Билл Гейтс и его империя безусловного рефлекса

Автор: Джон Раппопорт. / 11.06.2020г.

В самом сердце глобальной цивилизации идет незримая война. Ее ведут два лагеря, которые придерживаются противоположных концепций реальности. С одной стороны, те, кто утверждают, что люди действуют исключительно на основе условных и безусловных рефлексов; с другой стороны, те, кто считают, что существует такая всемогущая и непостижимая вещь как свобода. Первая фаза войны уже закончилась. Сторонники теории рефлексов одержали ряд серьезных побед. На втором этапе люди осознают далеко идущие и гротескные последствия эксперимента Павлова.

С того момента, как первый лидер первого клана в истории человечества пришел к власти, он задался извечным вопросом: «Что я могу сказать и сделать, чтобы заставить мой народ реагировать так, как я хочу». Он был первым Павловым. Он был первым психологом, первым пропагандистом, первым начальником по контролю над разумом. Он был основателем первой маленькой империи. С тех пор менялись только средства и методы.

Мыслеформа — это концепция плюс «картинка» в уме, которая управляет нашим поведением.

Сегодня доминирующей мыслеформой в земной цивилизации является следующая: универсальное правление через гигантские, высокоорганизованные структуры; например, мегакорпорации, которые не служат какой-либо одной определенной нации.

Представьте себе несколько тысяч таких корпораций со взаимосвязанными советами правлений, состоящих в сговоре с суперрегиональными правительствами, объединенные с региональными армиями, спецслужбами и технологическими элитами, подключённые к глобальной системе наблюдения, управляющие СМИ и сотрудничающие с крупнейшими религиозными организациями на Земле.

Представьте, что все это, по сути, одна организация – и вы увидите мыслеформу в ее широкоэкранной версии.

Гигантская пирамида, какой еще не видывал мир.

Ее функции определены и специализированы на каждом уровне и скоординированы для принятия политических решений.

Что касается того, почему такая мыслеформа должна доминировать в мироустройстве, самое простое объяснение таково – потому что она работает.

Но для тех, кто способен видеть, такое объяснение значит гораздо больше.

Люди приходят к мысли, что понятия «эффективности», «рациональности» и «продуктивности» важнее любых других аспектов.

Продолжайте строить, продолжайте расширяться, продолжайте консолидировать выгоды – и, прежде всего, продолжайте организовывать.

Такие понятия и мыслеформы заменяют саму жизнь.

Машина стала хозяйкой всего. Все официальные проблемы сосредоточены на том, как человек может быть вписан в структуру и функции машины-государства.

Должны ли люди быть социальными конструкциями?

Население переживает тихую революцию. Мы можем привести несколько причин: телевидение; образование; профессиональное обучение и требования к трудоустройству; государственный надзор; правительственные организации, которые придерживаются политики «нулевой терпимости»; наводнение рекламой.

Да, все это направлено на создание людей, которые являются искусственными конструкциями.

И это только начало. Существует ряд компаний (см., Например, affectiva.com), которые занимаются измерением «отклика аудитории» на рекламу и другие публичные сообщения. Я говорю об электронном измерении. Например, использование браслетов, которые записывают эмоциональные реакции учащихся на учителей в классах в режиме реального времени. (Билл Гейтс вложил грантовые деньги в несколько таких исследований.)

Затем происходит распознавание лиц, направленное на выявление того, как люди реагируют, когда они сидят за своими компьютерами.

Нажимай на кнопку, звони в колокольчик, наблюдай, как собака пускает слюни. Это эксперимент стимула-реакции в действии.

Нетрудно предвидеть, что через несколько лет появится целое поколение, которое будет более чем готово добровольно участвовать в такого рода массовых экспериментах. Но, кроме того, мы можем видеть, что само общество охватывает стремление к постоянному измерению стимулов и реакций.

«Да, я хочу жить так. Я хочу быть внутри системы. Я хочу быть проанализированным. Я хочу быть оцененным. Я хочу принять результаты. Я хочу быть частью новой культуры. Наденьте на меня браслеты и нанодатчики. Измеряйте движения глаз, судороги в горле, которые указывают на то, о чем я думаю, и мозговые волны. Просмотр фильма должен включать в себя опыт ношения электродов, которые фиксируют мою реакцию на происходящее на экране. Мне это нравится. Я жду этого с нетерпением…”

В такой культуре «Государственный Надзор» принял бы совершенно новые формы.

«Сэр, я хочу сообщить о неисправности в моем телевизоре. Я заметил, что контрольное оборудование, которое отслеживает мои ответы на программы, сломалось. Я хочу, чтобы это было исправлено как можно скорее. Можете ли вы исправить это удаленно, или вам нужно отправить ремонтника на дом? Я буду дома весь день …»

Люди будут гордиться своей постоянной ролью социальных конструктов так же, как они теперь гордятся тем, что владеют качественной маркой автомобиля.

Мыслительный процесс, стоящий за этим, будет выглядеть примерно так: «Если я действительно являюсь кучкой реакций на стимулы и ничем более, то я хочу быть в системе, которая защищает меня и все записывает… я не хочу остаться в дураках.»

Вот пример из жизни школы. В течение шести месяцев производились видеозаписи уроков английского языка, которые вел мистер Джонс. Все ученики носили электронные браслеты, и их эмоциональные реакции в реальном времени (интерес, скука, отвращение) также были записаны. Команда специалистов проанализировала шесть месяцев видео, сопоставляя его, секунду за секундой, с реакциями студентов. Затем учителя вызвали на совещание.

“Г-н. Джонс, теперь мы знаем, что из того, что вы делаете работает, а что нет. Мы точно знаем, на что студенты реагируют позитивно, а что для них выглядит скучным. Поэтому мы собираемся провести для вас новый семинар, где вы узнаете, как с этого момента преподавать свои уроки, чтобы максимизировать свою эффективность. Мы покажем вам, как двигать руками, какой тон голоса использовать, как стоять, когда смотреть в глаза и так далее…»

Мистер Джонс теперь утка. Его научат крякать «для достижения наибольшей эффективности». Теперь он механическая игрушка. Что бы ни осталось от его страсти, интеллекта, его свободной воли, спонтанной проницательности, его стремления заставить студентов действительно понять то, что они изучают… все это будет брошено в топку ради предполагаемой эффективности.

Думаете, это больная фантазия? См. Chicago Tribune, 12 июня 2012 г., «Биосенсоры для мониторинга внимательности студентов»: 
«Фонд Билла и Мелинды Гейтс, который потратил более 4 миллиардов долларов на усилия по преобразованию государственного образования в США, стремится разработать «шагомер участия». Биометрическое устройство, обернутое вокруг запястья ученика, позволит определить, что его интересует в процессе обучения, а что нет».

«Фонд выделил 1,4 миллиона долларов в виде грантов нескольким университетским исследователям, чтобы начать тестирование устройств в классах средней школы этой осенью [2012]».

«Биометрические браслеты, производимые компанией-стартапом из Массачусетса Affectiva Inc, посылают небольшой ток через кожу и затем измеряют небольшие изменения электрических зарядов, когда симпатическая нервная система реагирует на раздражители. Беспроводные устройства использовались в пилотных тестах для оценки эмоционального отклика потребителей на рекламу».

«Представители Гейтса надеются, что устройства, известные как Q Sensors, могут стать обычным предметом в классе, позволяя учителям в реальном времени видеть, какие дети настроены на процесс обучения, а какие остаются в стороне».

«Существующие меры по вовлечению студентов, такие как видеозаписи уроков для экспертизы или просто опросы, проводимые среди детей о том, что им нравится на уроке, «это мелочи по сравнению с тем, чего мы можем добиться», – сказала Дебби Робинсон, пресс-секретарь Фонда Гейтса. По ее словам, чтобы действительно улучшить преподавание и обучение, «нам нужны универсальные, надежные и практичные инструменты», такие как биосенсоры».

«Фонд Гейтса потратил два года на видеосъемку 20 000 уроков в классах, чтобы проанализировать, как каждый учитель представляет материал и как эти методы влияют на результаты тестов учащихся».

«Клемсон получил около 500 000 долларов в виде финансирования от Гейтса. Еще 620 000 долларов США получит ученый из Массачусетского технологического института Джон Габриэли, который стремится разработать шкалу для измерения степени вовлеченности студентов, сравнивая данные биосенсора с функциональными МРТ-сканированиями мозга [!] (Используя студентов колледжей в качестве субъектов)».

Если свести все это вместе, то становится очевидным тот факт, что такое мировоззрение не имеет ничего общего с «заботой о студентах». Это имеет отношение лишь к павловскому взгляду на людей как на биологические машины.

Какой стимул дает какую реакцию? Как люди могут быть заключены в предсказуемые конструкции?

Что касается Гейтса, то тут основной темой, как всегда, является контроль.

В этом дивном новом мире процесс мышления, сравнения и независимого суждения, а также свобода делать индивидуальный выбор… ну и вообще, что бы это ни было — не может быть поощрено. Это слишком непредсказуемо. У нас нет времени на подобные вещи. Нет, мы должны добиться сокращения. Мы должны найти наименьшие общие знаменатели.

Вот что такое универсальный надзор; наблюдение за этими знаменателями и отклонениями от них – сильные и, следовательно, опасные отклонения от нормы.

«Ну, мы отслеживаем классную комнату мистера Джонса уже год, и мы измерили все реакции учеников. Это было замечательное исследование. Но мы заметили одну вещь. Все ученики демонстрировали схожую реакцию с течением времени… Все, кроме двух. Мы не могли вписать их в алгоритмы. Они, казалось, отвечали противоположно. Создавалось такое впечатление, что они намеренно хотели отделиться от группы. Это сигнализирует о каком-то беспорядке. Нам нужно это как-то обозначить. Это синдром демонстративного неповиновения, или это что-то новое? Мы рекомендуем прикрепить электроды к черепам этих двух учеников, чтобы мы могли получить более глубокое представление об их мозговой активности в режиме реального времени».

У этих двух студентов в мозгу происходит что-то не то. Это явно какая-то патология. Потому что, если это не так, если у них на самом деле есть возможность выбирать и решать, как реагировать, то у них есть свободная воля, а это невозможно измерить.

Это предполагает X-фактор у людей, при котором поток химических веществ, атомов, кварков, мезонов и фотонов не рассказывает всей истории. Остальная часть истории подразумевает существование чего-то, что является… нематериальным… сверх причинно-следственной связью.

Те, кто контролирует этот мир, одержимы решением этого вопроса. Они охраняют саму Реальность, то есть свою концепцию Реальности. Они готовы потратить неисчислимые суммы денег, чтобы сделать концепцию Павлова общепризнанной и всеми любимой.

Потому что они владеют этой концепцией. Они являются самозваными обладателями титула. Они короли в этой области.

Я чувствую себя обязанным сообщить им, что сфера их влияния намного, намного меньше, чем они думают. И с течением времени, которое будет длиться очень долго, это влияние будет становиться все меньше, оно будет разрушаться и однажды исчезнет навсегда.

В конце концов, такой человек, как Билл Гейтс, будет забыт. Он будет маленькой сноской на пыльной странице старой книги в темной комнате на далеком острове.

Продажный корыстный дурак, который недолго гонялся за золотом дураков.

Существует неуничтожимая вещь. Она называется свободой. И она свойственна каждому человеку.

Иногда кто-то поднимает голову прямо посреди ночи, и в нем просыпается мечтатель.

И он спрашивает себя: для чего мне дана моя свобода?

И тогда он начинает путешествие, которое ни одно устройство не может записать, измерить или проанализировать.

И если человек готов идти долго и не останавливаться, то рано или поздно, он выйдет из лабиринта.

Павлов писал: «Человечество будет обладать неисчислимыми преимуществами и исключительным контролем над поведением, когда научный исследователь сможет подвергать своих собратьев тому же внешнему анализу, который он использовал бы для любого природного объекта…»

Павлов продвигал идею о том, что то, что человек воспринимает и испытывает по отношению к своему собственному опыту, является путаницей и препятствием.

Скорее, человек должен игнорировать всю эту чушь и вместо этого позволить себе быть «естественным объектом», воспринимать себя как простой и понятный механизм реагирования, поскольку запланированные исходные данные заставляют его вести себя по-разному.

Другими словами, он должен будет отдать свою жизнь.

Билл Гейтс и другие элитные планировщики работают над этим.

Когда Рэй Курцвейл говорит о подключении мозгов к суперкомпьютерам, он представляет процесс загрузки, который выходит за рамки выбора. Каким-то образом автоматически мозг и индивид (он, очевидно, считает, что это одно и то же) получат входные данные, которые преобразуются в навязанное знание. Это еще одна глупая версия Павлова.

В своей книге «О дивный новый мир» Хаксли писал: «Горячие туннели чередуются с прохладными. Прохлада связана с дискомфортом в виде жестких рентгеновских лучей. К моменту раскупорки зародыши уже люто боятся холода. Им предназначено поселиться в тропиках или стать горнорабочими, прясть ацетатный шелк, плавить сталь. Телесная боязнь холода будет позже подкреплена воспитанием мозга. Мы приучаем их тело благоденствовать в тепле. А наши коллеги на верхних этажах внедрят любовь к теплу в их сознание, – заключил г-н Фостер.

Стимул-реакция.

Если бы исследователи разработали такую технологию, кто бы мог сомневаться, что элитные планировщики захотели бы ее продвигать? Это было бы кульминацией их мечты.

Свобода человека, его врожденная способность делать выбор, является гаечным ключом в программе.

Вот почему вам придется очень постараться, чтобы найти в любой школе или вузе, курс, который глубоко исследует и продвигает индивидуальную свободу.

Это анафема для Плана.

Это серебряная пуля для оборотня.

Свобода произрастает изнутри личности, а не извне.

На уровне политического контроля свобода была завоевана в результате столетий борьбы.

Сейчас и в будущем каждый человек несет этот факел или гасит его.

– Разбейте яйцо империи стимула-ответа.

Мы все когда-то слышали такую мудрую фразу: «все связано со всем». Кажется, что она несет в себе очень позитивные коннотации, но на самом деле она описывает, как строится массовая реальность и выражает ее намерения. Каждый кусок подключен к любой другой части. Все части «подтверждают правду целого». Построение такой замкнутой системы, которая является внутренне согласованной, похоже на строительство больницы, в которой лечение пациентов гарантирует, что они никогда оттуда не выйдут- кроме как в гробу.

Истинная основа андроида такова: он пытается решить проблемы, с которыми он сталкивается. Он больше ничего не делает. В конце концов он видит проблемы, которые нужно решать повсюду. Это все, что он видит. Это его основная программа. Без этого он не знал бы, что делать. И вдобавок ко всему этому он напичкан ответами на все вопросы. Он обучен искать заранее заданные решения.

‘Будет и на нашей улице праздник.’ Но не на улице Павлова. У него один и тот же день будет повторяться снова и снова.

Ужасная новость для одних и прекрасная для других: человек – художник реальности.

Источник: https://blog.nomorefakenews.com/2020/06/11/bill-gates-and-his-stimulus-response-empire/

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments