличительных признаков.
Ибо, что спасительное возрождение приемлется для обновления и преложения естества нашего, явно это всякому; но человечество [естество] само по себе от крещения не приемлет изменения, ни рассудок, ни разумение, ни познавательная способность, ни другое что, собственно служащее отличительною чертою естества человеческого, не приходит в претворение; ибо претворение было бы к худшему, если бы изменилось какое-либо из сих отличительных свойств естества.
Итак, если рождение свыше делается воссозданием человека, а это не допускает перемены, то должно рассмотреть с претворением чего Благодать возрождения совершенна. Явно, что с изглаждением дурных признаков в естестве нашем происходит переход в лучшее.
Итак, если, по слову Пророка, измывшись в сей таинственной бане [крещении], стали мы чисты произволениями, смыв лукавства с душ; то сделались лучшими и претворились в лучшее. Если же баня [крещение] послужила телу; а душа не свергла с себя страстных нечистот, напротив жизнь по тайнодействии сходна с жизнью до тайнодействия; то хотя смело будет сказать, однако же скажу и не откажусь, что для таковых вода останется водою» (т. 4, «Огласительное слово», гл. 40).

Если человек не решится оставить окончательно грех и если всеми своими силами не будет стараться удержаться в этом решении, то тогда он напрасно принимал Таинство: он участвовал в нём лишь только телом, а душа же ничего не получила от этого участия.

То же самое говорит преп. Иоанн Дамаскин: «Не должно откладывать крещения, всякий раз как вера приступающих бывает засвидетельствована делами. Ибо тот, кто приступает ко крещению коварно, скорее будет осужден, нежели получит пользу» («Точное изложение православной веры», книга 4, гл. 9).

Собственное произволение человека, его решимость оставить прежнюю греховную жизнь и начать теперь жить по-новому, является необходимым условием для получения Благодати в Таинстве.

Когда Христос вышел на проповедь, то первые его слова были: …“покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное” (Мф. 3, 2). «Царство Небесное» – Искупительная Благодать, подаваемая в Таинстве крещения, сошедшая в День святой Пятидесятницы. Покаяние же предполагает сокрушение о грехах и решимость начать новую жизнь.
Об этом и говорит свт. Кирилл Иерусалимский: «Если же останешься при злом произволении, предваряющий тебя не виновен», «Если лицемеришь», «на великое приходишь испытание».

А также и свт. Григорий (Нисский): «Если, по слову Пророка, омывшись в сей таинственной бане [крещении], стали мы чисты произволениями, смыв лукавства с душ».
И преп. Иоанн Дамаскин: «Не должно откладывать крещения всякий раз, как вера приступающих бывает засвидетельствована делами».

И свт.Игнатий Брянчанинов раскрывает подробнее: «Необходимо тщательное приготовление пред принятием святого крещения. В тщательном приготовлении заключается неотъемлемое условие того, чтоб великое таинство принесло обильно плод свой, чтоб оно послужило во спасение, а не в большее осуждение... Приготовление к святому крещению есть истинное покаяние. Истинное покаяние есть неотъемлемое условие для того, чтобы святое крещение было принято достойным образом, во спасение души. Такое покаяние состоит в признании своих грехов грехами, в сожалении о них, в исповедании их, в оставлении греховной жизни. Иначе: покаяние есть сознание падения, сознание необходимости в Искупителе; покаяние есть осуждение своего падшего естества и отречение от него для естества обновленного. Необходимо, чтоб наш сосуд, сосудом называю ум, сердце и тело человеческие по отношению к Божественной благодати — был предочищен для принятия и сохранения Духовного Дара, преподаваемого святым крещением… Без такого приготовления какая может быть польза от крещения?.. Какая может быть польза от крещения, когда мы не понимаем нашего падения, даже не признаем, что наше естество находится в состоянии горестнейшего падения? Когда мы считаем изящным и благоугодным добром непотребное добро падшего естества? Когда мы стремимся с упорством делать это добро, не примечая того, что оно только питает и растит в нас наше самолюбие, только удаляет нас более и более от Бога, только упрочивает, печатлеет наше падение и отпадение?» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.2, гл.21, п.5).

И более яснее это раскрывает свт. Феофан Затворник: «Ибо как приступают ко Господу? Каясь и крестясь, как указал св.Петр в день Пятидесятницы вопрошавшим: “Что нам делать?.. Покайтесь, и да крестится каждый из вас”, – ответил он (Деян. 2, 37-38).
А каяться что значит? – Говорить в сердце своем: «Согрешил, не буду». Это «не буду» и есть смерть греху.
Крещение же что придает? – закрепляет Благодатью это решение воли и дает силу устоять в этом решении.
Крещеный, в чувстве силы о Господе со смертельною ненавистью относится ко всякому виду греха. В этом существо нравственной смерти греху.
Коль же скоро кто начинает допускать симпатию к чему-либо грешному, то в какой мере он допускает это, в такой оживает в нём грех, или он греху. Подавление таких симпатий есть пребывание в умертвии греху». (Свт. Феофан Затворник, «Толкования посланий ап. Павла», Рим. 6, 2).

«Но надо при этом иметь в мысли, что в этом умертвии греху, через крещение, ничего не бывает механически, а всё совершается с участием нравственно свободных решимостей самого человека.
Существо умертвия греху всегда одно: это есть отвращение от греха, смертельно возненавидение его. Где же оно в крещении? – Тут же в духе крещаемого. Ибо что делает крещаемый перед погружением в купель? Отрицается сатаны и всех дел его и всего служения его: а это то же, что отвращается от греха и возненавидевает его.
Когда затем, в сем духе отвращения и ненависти ко греху, погружается он в купель, тогда благодать Божия, нисшедши внутрь, закрепляет эти расположения и решения воли и дает им силу живую и действенную. Крещенному все прежние грехи прощаются, а от будущих охранять его будет эта нисшедшая в него в крещении сила.
«…Но хотя грех и истинно в нас умирает через крещение: однако же надобно, чтобы и сами мы содействовали к умерщвлению его» (свт.Иоанн Златоуст). – Это содействие совершается возненавидением греха, восприемлемым до крещения, запечатлеваемым в крещении и хранимым с помощью Благодати по крещении. Крещение не освобождает нас от самосохранения от греха, напротив обязывает к нему» (свт. Феофан Затворник, «Толкование посланий ап. Павла», Рим. 6, 3).

«Это возлюбление правды и святости и есть новая жизнь. – Совершается это обновление жизни в том же св. крещении, в котором умирает и грех. Совершается же не механически, а по внутренним произвольным изменениям и решениям: совершается так в крещении потому, что наперед крещаемый возлюбляет так жить.
Почему перед погружением в купель мы, отрекшись от сатаны и дел его, сочетаваемся Христу Господу, чтобы Ему посвящать всю жизнь. Это расположение в купели благодатью Божией запечатлевается и силу принимает быть действенным. Выходя с ним из купели, крещенный является таким образом совсем новым, обновленным в нравственно-духовной своей жизни, – воскресает» (свт. Феофан Затворник, «Толкование посланий ап. Павла», Рим. 6, 4).

Если это условие, покаяния – решимости, не выполняется, то соответственно и Благодать Искупительная в Таинстве Крещения не подается.

И тогда, по слову свт. Кирилла Иерусалимского, человек: «крестился, но не просветился», «омыл тело водою, но не просветил сердца Духом»,
и потому, «не ожидай принять Благодать», «примет тебя вода, но не воспримет Дух», «люди крестят… а Дух не будет крестить»; «Если погубишь час сей, то зло неисправимо».

А также и свт. Григорий Нисский: «оставляют без внимания многие из приступивших к Благодати Крещения, себя самих вводя в обман и почитаясь только возрожденными, а не действительно таковыми делаясь»;
и «Если же баня [крещение] послужила телу, а душа не свергла с себя страстных нечистот, напротив жизнь по тайнодействии сходна с жизнью до тайнодействия»;
и «хотя смело будет сказать, однако же скажу и не откажусь, что для таковых вода останется водою».

То же самое и преп. И. Дамаскин: «Кто приступает ко крещению коварно, скорее будет осужден, нежели получит пользу».

Это же самое видно из следующего случая из истории Церкви, когда агарянам (арабам, мусульманам), уже крещенным в истинной Церкви, было сказано, «чтобы они приняли крещение».

И это по той же причине, ибо «крещение, какого ищут неверные у христиан, ищется не с добрым расположением, не с православным намерением».

Вот этот случай: «Во дни св. Патриарха Кир-Луки явились в Синоде агаряне и когда от них потребовали, чтобы они приняли крещение, то они сказали, что уже прежде были крещены в своих странах; а когда их спросили, каким образом могло это случиться, то они отвечали, что есть обычай крестить всех детей агарянских у православных священников. Но это не было принято в уважение, ибо они должны были услышать, что крещение, какого ищут неверные у христиан, ищется не с добрым расположением и не с православным намерением, а ради телесного врачевания.
Ибо у агарян есть поверье, что дети их подвергаются беснованию и имеют запах свойственный псам, если не примут христианского крещения; и поэтому ищут крещения не как средства очищающего от всякой душевной скверны и подающего божественный свет и освящение, но как врачевства или заклинания. Некоторые из них говорили, что имеют православных матерей, и по их ревности они крещены у православных, но и это не было принято во внимание, потому что не представили свидетелей, которые засвидетельствовали бы это, а они скорее даже осуждены были, как подающие не доброе против себя предположение тем, что неправильно приступают к вере». (Толкование Вальсамона на правило 84-е, Шестого Вселенского Собора).

Отсюда видно, что Церковь не признавала крещения совершенного хотя бы и в истинной Церкви, но с явно чуждыми христианской жизни целями.

В крещении ничего не бывает механически. Условия для совершения Таинства крещения

И как мы видели, из всего вышеизложенного, в таинстве крещения ничего не бывает механически, как говорит об этом свт. Феофан Затворник:
«…в этом умертвии греху, ничего не бывает механически, а всё совершается с участием нравственно свободных решимостей, самого человека»;
«это обновление жизни в… св. крещении… совершается…. не механически, а… совершается… потому, что наперед крещаемый возлюбляет так жить».

Отсюда мы приходим к следующему выводу: ощущение своей немощи и сокрушенный дух перед Богом, решимость, на оставление греховной жизни и на начало новой жизни во Христе, является условием для совершения Таинства. Без них Таинство не совершится:

1) внутри – человек не получит в духе Искупительную Благодать, подаваемую в крещении – останется некрещеным;

2) внешне, тело омоется водою, человек будет считаться крещенным – официальным членом церковной организации; и

3) если впоследствии, в дальнейшем, поимеет сокрушенный дух и необходимую решимость, то в таинстве покаяния, впервые, получит Искупительную Благодать. И тогда, станет действительным членом Церкви, Церковного Организма, – Тела Христова.

Если человек до крещения уже старается жить по-христиански, готовится ко крещению, то Благодать содействует, помогает ему в борьбе со страстями извне, а в самом центре, – пока живет дьявол. Благодать помогает искоренять страсти, другими словами, – греховные привычки, чтобы по принятии крещенской Благодати человек бы был более способным к Ее сохранению. Потому что плохие привычки, навыки это всё равно, что дырки в сосуде, через которые вытекает миро Благодати.

Таинства совершаются только в Церкви. Что такое Церковь, и где Она есть, а где Ее нет. Магическое отношение к Таинству

Еретики и раскольники, т.е. те, которые сидят на духе самомнения и гордыни, будучи вне Церкви, не имеют Церковного Организма – Тела Христова. – Ересь или раскол – это отпадение не от церковной организации или от большинства, а от Церкви, т.е. от Духа Божия или от Тела Христова. – И потому общее положение таково, что таинства, совершаемые ими, недействительны и безблагодатны. Ибо таинства действительны и благодатны только в Церкви, Которая есть только там, где хранится Дух Божий, Церковный Организм – Тело Христово. И Она (Церковь), при обычных нормальных внешних условиях, бывает в той церковной организации, в которой есть законное подвизание, правильно-проходимая внутренняя жизнь, плоды духа, выражаемые во внешних признаках Церкви, на текущий момент времени, при определенных жизненных обстоятельствах. Еретики же и раскольники не имеют всех этих признаков Церкви, а значит и самой Церкви – Тела Христова.

И кто крестился в МП или в другой какой отступнической Церкви, то Благодать не сошла на того, потому что нет для этого условий, и нет условий для Ее хранения; поэтому и Ангел-Хранитель не дается – хранить нечего. Если какой храм еретики займут, то Ангел оттуда улетает. «Подлинно, как скоро введена ересь, то отлетел Ангел-Хранитель тех мест, по словам Великого Василия: и такой храм стал обыкновенным домом» (преп. Феодор Студит, «Книга правил», вопрос 3).

Старец Оптинский Анатолий предсказывал, что еретики захватят власть церковную в свои руки и всюду будут ставить своих слуг. Они не будут явно нарушать догматы, которые были приняты церковью в прежние времена, но они подменят саму Церковь, поэтому подмену эту заметят немногие. А монахи по монастырям будут надеяться, что Господь их помилует за то, что они сохранят обитель. Но не думают они о том, что вместе с входом ереси в обитель, покинет ее Благодать.

Если брать в общем, то все крещения в МП – фикция. Не совершается там Таинство, хотя и совершается внешне обряд.
Общее положение таково, что не подается Благодать вне истинной Церкви, потому что уже заранее известно, что в лже-церкви нет никаких условий к Ее хранению: никто там не научит и не наставит, как Ее сохранить. И если к получению Ее нет условий, то и не может вне истинной Церкви человек быть действительно готовым Ее принять. Таково общее положение, хотя могут быть и исключения, по отношению лично к какому-то человеку.

Таинства по учению Св.Отцов совершаются только в Церкви. А Церковь – это не церковная организация, ибо “Верую во единую… Церковь”. А веровать в организацию никак нельзя. Ибо по слову ап.Павла: “Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом”(Евр.11:1). А Церковь есть Тело Христово или: “Церковь есть единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати”(Русский богослов Алексей Хомяков).

А истинная же Церковь есть там, – в тех церковных организациях, начиная с двух-трех человек (“где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Матф.18:20)), – где есть правильно-проходимая внутренняя жизнь, жизнь в духе Христовом, где приносится истинное покаяние, непосредственно в жизни.

Вот где это есть – там и есть истинная Церковь, там Господь и совершает Таинства, так как есть условие для хранения и приумножения этого дара Благодати.

Некоторые, – не имея правильных понятий о Таинстве Крещения (о других Таинствах) и о Церкви, – считают, что если человек один раз крестился, хотя и в отступнической церкви, то он крещен. Но это понятие исходит из чисто магическо-механического отношения к Таинствам. И тех, кто таких крестит «второй» раз, обвиняют в нарушении десятого члена Символа веры, в хуле на Духа Святого.

Но в Символе веры перед словами «Исповедую едино крещение» есть слова девятого члена Символа веры: «Во Единую Святую, Соборную и Апостольскую Церковь».

Значит, по Символу веры: вначале – «Соборная» – истинная Церковь, а потом уже в ней – только «едино крещение». Поэтому мы и веруем в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь и, в ней совершаемое, одно крещение, но не во всякое крещение правильное по форме, где бы оно не совершалось.

Собственно говоря, в Символе веры исповедуется вера в Таинство, а не во внешнюю форму, которая сопровождает Таинство. А Таинство может совершаться только там, где есть правильно-проходимая внутренняя жизнь, и если человек приступает там с намерением, стремиться к этой жизни.

Католическая же Церковь учит о том, что таинство, в том числе и крещение, правильно совершенное по внешней форме, где бы и кем бы оно не совершалось, считается действительным и благодатным. Это учение было принято католическою Церковью на Тридентском Соборе. Но это уже – магия.

Главный принцип магии: внешнему действию или словам подчиненно сверхъестественное действие. Это заранее настраивает человека на дух самоуверенности, самомнения. Вот на основании духа самоуверенности, т.е. гордыни, духа самости, и совершаются все магические действия. Вера соединенная с самостью – это и есть само-уверенность.

Магическо-механическое отношение к Таинствам, возгревает дух самоуверенности, и закрывает вход, в душу, Божественной искупительной благодати.
Как исповедует Православная Церковь, мы с вами уже выше рассмотрели (см. выше свт.Феофана Затворника).

Крещение нигде не может совершиться как только в Церкви Соборной – Истинной. Вне Церкви нет таинств, ибо вне Церкви нет Искупительной Благодати. Церковь отступническая, еретическая уже не Церковь Соборная – Истинная, а лжецерковь.
А Церковь это не организация, а Божественная искупительная благодать, сошедшая в День св.Пятидесятницы на апостолов. И та церковная организация, начиная с двух-трех человек, где хранится этот дар Благодати, – через правильно-проходимую внутреннюю жизнь, а отсюда и правую веру, на текущий моент времени, жизни на земле, – и являет собою истинную Церковь на земле, в которой и могут совершаться Таинства.

Десятый член Символа веры был добавлен в то время, когда христиане крестились в такой истинной Церкви, затем уходили к еретикам, а потом возвращались снова в истинную Церковь, – то вот таких второй раз и не крестили. Вот об этом и идет речь в 10-м члене Символа веры.
Так как, крещенская Благодать, если человек уходит в раскол или ересь, не покидает душу, но источник Ее перекрывается, зарывается и Она уже не имеет спасительного действия, а действует со стороны – призывающе. Когда же человек раскаивается и возвращается в Церковь, через покаяние, то источник Благодати снова открывается. Но действует это не чисто механически, а по причине того, что дух самоуверенности, самомнения и гордыни, на основании которого и восседает ересь, закрывает вход, в душу, спасительной Благодати. То есть, это происходит по той причине, что изменяется душевный настрой. То же самое происходит и с теми, которые внешне пребывают в истинной церковной организации, но сидят на том же духе самомнения, самости и гордыни. Но когда этот дух самости и гордыни сокрушается, то действие Благодати вновь становится спасительным.

О различной практике присоединения к церкви, и о главнейшем во всем этом

Всех, приходивших от еретиков, раскольников и принявших там обряд крещения, св. Церковь считала некрещеными, так как Благодати Св. Духа там нет. Вот что об этом пишет свт. Василий Великий:
«Древним, разумею Киприана и нашего Фирмилиана, рассудилось всех их, и кафаров, и энкратитов, и идропарастатов, подвести под одно определение: потому что, хотя начало отделения было вследствие раскола, но отступившие от Церкви не имели уже на себе Благодати Святого Духа, так как преподаяние Оной оскудело по пресечении преемства, и хотя первые отделившиеся имели рукоположение от отцов, и через возложение рук их получили духовное дарование; но отторгнувшиеся, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не в состоянии были передавать другим Благодать Святого Духа, от которой сами отпали. Почему крещеных ими, как крещеных мирянами, когда приходят в Церковь, повелели очищать истинным крещением церковным». («Книга правил», правило 1).

Так, если со всей строгостью подходить к этому, (по догматическому учению Церкви), то всех принявших, хотя и правильный внешний обряд крещения, но не в Церкви, необходимо крестить уже в истинной Церкви. Такой строгий чин называется акривией.

Основная роль Церкви Христовой на земле – это спасение душ человеческих; и ради удобнейшего присоединения к Ней, существует в Церкви и принцип икономии – снисхождения.

Не меняя догматического исповедания (о недействительности Таинств вне Церкви), допускалась в Церкви снисходительная практика. При этом общем догматическом взгляде возможна различная практика, что за всю историю Церкви и было: в разное время, в разных местах, и при разных обстоятельствах, к разным еретикам и раскольникам снисходили по-разному. Практика менялась: то в одну сторону, то в другую. – В зависимости от того, как это было спасительнее для душ человеческих.

Правила внешнего присоединения к церкви решала церковная иерархия, – она их и устанавливала. В каких-то случаях, может решать и священник. Так как, главное правило во всем этом, как говорит свт. Василий Великий, – это “строгостью правила не положить нам препятствие спасаемым” («Книга правил», пр.1). То есть, главное – это спасение души человека. И какое внешнее действие наиболее содействует спасению души человека, в конкретный момент времени, то так соответственно и поступать. Ибо главное это правильно-проходимая внутренняя жизнь, которой нет у отступивших от Истины. Поэтому-то человек и присоединяется к Церкви, чтобы скорее начать правильно проходить свою внутреннюю жизнь, – спасительно для души.
И чтобы не решать, не разбирать, в каждом конкретном случае, как совершать внешний обряд, для этого и были введены общие правила. То есть, если была правильно внешне совершена форма обряда, то ее не повторяли.

Если приходил человек от еретиков, где над ним было правильно совершено троекратное погружение – то такого принимали в общение через миропомазание. Кто не был погружен – над теми совершали полный обряд крещения. Некоторых принимали только через покаяние и причащение. То есть, практика принятия была различная. Но все без исключения перед крещением или миропомазанием исповедовали свои грехи и отрекались от ереси или раскола.

Тех, которые были крещены в Церкви в младенческом возрасте, но воспитывались у еретиков – помазывали миром, чтобы возобновить дары Благодати. В некоторых случаях были отклонения от общих правил. Общий принцип таков: если на соборе были установлены общие правила, то их и нужно было придерживаться.

Но и во всяком общем правиле бывают исключения. Исходя из церковной практики, действующей по принципу икономии, некоторые делают выводы и выводят догматические понятия: где крещение совершается – у каких еретиков, а где оно не совершается; где есть Благодать крещения, а где Ее нет. Но это, конечно, неправильно. Ибо общее положение таково, только в той церковной организации, которая принадлежит к истинной Церкви, есть Искупительная Благодать, которая и подается в Таинствах; в частности, и в Таинстве Крещения.

Ведь в разное время, в разных местах, при разных обстоятельствах, правила чиноприема, приходящих к Церкви из ереси или раскола, были разные. Неужели в зависимости от времени, места и обстоятельств – меняли догмат?! Принцип икономии, который применяли по отношению к внешнему обряду чиноприема, нельзя применять по отношению к догматам. По вопросам догмы икономии не существует, – сказал св. Марк Эфесский.

Святая Церковь существует на земле единственно ради спасения душ человеческих, и Ее задача – использовать все средства для удобнейшего спасения душ человеческих. С этой целью обряды в Церкви всегда менялись, кроме существенного в таинствах (свт. Феофан Затворник, «Собрание писем», письмо 214).

Принцип икономии, как и принцип акривии, есть средства для удобнейшего спасения душ. Если горят души ревностью, то можно применять принцип акривии. Если принцип акривии препятствует, каким-то образом, удобнейшему присоединению душ к «части спасаемых», то применяли принцип икономии, но не потому, что считали таинства тех или иных еретиков благодатными.

Это видно, например, из рассуждений свт. Василия о еретиках энкратитах: «Следует нам отметать их крещение, и если кто принял от них крещение, когда приходит он в Церковь, крестить его. Впрочем, если будет это препятствием общему благоустройству, то опять должно держаться обычая и следовать отцам, благоустроившим, что нужно было для нас. Ибо, опасаюсь, чтобы, желая удержать их от поспешности в крещении, строгостью правила не положить нам препятствие спасаемым. Но во всяком случае да будет постановлено, чтобы приходящие к Церкви из крещенных ими были помазываемы верными и потом приступали к Таинствам». («Книга правил», пр.1).

Здесь свт. Василий Великий говорит о том, что энкратитов надо крестить, но «если будет это препятствием общему благоустройству», то миропомазывать. Вот он! – принцип икономии, а не признание крещенской Благодати в еретическом сообществе.

А так же основная мысль, при чиноприеме из раскола или ереси, у свт.Василия Великого есть та, «чтобы… строгостью правила не положить нам препятствие спасаемым». То есть, главное – это спасение душ, а чиноприем – это средство. Поэтому, по мысли свт.Василия, и может изменяться чиноприем, вплоть до самого простого – через покаяние; ибо главное – лишь бы присоединить человека к Церкви, т.е. к той церковной организации, где есть правильно-проходимая внутренняяя жизнь.
Ибо спасение в Церкви, в дальнейшем, должно совершаться, для присоединившихся, через правильно-проходимую борьбу со страстями, ибо в ереси или расколе этого нет, так как там духовная прелесть. Это главное в Церкви – правильно проходимая внутренняя жизнь, основанная на истинном духе смирения, и направленная на приобретение истинных плодов духа. Так как от этого и зависит спасение души человека. Этому духовные наставники, в истинной Церкви, и должны научать. Это и является причиной икономии в чиноприеме, при присоединении из раскола или ереси.

Принимая некоторых еретиков и раскольников без крещения, истинная Церковь продолжала только себя считать Церковью Христовой, обладательницей благодатных даров Св. Духа, и нисколько не думала объявлять еретиков, имеющими Спасительную – Искупительную Благодать.

При присоединении человека к лону истинной Церкви, внешний обряд крещения, совершенный вне Церкви, при действии Благодати Святого Духа, может обратиться в Благодатное таинство. Поэтому-то и не повторяют, внешне, правильно совершенный обряд, но не потому, что признают его действительным таинством.

Все пришедшие от еретиков, через какой бы обряд их не принимали в Церковь, будь то через миропомазание, или только через исповедь и причастие, получали Искупительную Благодать впервые; кроме тех, кто был до впадения в ересь крещен в истинной Церкви.

О внешней форме Таинства и механическо-магическом отношении к нему

Некоторые определяют истинность крещения, по полному вычитыванию и совершению всего обряда, всех молитв, не обращая внимания на то, в истинной или не в истинной Церкви оно совершается. Но это уже, как мы выше рассмотрели, чисто магическо-механическое отношение к Таинству. Или же говорят: МП тоже Церковь Соборная и Апостольская. Но это, к сожалению, только название, а Соборность, т. е. Истину она уже потеряла. Для решения этого вопроса, необходимо иметь правильное понятие о том, что такое Соборность.

И одно название «Соборная», любой отступившей от Истины (что значит от Соборности) церковной организации, не делает ее Церковью Соборною. И потому, общее положение таково: церковная организация, отступившая от духа Истины, – не имеет Благодати Искупительной и не может Ее подать в Таинстве крещения, несмотря на правильно совершённую форму обряда.

Еретики ариане тоже правильно соблюдали троекратное погружение в обряде крещения и внешне произносили те же самые слова, но вот как рассуждает о них свт. Афанасий Александрийский:
«Если тайноводство [крещение] преподается во имя Отца и Сына, они же не именуют истинного Отца, отрицая Сущего от Него и подобного Ему по сущности, отрицают и истинного Сына, именуют же иного, по собственному их вымышлению, сотворенного из несущих, то не совершенно ли пусто и бесполезно преподаваемое ими крещение, имеющее только мнимый вид, в действительности же ни мало не вспомоществующее благочестию?
Ариане преподают крещение не во Отца и Сына, но в Творца и в Тварь, в Создателя и в произведение. Как иное есть тварь и иное Сын, так и крещение мнимо ими преподаваемое, есть иное и не истинное, хотя наружно произносят они, по написанному, имя Отца и Сына.
Не тот преподает, кто говорит только: Господи! Но кто с этим именем и соединяет правую веру. Посему и Спаситель не просто заповедал крестить, но говорит прежде: научите; а потом уже: крестите во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мф. 28, 19), чтобы от научения произошла правая вера, а с верою соединялось тайноводство крещения.
И другие многие ереси, произнося только имена, но мудрствуя неправо, а потому, как сказано, не имея здравой веры, бесполезною имеют преподаваемую ими воду как скудную благочестием; почему окропляемый [крещаемый] ими боле осквернится нечестием, нежели омывается…

Мудрствующие по ариеву, хотя читают написанное и произносят имена, но вводят в обман принимающих от них крещение: потому что сами нечестивее прочих еретиков и постепенно преуспевают пред ними в нечестии. Принимая по-видимому, крещение во имя несущего, ничего не примут они» (т. 2, «На ариан слово второе», гл. 42, 43).

Господь совершает Таинство не за правильно-совершённую, в точности исполненную форму обряда, а за правую веру, в Церкви истинной (соборной), в действительности, но не по названию, – в той церковной организации, где есть правильно-проходимая внутренняя жизнь, направленная на приобретение истинных плодов духа.
А где этого нет, то как говорит свт. Афанасий: «Произносят имена, но вводят в обман принимающих от них крещение».

Если человеку дать Благодать, а он к этому не готов, то он Ее потопчет и соделает этим самый большой грех – грех святотатства. И так как в лжецеркви не может быть условий к принятию Благодати, по причине отсутствия правильно-проходимой внутерннеей жизни, то Господь Ее и не подает. И в этом – милость Божия.

Сам обряд крещения не всегда был таким, как сейчас, уже впоследствии много молитв добавилось. Но нельзя же сказать, что тогда крещение было неистинным, а сейчас истинное. Существенное, во внешнем обряде Таинства Крещения, – троекратное погружение: во имя Отца и Сына и Святого Духа – было всегда. Но и в этом, в экстремальных условиях, в виде исключения, было отступление. Но всегда оно совершалось во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ведь главное в Таинстве не совершенная внешняя форма молитв или действий, а получение Искупительной Благодати. Разбойник, висевший по правую сторону от Христа, не принимал внешний обряд крещения, а первым попал в рай, первым получил Искупительную Благодать в момент смерти. Так и многие мученики за Христа были крещены без какого-либо внешнего обряда – т.е. крестились своим произволением. Получали они эту Благодать через посредство мученической смерти за Христа.

Дар Божественной искупительной благодати излит, Богом, на все человечество. И цель истинной церковной организации, – которая через правильно-проходимую внутренннюю жизнь хранит этот дар Благодати, а отсюда и правую веру, а потому и являет собою Церковь на земле, – состоит в том, чтобы содействовать всем людям на земле, в восприятии этого дара Божественной благодати. Это совершается через приобщение всех людей к правильно-проходимой внутренней жизни, которая и содействует воспитанию верного душевного настроя, спасительного. Такой душевный настрой и привлекает, к себе, этот дар Божественной, искупительной и спасительной Благодати.

О крещении равноап. царя Константина

Говорят, что равноапостольный царь Константин был крещен арианским епископом. Приводят этот случай: одни для того, чтобы оправдать экуменическое движение, что все в Церкви – и еретики, и православные; другие, чтобы доказать, что совершаемые таинства в МП, и подобных ей организациях, благодатны. Действительно, если брать во внимание только то, что еп. Евсевий Никомидийский, крестивший равноап. царя Константина, был арианином, то можно сказать, что царь крестился у еретика и оказался крещеным. Но в действительности было не так, если по совести проследить за исторической последовательностью событий.

Епископ Евсевий, будучи на Первом Вселенском Соборе, подписал православный Символ веры. И хотя в душе он склонялся на сторону Ария, но внешне правильно исповедовал веру, поэтому еще и числился, чисто внешне, находившимся в церковной организации истинной Церкви. То есть, на тот момент времени, он был тайный еретик, или сомневающийся, который потом склонился на сторону ереси. Поэтому и другим, пребывающим в истинной Церкви, через него могла быть преподана Благодать в Таинствах, по причине того, что они сохраняли мир со своей совестью и Богом, будучи свободными от духа самости и гордыни, который лежит в основании всякой ереси. Так как, Евсевий, в их глазах, внешне исповедовал правую веру, на тот момент времени.

Равноапостольный царь Константин принимал крещение у еп. Евсевия не как у арианина, а как у епископа, исповедовавшего, внешне, на тот момент времени, православный Символ веры (то есть, правую веру), и принадлежавшего к истинной церковной организации, которая внешне сохраняла верность духу Христову и исповедовала правую веру, в своем общем пути и направлении. И епископ Евсевий точно так же исповедовал внешне эту правую веру. Значит, по понятиям царя Константина, он принимал Таинство Крещения от епископа принадлежавшего, внешне, к истинной Церкви, и исповедовавшего правую веру, а не от епископа арианина, исповедовавшего арианскую веру, как это пытаются представить некоторые, вводя всех в заблуждение и обман, по этому вопросу. Тем более, что он только лишь принимал Таинство крещения, а не был его духовным чадом. Поэтому крещение царя Константина было не еретическим, а истинно-православным. Да и сам он длительно готовился, воспитывая в себе покаяние и решимость, к восприятию сего великого Таинства.

Духовная и внешняя сторона Крещения. О Крещении произволением, о самом важном для принятия Таинства и различных внешних обстоятельствах

Аноним:  Если суть таинства крещения в принятии Благодати Святого Духа, то зачем нужно погружение в воду?


О.Серафим:  Вот что написал по этому поводу свт. Иоанн Златоуст: «Христос не передал нам ничего чувственного, но всё духовное, только в чувственных вещах. Так и в крещении: через чувственную вещь воду, сообщается дар, а духовное действие состоит в рождении и обновлении. Если бы ты был бестелесен, то Христос сообщил бы тебе эти дары бестелесно; но так как душа твоя соединена с телом, то духовное сообщает тебе через чувственное» (свт. Иоанн Златоуст, “Толкование на Евангелие от Матфея”, Беседа 82).

То есть, общее положение таково, что Господь подает этот дар Благодати через посредство внешнего священнодействия, при внешней возможности его совершения. То есть, когда для этого есть внешние благоприятные условия, в которых можно сохранять чистоту своей совести и верность Духу Божию.
Но когда нет таких условий, то Господь может, так же, подать этот дар Благодати и без всякого внешнего действия, так как Таинство не привязано механически-автоматически к внешнему священнодействию. А совершается оно – Богом. И совершается только там, где есть правый настрой духа, к восприятию благодати Таинства. И если нет условий и возможности, не попирая своей совести, приступить к Таинству, через посредство внешнего священнодействия, то Бог, видя верность человека его совести и Духу Божию, может подать Благодать Таинства непосредственно самому человеку. Ибо главное условие для совершения Таинства, Богом, – это правый настрой духа, способный к восприятию этого дара Благодати, это стремление человека к чистоте своей совести и сохранению верности Духу Божию, в тех жизненных обстоятельствах, в которых он оказался.


Аноним:  Приходилось беседовать о крещении. Вопрос упирался во внешнее. Говорили о том, что даже песком крестили. В конце концов пришли к тому, что можно и через помазание слюной окрестить, например в тюрьме, но при этом не было оговорки об экстремальных условиях. Так ли это?


О.Серафим: Есть общее положение в Церкви, и его нужно придерживаться, при нормальных внешних жизненных обстоятельствах, при которых может сохраняться чистота совести и верность Духу Божию. Сначала человек проходит оглашение, укрепляет свое желание и стремление к жизни по вере, научается как ему проводить свою жизнь. Затем принимает Таинство Крещения через троекратное погружение в воду.

Но было и множество исключений, лежащих вне общего порядка: крестили в песке, в луже – и это в исключительных условиях, где не было воды, купели. В нормальных же условиях, – придерживались обще-церковного положения.

О крещении произволением пишет и свт. Димитрий Ростовский:
«В скольких видах может быть крещение? В трех: 1) крещение водное, 2) крещение желанное и 3) кровавое. Водным крещением мы крестимся по установлению Христову: крещением желанным и крещением кровавым крестились святые мученики, которые иногда не получая настоящего крещения, достигали Царства Небесного; через исповедание истинного Бога Иисуса Христа и страдание; это исповедание и страдание вместе с желанием крещения было многим вменено вместо крещения вследствие крайней смертной опасности, угрожавшей от мучителей» («Проповеди и поучения», гл. Таинство святого крещения).

«Крещение желанное» – это и есть крещение произволением, в котором проявляется не просто желание внешнего священнодействия, а желание соединения со Христом, через посредство сохранения чистоты своей совести и верности Богу, в тех жизненных обстоятельствах, в которых оказался человек.

Все ветхозаветные праведники не принимали водного крещения, да и не было тогда крещения «во имя Отца и Сына и Святого Духа». Если скажут, что вместо крещения у них было обрезание, то это только прообраз, но не само крещение. А женщины, ветхозаветные праведницы, вовсе не принимали обрезания. Но при этом все ветхозаветные праведники и праведницы вошли в рай. Почему? Потому что они имели правую веру, в грядущего Мессию-Христа, и решимость, в душевном расположении, жить по этой вере. То есть, старались воспитывать в себе должный настрой духа, способный к принятию Царствия Божия – Искупительной Благодати.

Они были крещены в аду: через дарование Искупительной Благодати, которую принес им после крестной Своей смерти, сошедший во ад Христос. И через дарование этого дара всем, по своему душевному расположению способным Его воспринять, Христос вывел всех ветхозаветных праведников и праведниц в рай – Царство Небесное.

Итак, это крещение было совершено, без внешнего обряда и формы, через одно подаяние дара Искупительной Благодати. Но совершено оно было под условием: только над теми, кто имел правую веру и решимость к жизни по вере, т. е правильный и спасительный настрой духа, чувство веры, в своем движении направляющееся к свободе от духа самости, первородного греха.

Так и благоразумный разбойник – распятый на кресте за свои грехи, а не за веру – крестился своим произволением. И это по той причине, что он исполнил условие, необходимое для получения Благодати. То есть поимел правую веру во Христа и решимость поступать по вере, в настрое своего духа. Ибо поимел сокрушенный, смиренный и самоотверженный настрой духа, с верою, в чувстве упования только на милость Божию. За это Господь и даровал ему Крещенскую – Искупительную Благодать и ввел его первым в Царство Небесное.

Так, в житии великомученика Георгия Победоносца, мученица Александра была крещена (и даже к лику мучеников причислена) своим произволением, ибо умерла естественною смертью, по дороге к месту казни. Если почитать внимательно жития святых, то там можно встретить много таких случаев.

Точно так же, и когда в истории Церкви, совершалось отступничество церковных организаций от Истины, от верности Духу Божию. И те люди, которые оказывались в таких жизненных условиях и покидали эти отступнические церковные организации, получали от Бога благодать Таинств, непосредственно. Это и происходило, как раз, по той причине, что они не имели внешне благоприятных условий для принятия Таинств, через посредство внешних священнодействий, при которых можно было бы сохранять чистоту своей совести и верность Духу Божию. Поэтому-то, при таких случаях, миряне могли сами совершать крещение над теми, кто желал принять их веру. А остальное Господь подавал непосредственно самим людям.

Внутреннее произволение, к чистоте своей совести и сохранению верности Духу Божию, – это самое важное в принятии Таинства крещения.

Но тут человек, имея внешне-благоприятные условия, может сказать: «Зачем мне креститься, я крещен произволением». Но не гордость ли тут?! Здесь может скрываться дух самоуверенности. Ты что, – особенный? В Церкви есть общее положение – проходить всем, кто хочет быть крещен, обряд крещения; а ты – по-своему: это уже чувство веры и надежды, соединенные с самостью – самоуверенность и самонадеянность. Сойдет ли на них Благодать? Никогда! Если внешние условия благооприятствуют для совершения Таинства, то и надо последовать обще-церковному пути.

Ибо общее положение таково: если человек, при внешне-благоприятных условиях, поимеет таков настрой духа, который способен принять дар Искупительной Благодати, то он не подается ему просто так, – как это у протестантов: уверовал и ты уже крещен, – а подается в Таинстве крещения, через посредство внешнего священнодействия. Как выше сказал свт. И. Златоуст, имея ввиду обще-церковное положение, при внешне благоприятствующих условиях: «так как душа твоя соединена с телом, то [Христос] духовное сообщает тебе через чувственное». Таков общий порядок, – таково Божественное установление, в общем, для всех, при внешне-благоприятных условиях.

То есть, когда есть внешне-благоприятные условия, то дар Икупительной, крещенской благодати подается общим путем для всех, – через посредство внешнего священнодействия, которое совершается священным лицом. Внешне-благоприятными условиями являются такие условия, при которых можно сохранять чистоту своей совести и верность духу Божию, при принятии Таинств от священного лица. То есть, когда, после принятия Таинства, тебя и в дальнейшем будут научать и наставлять правильно-проходимой внутренней жизни, направленной на приобретение чистоты своих чувств, совести и верности духу Божию.
Соответственно, когда этой возможности нет, то и нет внешне-благоприятных условий. И тогда принятие таинств, от таких священных лиц, будет в суд и в осуждение, погибельным для души.

Но бывают, во внешнем порядке, исключения, – когда нет внешне-благоприятных условий. Если по каким-то внешним причинам, независящим от человека, он не может принять Таинство Крещения, но готов в духе воспринять этот дар Благодати, – то Господь не оставляет его, подает дар Искупительной Благодати: или непосредственно в жизни, или в момент смерти.
Это может случаться там, и в тех местностях, где нет истинной церковной организации: где господствуют ереси и язычество; в моменты всеобщей церковной разрухи, отсутствия внешнего благоденствия для Церкви. А особенно такое положение будет под конец времен: по причине всеобщего разброда и шатания, по причине всеобщего отступления, истинная Церковь будет сохраняться в маленьких церковных организациях, в небольших общинах, а так же там, “где двое или трое собраны во имя Мое”
(Матф.18:20), т.е. в духе Христовом, сохраняя правильно-проходимую внутреннюю жизнь.

При исчезновении внешне-благоприятных условий, в тех или иных местностях, путь исключения становится общим для всех. Ибо главное, без чего нет спасения, это приобретение чистоты чувств, сохранение чистоты своей совести и верности духу Божию.

Почему в лжецеркви крещение недействительно

Чтобы принять Таинство Крещения – на самом деле, а не фиктивно – необходимо прийти в истинную Церковь, чтобы тебя там научили правильно веровать, и как принять и сохранить Благодать Таинства. Ибо и Господь заповедал – сначала научить, а потом крестить (Мф 28, 19).

Там, где ведется правильная внутренняя духовная жизнь, там знают, и умеют, как хранить Благодать, а значит, и тебя смогут научить. А где нет такой жизни, то как других смогут научить? В лжецеркви нет внутренней духовной жизни. Ибо внутренняя духовная жизнь – это правильно-проходимая борьба со страстями, борьба за чистоту своей совести. В лжецеркви, – на совесть наступили и растоптали ее. Какая после этого может быть борьба со страстями? Только видимость борьбы, а вместо духовности – душевность, духовная прелесть.

Потому и говорится, в общем, что нет в лжецеркви истинной Евангельской любви, нет Искупительной Благодати, которая подается через Таинство Крещения и другие Таинства. Некому Ее (Благодать) подать. Потому что никто не готов Ее принять, и никто не умеет хранить; да и некому правильно научить, как Ее хранить, так как отступили от Истины и пребывают во тьме – всеобщая прелесть. Таково общее положение, в отношении церковных организаций, отступивших от Истины, в общем своем исповедании, курсе и направлении. Хотя для отдельных личностей могут быть исключения.

Вот одно из общих положений, при внешне-благоприятных условиях, в 3-м веке: «Святой Киприан (Карфагенский) высказывает такую мысль: вне Церкви не может быть и учения христианского, не только христианской жизни. Только в Церкви есть чистая вера. Церковь Киприан и называет Истиной. Единство веры нельзя отделять от единства Церкви. Истина одна, как и одна Церковь.
Тому, кто не придерживается единства Церкви, нельзя думать, что он сохраняет веру. Всякое отделение от Церкви непременно связано бывает и с искажение веры… Церковь есть осуществление любви Христовой, и всякое отделение от Церкви есть именно нарушение любви…
[Любви Христовой Евангельской, но не любви по естеству человеческому, оскверненной первородным грехом. Приобретать Евангельскую любовь возможно только через законную борьбу со страстями, которая возможна только в истинной Церкви].
Против любви грешат равно и еретики и раскольники. Это есть основная мысль Киприанова трактата «О Единстве Церкви». Святой Киприан совершенно отказывает всем стоящим вне Церкви в названии «христиан», как бы повторяя решительное восклицание своего учителя Тертуллиана: «Еретики не могут быть христианами!».
Понятно поэтому требование св.Киприана при приеме в Церковь снова крестить даже новатиан, хотя они были только раскольниками. Для Киприана крещение раскольников при приеме в Церковь не было перекрещиванием, но было именно крещением. «Мы утверждаем, – писал св. Киприан Квинту, – что приходящих оттуда мы у себя не перекрещиваем, но крестим: ибо они ничего не получают там, где нет ничего».
Крещение вне Церкви только «пустое и нечистое погружение». «Там не омываются люди, а только более оскверняются: не очищаются грехи, а только усугубляются. Такое рождение производит чад не Богу, но дьяволу».
Мысль Киприана о недействительности всякого крещения вне Церкви и о необходимости снова крестить всех обращающихся к Церкви была подтверждена в 256 году Поместным Собором Карфагенской Церкви, на котором председательствовал сам Киприан. В своем заключительном слове, как бы подводя итог всем церковным рассуждениям, св. Киприан говорит: «Еретиков должно крестить единственным крещением Церкви, чтобы они могли из противников сделаться друзьями и из антихристов – христианами» (Новосвящмуч. Иларион /Троицкий/, «Христианства нет без Церкви»).

Таково и общее положение, что не получают в лжецеркви, т.е. в церковных организациях, отступивших от Истины, человеки Благодати; не просвещаются, а еще более омрачаются. Как пишут Св. Отцы, что причастие еретиков не просвещает человека, а еще более омрачает, не с Богом соединяет, а с дьяволом. (Преп. Феодор Студит). В чём причина?

Ересь – ложное неправильное догматическое или нравственное понятие, которое, как говорят Св. Отцы, выходит из глубин ада. Основывается оно на самомнении и питает дух гордыни, самости, первородного греха. И всё делание, потом, без отвержения духа самости: борьба со страстями, исповедь, – всё бесполезно, всё пустое, потому что в самом главном не раскаивается человек и через это – питает дух самости и гордыни. Человек этого может не понимать и не замечать. Но может и замечать, но по той причине, что не хочет отказаться от услаждения духом самости, самомнения и гордыни – будет оставаться в нераскаянности. Такая борьба, такое делание, может привести только к прелести и самообольщению, и соединяет не с Богом, а с дьяволом.

Книжники и фарисеи – всё делали: и постились и молились. Весь закон Моисея в точности исполняли. И милостыню подавали, но Господь сказал им, что ваш отец, – дьявол, потому что они похоти его творили, т. е. удовлетворяли свои страсти. Потому что всё их благочестие основывалось на страстях – на духе самости, гордыни, тщеславия, вменения себе. Всё делали вроде хорошее, и даже милостыню подавали, да не в том духе, в духе самомнения и самоцена, вменения себе своей праведности. Поэтому, через исполнение только внешних обрядов, еще более удалялись от Бога, служа дьяволу.

Что же нам делать, чтобы не подпасть под тот же приговор? Внешние предписания закона и добрые дела надо делать, – но это добро по естеству и не имеет никакой цены у Бога. Ибо Господь смотрит на то, – в каком мы духе это делаем. Ради Христа – в духе смирения, сокрушения, невменения себе, и всё отдавая Богу; или ради дьявола – всё себе вменяя, питая гордыню, дух самости, тщеславия и самомнения. Даже саму литургию можно служить ради Христа, а можно и ради страсти, а значит, и ради дьявола. Всё зависит от того, – в каком духе.

Могут возразить: «Ну как же! Ведь в МП: Кадят же! Молитвы же читают! к Богу обращаются! Что это не действует? – Что же это! Значит, мы служим дьяволу?». Да. – Потому что вы, в общем направлении и курсе вашей церковной организации, идете путем сжигания совести и попрания верности Духу Божию, и, таким образом, похоти отца вашего дьявола творите; поэтому-то ваш отец дьявол, – так говорит Христос (Ин. 8, 44). Чтобы иметь отцом не дьявола, а Бога, нужно Его волю и исполнять. Нужно, в общем направлении и курсе, церковной организации, не отступать от следования духу Христову. Богослужение, само по себе, не освящает и не спасает человека. Всё зависит от того, в каком духе оно служится. Если же в Церкви собираются все такие, которые не в духе Божием, которые наступили на свою совесть, то несмотря на то, что молятся, кадят, служат службы – Бога нет посреди них.

Ведь поют: оградит Ангел Господень боящихся Его (Пс. 33), – не молящихся Ему, а боящихся Его. Таких Он хранит, ходит вокруг, чтобы дьявол не овладел ими. А там, где общий курс и направление церковной организации идет по пути ереси, нечестия, отступничества, там нет истинного страха Божия, а значит и премудрости, ибо “Начало мудрости – страх Господень” (Прит.1:7). Поэтому, таковых ангел Господень и не ограждает. Страх Божий, это как некая узда, которая останавливает человека от греха. Хотя и тянет туда, на грех, но страх Божий, стремление к истинному удовлетворению совести, к сохранению верности Духу Божию, не пускает.

В Св. Писании говорится: …ибо не в долговечности честная старость и не числом лет измеряется; мудрость есть седина для людей, и беспорочная жизнь – возраст старости (Прем. 4, 8-9). Седина – имеется ввиду не седые волосы, а духовная мудрость; и возраст старости, – не большое количество прожитых лет, а «беспорочная жизнь». Вот так судится и определяется возраст духовный.

Но как же быть, если нет Ангела-Хранителя, то кто же защищает и хранит таких людей?  Хранит их Промысел Божий, который всякого человека ведет на покаяние. Человеки рождаются и живут, конечно, не для того только, чтобы их хранили, чисто телесно; ведь всё равно в конечном итоге приходит смерть. Просто хранить, чтобы только телесно на земле жить, – это не цель. Если бы так хранить, то люди бы подолгу жили. Но Господь сократил людям продолжительность жизни, а если бы не сократил, то злоба поглотила бы уже весь мир. Но хранит их Господь для того, чтобы человек успел прийти к покаянию, если захочет.
Ангел-Хранитель дается наиболее для того, чтобы помочь, человеку, сохранить дар Божественной благодати. Конечно, при условии, если этот дар Благодати подается человеку. А подается он там, где есть условие к сохранению его, – правильно-проходимая внутренняя духовная жизнь, истинное удовлетворение совести.

Когда подается дар Благодати, если он не получен в крещении или попран

Значит, если человек не был готов к принятию Благодати в Таинстве Крещения, но потом, после принятия Таинства, пришел в осознание и раскаялся, пришел в настрой духа, способный к восприятию дара Благодати, – то вот тогда он и получит Благодать Таинства. – Или общим путем, через принятие в лоно истинной Церкви, где есть правильно-проходимая внутренняя жизнь и истинное удовлетворение совести. А если, по независящим от него причинам, нет, чисто внешне, истинной Церкви, – но он, по настрою своего духа, готов к восприятию дара спасительной Благодати, – то Господь Сам подаст ему дар Своей благодати и присоединит его к Церкви: или непосредственно в жизни, или в момент смерти.

Свт. Феофан Затворник по поводу совершения Таинства Крещения говорит: «…Благодать осеняет сердце и обитает в нём, когда в нём качествует обращение от греха и себя к Богу. Ради этого настроения, деятельно являемого, далее подаются и все другие дары Благодати и все преимущества облагодатствованных, благоволение Божие, сонаследие Христу, поставление вне области сатаны, вне опасности быть осужденну в ад. Коль же скоро это настроение ума и сердца умаляется или теряется, тотчас грех снова начинает обладать сердцем, а через грех налагаются узы сатаны и отнимаются благоволение Божие и сонаследство Христу» («Путь ко спасению», гл. Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения).

Снова согрешил, – пошел по пути духа самости, первородного греха, в настрое своего духа, – опять закрыл в себе действие источника Благодати. Значит снова нужно каяться, снова возгревать решимость на борьбу с первородным грехом, с духом самости, и Господь тогда вновь возобновляет действие источника Благодати. Поэтому и говорят: покаяние – второе крещение – возобновление крещенской Благодати.

Таинство покаяния – коренное изменение в настрое духа, твердая решимость – более не грешить: в этом и состоит прощение грехов, которыми закрывалась Благодать. Чтобы стать на путь покаяния, нужно не просто перечислять грехи на исповеди, но менять расположение духа. Ибо жить в Церкви это и значит: принять должное расположение духа, в своем движении, направленное на разрывание сочувствия к духу самости, первородному греху.

Иной человек всю жизнь проходит в церковь-организацию, здание-храм, а на деле окажется, что он ни разу не был в Церкви Христовой. Жить в Церкви – это значит возгревать в себе те же чувства, что и во Христе Иисусе (Флп. 2, 5).


Аноним:  Господь посылает смерть и на младенцев, и на отроков, и на юношей, почему так? Что, Он предвидит, что этот ребенок станет бандитом и, жалея его душу, заранее забирает? И как Он будет тогда его судить?


 

Первородный грех, и искупление от него, под условием личного покаяния

О.Серафим:  Дело в том, что корень всех грехов, в том числе и разбоя, рождается вместе с человеком – это первородный грех, дух самости. Всё человечество находится в состоянии погибели. Господь пришел на землю, чтобы спасти человеков, вывести из этого состояния. Ветхозаветные праведники, жившие до Искупления, все шли во ад. Своею крестною смертью Христос исходатайствовал человечеству спасение. Но чтобы спастись, необходимо каждому, себе лично, усвоить это спасение. Всё зависит от того, насколько человек вышел из состояния погибели.

Выйти из состояния погибели мы можем только через Христа, усваивая себе те же самые чувствования, что и во Христе Иисусе – усваивая себе истинные добродетели, при помощи Божией.

Все люди без исключения, по причине грехопадения, рождаются в состоянии погибели и предназначены для ада. Христос же даровал искупление от греха, в общем для всех человеков, но не безусловно, а под условием истинного покаяния, лично от каждого. И те людей, кто усваивает лично себе то спасение, которое Христос принес на землю, – ту Искупительную Благодать, которую Он даровал (которая и есть Царство Небесное пришедшее в силе), – те и выйдут из состояния погибели. А это возможно – только через воспитание верного и богоугодного настроя духа, способного к восприятию этого дара спасительной Благодати, через истинное удовлетворение своей совести, через борьбу со своими страстями, законно-проходимую.
Такую возможность имеет любой человек на земле, по причине того, что во всех людях, Богом, вложен естественный закон, закон совести, который, обличая человека, требует того, что в согласии с волей Божией. Ибо благость Божия ведет всякого человека к истинному покаянию
(Рим.2:4).

Жизнь нам дается для того, чтобы мы научились противостоять первородному греху, духу самости, и через это стремились бы к воспитанию в себе добродетелей, к верному настрою духа, – тогда мы и окажемся способными для Царства Небесного. Эта жизнь дается человеку на искушение, что ты выберешь: или пойдешь на сторону зла или на сторону истинного добра.

О некрещенных младенцах и крещении детей

Младенцы, хотя и некрещенными умирают, но во ад не идут. Они никак не могут идти во ад. Ведь все человеки судятся по тому, как они направляли свою волю; по совести ли, по воле Божией? То почему тогда будут судиться младенцы, если у них еще не проявилась совесть, не включилось сознание. Господь праведен и не отошлет младенцев во ад, потому что произволением своим они не нагрешили, по причине отсутствия сознания и прявлений совести.

Но по этой же причине, они и блаженства того, которое даст им Господь, осознавать не будут. Как здесь на земле взрослые улыбаются около младенца, и он улыбается, ему хорошо, но он не понимает почему – не осознает. Так и усопшие младенцы, хотя и получат блаженство, но не смогут им вполне наслаждаться, потому что не будут его осознавать. Так же, как и собачка: ее погладили, ласково с ней говорят – она и рада, прыгает, бегает, ласкается, ей хорошо: но сознания нет, не осознает, сама, чему радуется.


Аноним:  Зачем же тогда крестят детей и зачем дается крёстный?


О.Серафим:  Когда образовалась православная государственность, то в основном наиболее тогда и стали крестить детей, хотя крестили и до того, но в меньшей степени. Пример тому – святители Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, и мн. др. святые того времени, крестились во взрослом возрасте. Хотя при этом их воспитывали верующие родители или родственники, которые сами принадлежали к истинной Церкви, были христианами, приступали к Таинствам, и проводили святую жизнь.

Крестят детей, чтобы родители и крестные хранили дар Искупительной Благодати и воспитывали, научали ребенка пока он не придет в возраст – к зрелому сознанию. Когда ребенок вырастет, тогда он сам уже продолжает хранить и развивать полученную при крещении и сохраненную, родителями, теми кто его воспитывал, Благодать.

Об этом очень хорошо говорит свт. Феофан Затворник:
«Божественная Благодать нисходит на младенческую душу и производит в ней всё одна, так как бы при этом участвовала и свобода, на том единственно основании, что в будущем сей, не сознающий себя и не действующий лично, младенец, когда придет в сознание, сам охотно посвятит себя Богу, желательно восприимет Благодать, нашедши в себе Ее действия, рад будет, что Она есть, и возблагодарит, что так сделано для него, и исповедует, что если бы в минуту крещения даны были ему смысл и свобода, он не иначе поступил бы как поступлено, и не захотел бы иного.
Ради такого будущего свободного посвящения себя Богу и сочетания свободы с Благодатью, Божественная благодать вся подается младенцу и без него всё в нём производит, что производить ей свойственно, по одному уверению, что требуемое желание и предание себя Богу будет несомненно, – уверению, какое дают восприемники, поручаясь Богу перед Церковью, что сей младенец, пришедши в сознание, явит именно такое употребление свободы, какое требуется для Благодати, принимая на себя обязанность самым делом довести до того младенца восприемлемого.
Итак, всё внимание тех, на которых лежит обязанность блюсти в целости принятое из купели дитя – христианина, должно быть обращено на то, чтобы никак не допустить опять возобладать над ним греху, всячески подавлять сей последний и обессиливать, а направление к Богу возбуждать и укреплять» («Путь ко спасению», гл. «Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения»).

Вот крёстный и берет не себя эту обязанность. Он должен дать православное воспитание. Смысл и цель у него – не просто дать набор знаний, а воспитать православный, истинно-христианский дух. Научить младенца подавлять в себе всё плохое, т. е. проявления первородного греха, духа самости, и развивать всё доброе – Евангельское добро.

Блаженный Дионисий Ареопагит об этом говорит так: «Божественным нашим наставникам угодно было допускать к крещению и младенцев, под тем священным условием, чтобы естественные родители дитяти поручали его кому-нибудь из верующих, который бы хорошо наставил его в предметах Божественных и потом заботился о дитяти, как отец указанный свыше, и как страж его вечного спасения. Этого-то человека, когда он дает обещание руководить отрока к благочестивой жизни, заставляет иерарх произносить отречения и священное исповедание» («О церковной иерархии»).


Аноним:  А говорят, что младенец, хотя еще и не нагрешил, но заражен первородным грехом. Поэтому с крещеных младенцев снимается первородный грех, а на некрещеных остается?


О.Серафим:  Да, но только не механически и магически; и только при правой вере и с правым намерением и решимостью тех, кто будет воспитывать младенца. Из вышеприведенного случая с агарянами (арабами, мусульманами) мы видим, что они были крещены в младенчестве, но Церковь не признала их крещения, так как оно было совершено не с тем намерением. Отсюда следует, что хотя их и покрестили, внешне, но прощения первородного греха они не получили, так как не было правого и должного намерения.

То же самое говорит и свт. Феофан Затворник: «Божественная Благодать вся подается младенцу и без него всё в нём производит, что производить ей свойственно, по одному уверению, что требуемое желание и предание себя Богу будет несомненно – уверению, какое делают восприемники, поручаясь Богу перед Церковью,.. принимая на себя обязанность самим делом довести до того младенца восприемлемого».

Как мы видим, для принятия Благодати крещения младенцу необходимо условие – правая вера и должное намерение и решимость; условие, которое обязуются выполнять восприемники, а проще говоря те, кто, в дальнейшем, будут воспитывать младенца.

Если это условие исполняется, то совершается Таинство крещения. Если это условие не соблюдается, то Таинство не совершается.

То же самое говорит и апостол от семидесяти св. Дионисий Ареопагит, ученик ап. Павла: «Божественным нашим наставникам [т. е. Апостолам] угодно было допускать к крещению и младенцев, под… священным условием». – Итак, младенцев можно крестить только под условием. Каким? – «чтобы… поручали его кому-нибудь из верующих, который бы хорошо наставил его в предметах Божественных и потом заботился о дитяти… как страж его вечного спасения»; т. е. младенец должен быть воспитываем в духе правой веры.

Если это условие соблюдается, то можно крестить: Таинство совершится – Искупительная Благодать снизойдет на младенца, первородный грех будет прощен.

И соответственно, если это условие не соблюдается, то младенца крестить нельзя: ибо Благодать снисходит по вере восприемника, т. е. того, кто будет воспитывать младенца, «как страж его вечного спасения». Без соблюдения этого условия, Таинство не совершится – Благодать Искупительная не будет дана, первородный грех не будет прощен.

Если бы прощение первородного греха совершалось просто, через правильное совершение внешней формы крещения, то такое прощение было бы чисто механическим, обрядоверческим – магическим.

Но такое понятие неправильное, не православное, не христианское. Если бы было всё так, то и не было бы проблем: загнали бы всех в Тихий или другой какой океан, перекрестили и жили бы хорошо, тихо, мирно, – первородного греха бы не было. Это католическое понятие о грехе, чисто юридическое: и крещение и прощение греха, т. е. покаяние, получается, как юридическая сделка, совершаемая чисто механически, через посредство внешней формы, обряда.

Хорошо, первородный грех прощается, но почему мы продолжаем раздражаться, гневаться и удовлетворять и все другие страсти? Как же мы тогда грешим? Скажут сектанты: «Это уже не мы, а бесы, это уже страсти, а первородного греха нет». Но страсть – это и есть как раз постоянное, неоднократное, вошедшее в навык и привычку проявление первородного греха. Это и говорит о том, что первородный грех есть и остается в человеке.


Аноним:  Описывается случай у прот. Дьяченко. К умирающему младенцу позвали священника, но тот не застал его в живых. Все очень опечалились. Но младенец воскрес, принял крещение, и потом уже умер. Все были изумлены чудом и прославили Бога за оказанную младенцу милость.


О.Серафим:  В данном случае, и подобных ему, все смотрят, в основном, на чисто внешнее событие, но духовной сути его не улавливают. И из-за этого происходит неправая вера. Этот случай был в дореволюционной России. И необходимое условие, – которое мы с вами рассмотрели выше, – для совершения Таинства Крещения над младенцем, было. То есть, была правая вера и жизнь по вере у родителей младенца. И потому Господь воскресил младенца, чтобы его окрестили, и этим утешил родителей, – чтобы они не впадали в отчаяние. А у современного читателя, не имеющего правой веры и жизни, от прочтения таких рассказов является неправильное понятие. Понятие и отношение к Таинству Крещения – чисто магическое.

Такое понятие и рассуждение истекает из католического богословия, понятие о грехе и его прощении – юридическое. Это обличают в своих творениях многие Св.Отцы. Святитель Феофан Затворник пишет, что не бывает прощения греха магически, механически, ибо это вопрос нравственный.

В чем состоит прощение первородного греха

Прощение греха заключается в сокрушении духа самости, и возгревании чувства ненависти к нему, и решимости более не грешить. Тогда Благодать снисходит и закрепляет эту решимость, дает ей силу и власть над грехом. В этом и заключается прощение первородного греха. Первородный грех есть, он живет, но мы имеем силу его останавливать.

Святитель Кирилл Иерусалимский, например, да и многие другие Св. Отцы говорят, что если нет твердого решения более не грешить, то хотя люди и совершают обряд крещения, но Дух не крестит и Таинство не совершается. И тогда выходит, что в действительности это совсем не так, как думают католики и заразившиеся их духом «православные»: совершили обряд формально, и числится, что грех прощен, т.е., что его как бы уже и нет.

Первородный грех живет и после крещения, до самой смерти. Но прощение его – в решимости, в своем устремлении свободной от духа самости. И когда она есть, то дается дар Благодати связывать грех. Так можно дойти до того, чтобы окончательно грех связать: он только начинает вылазить, а ты его тут же связываешь, он опять, а ты опять, – не дается ему возможность никак вылезти и овладеть человеком, – это уже состояние бесстрастия, святости.

Но вот, человек покаялся, покрестился, положил твердую решимость более не грешить, но у него опять вылазят страсти. Получается, что грех обратно вселяется в него? Но нет, дело не в этом. Первородный грех не имеет бытия, т. е он нематериален, это не тварное явление – Бог греха не сотворил. Грех – это неправильная направленность в воле разумных существ – неправая окраска духа.

Первородный грех произошел от непослушания Богу. Человек стал искать удовлетворения не в единстве с Богом, по благодати, а в самом себе, через свои телесные и душевные движения, стал искать вечного блаженства. Но окончательного удовлетворения, в этом, и блаженства, человек конечно не получает. И тогда, требует еще услаждения и, естественно что, опять не получает. Опять, еще и еще требует, пытается удовлетворить, запросы своего духа, временным и поэтому – опять окончательного удовлетворения не получает. И так бесконечно – это и есть страсти. – Человек, вместо Бога, обратился к себе, стал искать удовлетворения духу самости и гордыни, через посредство телесного и душевного сладострастия, – таким образом оказался в состоянии погибели, отпал от Бога, лишился вечного блаженства.

Дух, по природе своей, стремится только к Богу и удовлетворяется только в Нём одном, через посредство получения, от Бога, вечного блаженства, по дару Благодати. Но через падение он связан и порабощен духом самости, первородным грехом, духом гордыни. Удовлетворение этого духа самости он ищет через посредство телесных и душевных желаний. Поэтому, наша борьба за то, чтобы освободить наш дух из этого рабства духу самости, первородному греху. А телу и душе научиться давать всё только потребное по естеству, совершая всё это при помощи Божией.

«Крещение не отнимает самовластия и самопроизволения нашего, но дарует нам свободу от тиранства дьявола, который не может уже более против воли нашей властвовать над нами.
По крещении в нашей уже состоит воле: или пребывать самоохотно в заповедях Того, в Кого крестились, Христа, Владыки и Бога, и ходить путем повелений Его, или уклоняясь от правого пути сего, опять возвратиться к дьяволу, противоборцу и врагу нашему. Те, которые по святом крещении повинуются хотениям лукавого и угодное ему творят, отчуждают себя от святых ложесн святого крещения, по сказанному Давидом: С самого рождения отступили нечестивые … (Пс. 57, 4)» (Преп. Симеон Новый Богослов, Добротолюбие, т. 5,стр. 121-122).

О действии Благодати в крещенном и некрещенном. О даровании исупительной Благодати, прощении первородного греха и спасении

Аноним:  Крещеному легче бороться со страстями, чем некрещеному?


О.Серафим:  По Св.Отцам человек некрещеный, если борется со страстями, Благодать содействует ему извне, а дьявол – в центре духа. Борясь со страстями, он готовит себя к восприятию Благодати в самом центре духа, чтобы суметь Ее сохранить. Ибо никто не вливает вина молодого в мехи ветхие – потому, что всё вытечет в дыры. Дыры – это страсти, через которые вытекает миро Благодати. Мехи новые – хорошие навыки, привычки – добродетели, приобретенные в борьбе со страстями. Подготовка ко крещению и заключается в том, чтобы исправить мехи. Благодать этому содействует.

И в Ветхом Завете Благодать содействовала борьбе со страстями. Благодать содействовала пророку Давиду в борьбе с грехом, и всё это он отпечатлел в словах Псалтири, которой пользуются до сих пор. Хотя врата рая были закрыты, но те, которые боролись со страстями получали прощение личных грехов. Но окончательное прощение, прощение первородного греха, даровал людям – только Спаситель, через Искупление.

Он сошел на землю и вочеловечился, по любви, чтобы удовлетворить Правде Божией. Так как у Бога есть Любовь и Правда и они неразделимы – одна без другой не существуют. Если бы была у Бога одна Правда, без Любви, – то после падения люди все без исключения погибли бы. Если бы была одна Любовь – не нужен бы был Искупитель – Христос. Но тогда бы, это было не по Правде, не по Истине, – у Бога так не бывает, ибо Он Всесовершен.

Человек, в Ветхом Завете до Искупительной Благодати или в Новом Завете, но некрещеный, не получивший дар Благодати, может бороться со страстями, приобретать через это хорошие телесные и душевные привычки (т. е. приобретать хорошие привычки в произволении своем). Содействием Благодати, извне, он может останавливать грех, точно так же, как его останавливали и ветхозаветные святые Авраам, Исаак, Иаков, Давид и мн. другие, которых Господь называл своими друзьями и именовал Себя их Богом: “Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова” (Матф.22:32). Любой может точно так же стремиться к воспитанию верного настроя духа, который необходим для получения дара спасения, Божественной искупительной благодати.

Без Искупительной Благодати дух до конца не освобождается от власти над ним первородного греха. Искупительная же Благодать, получаемая через посредство Таинство Крещения или в исключительных случаях непосредственно от Бога, снисходит в центр духа человеческого. Но только при условии, если человек сознательно предает себя Ей, т. е. полагает твердую решимость противостоять первородному греху, духу самости, иными словами решается действовать только по воле Божией.

Снизойдя в центр духа человеческого, Благодать подает человеку силу нравственную на борьбу с грехом, т. е. не уничтожает совершенно первородный грех, но дает нам власть над ним, власть связывать его.

Вот как об этом пишет свт. Феофан Затворник: «Замечательно слово Апостола: «Чтобы более не работать нам греху…» и другое: «грех вами да не обладает» (Рим. 6, 14). Это дает нам разуметь, что
то, что в расстроенной падшей природе составляет силу влекущую ко греху [первородный грех], не истребляется вконец в крещении, а только поставляется в такое состояние, в котором не имеет над нами власти, не обладает нами, и мы не работаем ему.
Оно [первородный грех] в нас же находится, живет и действует, только не как господин. Главенство с этих пор принадлежит уже благодати Божией и духу, сознательно себя Ей предающему.

Святой Диадох, объясняя силу крещения, говорит, что до крещения грех живет в сердце [в духе], а Благодать извне действует; после же сего, Благодать вселяется в сердце [в дух], а грех влечет извне. Он изгоняется из сердца [духа], как враг из укрепления, и поселяется вне, в частях тела, откуда и действует раздроблено набегами. Почему и есть непрестанный искуситель, соблазнитель. Но уже не властелин: беспокоит и тревожит, но не повелевает (Добротолюбие т. 3, «Блаженный Диадох», гл. 79 и далее)» («Путь ко спасению», гл. Как начинается жизнь христианская в таинстве крещения). – Вот так и надо понимать  о прощении греха в Таинстве Крещения.

Чтобы в Таинстве Крещения снизошла Искупительная Благодать, нужно положить решимость бороться со грехом. В какой мере возгрета решимость, но только истинная, – в своем движении, направленная на разрывание сочувствия к духу самости, первородному греху, – в такой мере Благодать и связывает первородный грех.

Человек в жизни своей и должен воспитывать и воспитать такую решимость, свободную от духа самости, чтобы она крепко и неподвижно, при помощи благодати Божией, связала первородный грех, что есть состояние бесстрастия, совершенства. Поэтому, обязательно нужна борьба со страстями, в чём проявляется и выявляется решимость в противостоянии греху; в борьбе же она и воспитывается и возгревается, очищаясь от примеси духа самости, через опытное ощущение и познание своей немощи.

В борьбе воспитывается верная направленность нашего духа – направленность по воле Божией, в противность воле падшего естества. Но не сама по себе решимость связывает грех, а Благодать, которая снисходит на нашу решимость, соединенную с ощущением своей немощи, со смиренным настроем духа. Вот почему Апостол и говорит, что мы у Бога соработники (1Кор.3:9).

Отсюда вывод:
Дар Искупительной Благодати подается в Таинстве Крещения всем одинаково, но при условии, как мы выяснили, – решимости жить, как того требует вера, направленная в своем движении к свободе от духа самости, на разрывание сочувствия к первородному греху, к духу самости. Но степень проявления этого дара Благодати – различная. Отсюда и степень, в которой связывается первородный грех, – различная. Это зависит от силы решимости соединяемой со смирением, в стремлении человека к жизни по вере и соединения со Христом. Кто как решился, и стремится к жизни по Богу, у того в такой степени, даром Крещенской, Искупительной Благодати, и связывается первородный грех. Кто поимеет больше любви к Богу, тому больше и простится (Лк.7:47).

И впоследствии, чтобы Благодать окончательно завладела нашей решимостью, нужно очистить ее от первородного греха, т. е. чтобы решимость была истинною решимостью, а не называлась только так, и чтобы была свободна от духа самости. Значит нужно научиться давать ей место, время и меру. То есть, нужно очистить силу решимости от примеси духа самости и гордыни, от духа самоуверенности и самонадеянности.


Аноним:  И после крещения у человека остаются телесные и душевные привычки, т. е. страсти. А страсти – это и есть неправильное направление духа в исполнении тех или иных естественных телесных и душевных желаний. Значит, получается, человек не может сохранить Искупительной Благодати без борьбы со страстями и искоренения их?


О.Серафим:  Да, страсти – это привычки в неправильном направлении духа, и от них избавиться не просто, и требуется время. Но, в самой сущности своей, дух уже переменил свое направление на доброе, т.е. решился на непримиримую борьбу против этих греховных привычек, против духа самости, первородного греха, который и лежит в основании всех страстей.

Искупительная Благодать сама не может искупить, нужно, чтобы человек сам этого хотел, чтобы его произволение было полностью к этому направлено – а это и есть настрой в духе на борьбу со страстями, на разрывание сочувствия к духу самости и гордыни. Только при таком условии Благодать может снизойти на душу человека.

Если человек оставляет борьбу со страстями, с проявлениями духа самости, то первородный грех развязывается и Благодать действует уже извне – призывающим действием, а в центре духа опять поселяется дьявол, закрывая действие Благодати. И чтобы вернуть утерянную Благодать крещения, Искупительную, необходимо Таинство покаяния, сущность которого состоит в возгревании утерянной решимости на борьбу с грехом, с духом самости. И вот, когда человек покается, возненавидит грех, снова решится на законную борьбу со страстями, Благодать снова возобновляется в центре духа и подает силу нравственную на борьбу с грехом. И так всю жизнь, пока человек не добьется такого духовного состояния, что Благодать укрепится в сердце, в центре духа; это и есть – надежда на спасение.

Некрещеный, не получивший дара Искупительной благодати, уже может всё это делать – бороться со страстями, возгревать и воспитывать решимость, на борьбу с примесью первородного греха, духа самости, и Благодать извне помогает, содействует ему.

Все ветхозаветные праведники, даже св.Иоанн Креститель, все шли во ад. Но они со своей стороны всё сделали для того (не без содействия Благодати), чтобы подготовить свой дух к принятию Искупительной Благодати, которую исходатайствовал нам наш Искупитель, Господь Иисус Христос, через Искупительную жертву на Кресте. И как мы видим, что все ветхозаветные праведники не были крещены через троекратное погружение, но в духе, по настрою, были готовы к восприятию этого дара Благодати. И так как по настрою духа они были готовы, то вот и получили Новозаветную Искупительную благодать, в тот день, когда Христос сошел во ад и вывел всех ветхозаветных праведников из ада в Рай.

Там были и праведники умершие до закона, а также и из языческих народов, – «ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую»(Рим.2:14,15). То есть, «Те, которые, не имея закона, согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся»(Рим.2:12). – Под понятием «по природе законное» или «естественный закон» разумеется совесть, которая как говорят Св.Отцы есть голос Божий или, как бы, некий отблеск Божества в человеке. Это относится и к тем народам или человеку, которые не слышали проповеди о Христе, или слышали ее в извращенном виде, – т.е. они будут судиться по закону совести. Ибо совесть говорит то же самое, что и Св.Писание. Она есть тот же самый нравственный закон Божий, заложенный в природу естества человеческого, Богом, при сотворении человека.

А так же это относится и к тем человекам, которые попадают в лжецерковные организации или, в связи с ненормальными внешними условиями в жизни Церкви, развал и неразбериха, не могут найти истинную церковную организацию, или в их стране нет вообще истинной церковной организации. У них остается, по милости Божией, закон совести, в их сердцах, а также внешний закон, который написан в Св.Писании, и Господь, который, по благости Своей, всякую душу ведет на покаяние. И если они в своей жизни приходят к удовлетворению своей совести, и к такому настрою души, который становится способным к восприятию спасительной Благодати; то Господь Сам подает этот дар Искупительной или Крещенской благодати, – или непосредственно в жизни, или в самый момент смерти, подобно благоразумному разбойнику, покаявшемуся на кресте. Кто же не удовлетворит своей совести, тот, соответственно, – погибнет.

Но это уже зависит лично от самого человека, в его личной жизни, а не от лжецерковной организации в которую он попал, или вообще отсутствует всякая церковная организация. Ибо лжецерковные организации, отступившие от чистоты Истины, не являются посредниками между Богом и человеком, т.е. не могут приводить человека к Богу, ко спасению. По причине попрания Истины, они ведут людей во тьму, на погибель.

Путь к спасению, при благоприятных и неблагоприятных внешних обстоятельствах, и о главном, при всем этом

Итак, мы видим два внешних пути ведущих ко спасению:
1). Общий путь, при внешне благоприятных обстоятельствах, – спасение в церковной организации, которая хранит неповрежденной Истину, по причине того, что в ней есть законное подвизание, правильно-проходимая внутренняя жизнь, борьба со страстями, в недрах которой и есть духовный организм – тело Христово. Поэтому, там могут научить правильно-проходимой внутренней жизни. Поэтому и Таинства там – действительны и благодатны.

2). Общий путь, при внешне неблагоприятных обстоятельствах, по причине отступничества церковных организаций, или их отсутствия в той или иной местности, – спасение помимо истинной церковной организации, которое совершается, в личной жизни человека, через посредство закона совести и промышления Божия о человеке. Ибо благость Божия ведет всякого человека на покаяние. То есть, Господь, любыми путями Своего Божественного промышления о человеке, ищет того, чтобы душу любого человека на земле привести к правильному настрою души, способному к восприятию дара спасения.

В этих двух внешних путях есть общее, – то, что касается главного, внутреннего, – это удовлетворение совести, воспитание верного настроя души, способного к восприятию дара спасения, истинных плодов духа. Ибо совесть, требуя себе удовлетворения, требует то же самое, о чем написано в Евангелии, ибо она есть – Евангельский закон написанный в сердце человека.

При нормальных внешне-благоприятных условиях жизни Церкви – преобладает спасение в церковной организации.
При внешней церковной разрухе и неразберихе – спасение в церковной организации и вне ее, примерно уравниваются.
Когда же истинная церковная организация вообще, внешне, исчезает, в тех или иных местностях и странах, – тогда спасение вне церковной организации, там, становится общим путем.

А под конец времен, по причине всеобщего разброда и шатания, по причине всеобщего отступления, истинная Церковь будет сохраняться в небольших общинах, а так же “где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них” (Матф.18:20), т.е. там, где будут собираться в духе Христовом, сохраняя правильно-проходимую внутреннюю жизнь. Так будет, внешне, проявляться общий путь.
И таким образом, в конце времен, общим путем будет являться спасение в малых общиных, начиная с двух-трех человек, или в одиночку. Так бывает всегда в периоды всеобщего отступления от верности Духу Божию, в периоды всеобщего топтания и сжигания совести.

Главное же, при всем этом, – это воспитание правильного настроя души, состоящего в удовлетворении совести и чистоте чувств, которые приобретаются по мере свободы от первородного греха, по мере разрывания сочувствия к духу самости и гордыни, через посредство правильно-проходимой внутренней жизни. Этому настрою души, в конечном итоге, и подается дар Божественной искупительной благодати, дар спасения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *