Брат отказался петь, и ему с ноги вбили дубинку в горло

о.Серафим: Такова реальность совка. И те которые думают, что они-то не причем. Глубоко заблуждаются. Совок – это власть воров, насильников, садистов, маньяков и убийц. Их сдерживает только мнение международного сообщества. Чтобы перед ним выглядеть благочестиво, продолжая свое кровавое дело. Но когда этого фактора не будет. Их уже ничто не будет сдерживать. Они будут просто пытать, издеваться и убивать. И без разницы кто, – просто им показалось, или что-то не понравилось. И все. Любой человек может быть приговорен.

Именно этот случай с юношей и показывает суть совкового режима. И тут бесполезно искать какой-то адекватности и человечности. Так подбираются кадры защитников совкового режима. Души их погружают в сатанинское зло. – Из них воспитывают насильников, садистов, маньяков и убийц. – Но при этом им внушают, что это добро, что они за правое дело. На этом держится и всегда держалась власть совка. В этом ее суть, – постоянная ложь, сатанинский обман, чтобы всех затащить в адскую бездну.


Беларусь: «Брат отказался петь, и ему с ноги вбили дубинку в горло»: 16-летний Тимур попал в реанимацию из минского РУВД.

Подростка из многодетной семьи забрали в автозак, когда он шел к другу. У него закрытая ЧМТ, сотрясение мозга, сломана челюсть, небо разорвано, повреждены ткани в горле.

Недавно 16-летнего Тимура вывели из медикаментозной комы. Состояние, в котором его привезли в 3-ю городскую детскую больницу из Партизанского РУВД, было на грани – он не мог дышать, бился в конвульсиях, почти ничего не видел. Сейчас он пришел в себя, старается держаться бодро и успокаивать родных. Но у него продолжаются панические атаки, они усиливаются, появилась светобоязнь. Об этом рассказала сестра Тимура Катерина. С мамой разговаривать пока нельзя – она в шоке от случившегося и не понимает, что такого плохого мог сделать ее мальчик, чтобы люди в форме позволили себе такое с ним вытворять – пытать электрошокером, бить дубинкой в глаза…

«Били головой о бетон, рукояткой дубинки – в глаза»

– Тимур пошел к другу, с которым они собрались на рыбалку. Как я поняла из его рассказа, к нему просто подъехали и забрали возле станции метро «Каменная Горка», затолкали в автозак, – рассказывает Катерина. – Бить начали уже при задержании. Парень, который видел это (он и сам сейчас лежит в больнице), рассказывал потом на видео: «Мальчика били-били, били-били, потом его на асфальт кинули, ему плохо стало».

По словам сестры, Тимур ничем особенным не выделялся. Он один из 9 детей в семье, одет обычно, никаких татуировок, дредов и прочих вызывающих примет нет. Разве что темноволосый, не славянской внешности.

– До сих пор не могу понять, как он все это пережил… Мне очень тяжело снова об этом говорить, – со слезами в голосе продолжает Катя. – Он все вспоминает постепенно, мы из кусочков составляем картину полную.. Ему прижимали со всей силой электрошокер к пяткам много раз. Потом сказали с матами: «Сейчас ты будешь петь гимн ОМОНа» и слова продиктовали. Он сказал: «Не буду», за что его схватили за волосы вставили в рот дубинку и с ноги вбили ее в горло. Били головой о бетон. Он стал задыхаться, у него начались конвульсии. Рукояткой дубинки ему выбивали глаза. Тимур говорит, когда ему стало совсем плохо, один из мужчин, которые его избивали, сказал другому: «Этого дохлого куда?». Второй говорит: «Да туда кинь, пускай сдыхает там». Нашелся один нормальный человек, который вызвал Тимуру скорую. Его ввели в медикаментозную кому, он просто не мог дышать, начинались приступы, конвульсии.

«Нам очень долго придется бороться за его психическое здоровье»

Сейчас он в реанимации. Врачи делают все возможное, и состояние, конечно, намного лучше, чем было при поступлении. Если слово лучше вообще применимо здесь. У него закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, сломана верхняя челюсть, небо разорвано, повреждены ткани в горле. Одним глазом он расплывчато видит, вторым не видит вообще. Пока есть предположение, что это из-за отека, а как будет дальше – неизвестно.

Иногда он начинает снова задыхаться у нас на глазах. Я его успокаиваю: «Тимурчик, солнышко, ты можешь дышать, успокойся. Все хорошо, ты с нами». Варю ему кашки дома, как ему нравится, кормлю с ложечки.

Он старается держаться. Говорит: «Собираемся, идем домой, четыре дня полежал и хватит». А у самого адские боли и моральные и физические. Как бы он ни пытался улыбаться, не представляю, что у него внутри творится. Я уже нашла психолога ему. Но вы сами понимаете, какая это душевная травма. Наверное, очень долго придется бороться за его психическое здоровье.

Знаете, он очень хороший мальчик. Когда-то говорил, что хочет поступать, чтобы работать в правоохранительных органах… Наверное, сейчас передумает.

Маме тяжело, она очень переживает. Постоянно повторяет: «Мой Тимур, мой Тимур». Она одна нас растит сейчас, самой младшей сестренке 7 лет.

Бог все видит, каждому воздастся. Но я буду искать юристов, адвокатов, чтобы это не сошло с рук тем, кто это сделал с Тимуром.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Сын пошел забирать вещи на Окрестина и оттуда его не выпустили»: парня нашли в больнице с ЧМТ (черепно-мозговая травма).

24-летний Никита Селезень сейчас находится в 9-ой больнице (читать дальше).

«Голые парни стояли на коленях, руки за спиной, лбом в стену»: что увидела на Окрестина мама троих детей, которая сама оттуда попала в больницу.

Алену Дубовик упаковали в автозак, когда она сама пришла в РУВД написать заявление о незаконном задержании ее коллеги (читать дальше).

«Избивали до переломов, не давали еды и воды, девушка била мужиков по промежности»: что пережили задержанные на акциях в Минске.

Поговорили с людьми, которые приехали в Больницу скорой помощи в Минске после СИЗО на Окрестина (подробнее).

Источник: https://www.kp.by/daily/217169.5/4271062/?fbclid=IwAR1j_OKCFI9b1tTQHERbXROjKPCIJ2BWeSnY8jstVzDvrqo7A7lJruQxYhM

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии