Христианские символы и магическое отношение к ним

Аноним:  О. Серафим у меня есть один вопрос, про нательный крестик. Когда я начал читать молитвы,  то сразу и приобрел крестик, т.к. свой как-то давно снял, потому что если не изменяет память хотел его почистить так как он чернел. Через какое то время крестик нашелся, я его надел и тут мне стало очень плохо, как бы надавило с утроенной силой то плохое состояние какое было до того как пришел к молитвам. Я решил, что крестик осквернен моими грехами и снял его, одел новый купленый. Теперь думаю, что это бес не хотел чтобы я крестик старый одевал. Есть тут какой-то смысл, батюшка?


О.Серафим: Это суеверное отношение.

Ибо нательный крест – это всего лишь символ. И он, сам по себе, не имеет механическо-магического действия. Он есть символ, который указывает на нашу веру во Христа распятого, и на то, что мы берем крест жизненных скорбей, которые падут на нас, через посредство находящих на нас искушений.

То есть, крест есть тот символ, который указывает на то, что у нас должно быть внутри, в настрое нашего духа. Но если мы не приобретаем того настроя духа, на который указывает этот внешний символ, крест, то этот символ не спасает нас, сам по себе, и не хранит нас, наподобие языческого талисмана.

Любой христианский символ не является автономным источником Благодати, сам по себе. И Бог не делает так, что любому христианскому символу соприсутствует Божественная благодать. В этом вопросе существует общее положение и есть исключение.

Общее положение таково: Божественная благодать соприсутствует христианским символам, или проявляет свое действие, через посредство их, в зависимости от духовно-нравственного состояния людей, которые их употребляют, в зависимости от чистоты их чувства веры и чистоты чувств. Это есть действие Благодати спасительное, – содействующее на пути спасения, в правильно-проходимой борьбе за чистоту чувств. Таково общее положение, по отношению к христианским символам, когда люди используют их для своих нужд.

Исключение же таково: Божественная благодать так же может проявлять свое действие, через посредство христианских символов, независимо от веры людей и чистоты их чувств. Это есть действия Благодати, призывающие, вразумляющие, – зовущие на путь обращения к Богу, на путь спасения. Таковые действия Благодати могут проявляться по отношению к любому человеку на земле, и именно только в те моменты, когда Господь призывает человека к Богу, на путь спасения. Эти действия Благодати не соприсутствуют христианским символам, а могут проявляться через них, как и через что-либо другое, в какие-то определенные моменты, которые известны одному только Богу.

Поэтому, те случаи, когда Божественная благодать действовала через посредство христианских символов, независимо от веры людей и чистоты их чувств, являлись действиями Благодати призывающими, исключительными.

Когда христианским символам придают значение, как хранителям и защитникам, но, при этом, в своей личной жизни не устремляются к приобретению истинно-христианской нравственности, не ведут правильно-проходимой внутренней борьбы за чистоту чувств и истинное удовлетворение совести, тогда отношение к христианским символам становится таким же, как к языческим талисманам. И вера в христианские символы превращается в веру магическую, механическую, языческую.

Исходя из такой магической веры, люди относятся к христианским символам, как к автономным источникам Благодати, – подобно тому, как к волшебной палочке или другим волшебным вещам. Исходя из такой веры и понятий, Божественная благодать всегда есть в христианских символах, и ею можно пользоваться, независимо от чистоты чувства веры и чистоты чувств. То есть, главное, – это иметь эти христианские символы, носить их, держать у себя дома, и Божественная благодать будет обязана тебя хранить и защищать от всякого зла, потому что ты их владелец.

Но это только в магии, кто завладел волшебной вещью, тот и пользуется ее волшебной силой. А по отношению же к христианским символам, совсем все не так. – Кто бы не владел христианским символом, но он не может использовать Божественную благодать. Ибо Благодать не сама по себе, а за нею Господь, Который может отнять это действие Благодати, в любое мгновение, а может и даровать. Все зависит от того, насколько это будет являться спасительным для душ человеческих, в духовно-нравственном отношении, – будут ли они устремляться к приобретению правого чувства веры и чистоты чувств, воспитанию верного душевного настроя, спасительного, или нет. Вот от этого и зависит действие Божественной благодати, через посредство христианских символов.

Там, где есть правильно-проходимая борьба за чистоту чувств, там христианским символам соприсутствует Божественная благодать. А так же, Господь может действовать, через посредство христианских символов, предвидя обращение к Богу или к пути спасения. Но где этого нет, то там Божественная благодать не соприсутствует христианским символам. Но если кто-то из людей, в присутствии этих символов, поимеет веру в Бога или обратится к Богу, то Господь может явить, через эти символы, действие своей Благодати. Это может совершаться потому, что Бог вездесущ и всеведущ, – везде, всегда есть, и всё, всегда знает, видит глубины всех сердец человеческих. Ибо Господь всегда ищет того, как спасти любую душу человеческую, в духовно-нравственном отношении.

Человек не может повелевать Божественной благодатью, используя Ее, по своему усмотрению. Божественная спасительная благодать привлекается только чистотой чувства веры и чистотой чувств. Но где нет движения душ в этом направлении, или не предвидится их обращение, то там нет Божественной благодати, спасительной или призывающей, – все внешние христианские действия и символы, в том числе и таинства, там становятся безблагодатными.

Неправое отношение к христианским символам исходит из неправого чувства веры. Ибо к молитвам относятся, как к магическим заклинаниям. А к священнодействиям и обрядам, как к магическим действиям. Отсюда и к христианским символам, как к магическим талисманам. – Прочитал молитву, совершил внешнее священнодействие, употребил христианский символ, и Божия благодать обязана действовать. Потому что люди так веруют, что она будет действовать, через все это. Вот в такой вере и заключается неправое чувство веры, соединенное с духом самости, то есть дух самоуверенности и самонадеянности, который люди воспринимают за сильную веру, за настоящую. В реальности же, дух самоуверенности и самонадеянности, дух самости и гордыни, который пытается, через посредство внешних священнодействий, молитв и символов, привлечь действие Божией благодати. Но «Бог гордым противится», и только лишь «смиренным дает благодать» (Иак.4:6).

То есть там, где есть дух истинного смирения, где смиренный и сокрушенный дух, перед Богом, а не дух самоуверенности и самонадеянности, там и подается Божественная благодать. Где чувство веры, в своем движении, устремляется от духа самости и гордыни, соединяясь с духом сокрушенным и смиренным, перед Богом, там и является правое чувство веры, посредством которого и привлекается, в душу, спасительная Благодать.

Ибо спасительную Благодать привлекают не внешние действия, говорение молитвенных слов или христианские символы, а правый настрой души, правое чувство веры и чистота чувств. И когда есть такой настрой души, тогда благодать Божия может действовать на душу человека, через посредство священнодействий, обрядов, молитвословий и символов. А когда нет такого настроя души, когда душа не ищет его, в своей жизни, тогда действие спасительной благодати Божией, через посредство всего этого, прекращается. Но могут действовать действия Благодати призывающие, в тех случаях, где Господь предвидит обращение кого-либо к спасению.

Все внешние священнодействия, обряды и христианские символы являются только лишь средством для возгревания верного настроя духа, сокрушенного и смиренного, перед Богом. А если человек, через это возгревает дух самоуверенности и самонадеянности, дух самости и гордыни, тогда благодать Божия, через все это, не действует. А наоборот, таким духом привлекаются падшие духи, и тогда, через посредство всего этого, могут совершаться, уже, демонические действия. И тогда, внешне употребляются христианские священнодействия, обряды, молитвы и символы, но дух за всем за этим, уже не Божий, а дух антихристов. Так образуется антихристова церковь, которая, внешне, во всем должна походить на истину, а отличаться только лишь духом.

Отсюда, отношение к христианским символам, как к языческим талисманам, к молитвам, как к заклинаниям, к священнодействиям, как к магическим действиям, к священникам и иерархам, как к языческим оракулам.

Так происходит всегда, там, – где исчезает правильно-проходимая внутренняя жизнь, направленная на борьбу за чистоту чувств и удовлетворение совести, в повседневной личной жизни, где нет воспитания истинных плодов духа, где нет духа сокрушенного и смиренного, перед Богом. Там, вместо всего этого, водружается дух самости и гордыни, дух самоуверенности и самонадеянности, дух само-утверждения. Этот дух и проявляет такую магическую веру, по отношению к христианским священнодействиям, обрядам, молитвам и символам, которые он использует, как средство, для утверждения в духе самости и для возгревания его.

А через таковой настрой духа, люди соединяются с падшими духами. И тогда, через все внешнее, что есть в христианстве, начинает действовать бесовская сила, которая направлена на возгревание духа душевно-телесного сладострастия, духа самости и гордыни, духа самоуверенности и самонадеянности. Это происходит потому, что люди сами ищут и стремятся к такому настрою духа. И тогда люди начинают бесовские действия воспринимать за Божию благодать. Это все разновидности духовной прелести и самообольщения.

Причина всему этому, есть та, что люди стали в повседневной своей жизни, искать дух само-утверждения, удовлетворения духу самости и гордыни, а не дух сокрушенный и смиренный, перед Богом.

Христианские символы, – это не языческие талисманы. И они, сами по себе, не защищают человека. И если нет личного стремления к духовно-нравственному перерождению своей души, то Благодать Божия не соприсутствует этому символу, которым пользуется человек.

Вот смысл креста, который должен нести каждый человек, в своей личной жизни: «Все святые многими «скорбями и смертями» наследовали Царство Небесное! Все святые славословили и благодарили Бога за посланные им искушения и напасти, которыми они очистились, как золото в горниле, и сделались способными к вечному блаженству. Благодушное терпение посылаемых Богом скорбей есть распятие на кресте своем. Исповедник своей греховности делается исповедником Искупителя и с креста своего восходит в рай для вечного наслаждения небесными радостями, которых временными залогами служат земные скорби» (свт. Игнатий Брянчанинов, т. 4, гл.45, «О спасении»).

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о