Из моих воспоминаний – о.Серафим

Я родился в 1964г., в таежных сибирских местах, куда в период советской власти ссылали новомученников. Все мое детство и юность прошли в Сибири и на Дальнем востоке. Там же, окончил школу, отслужил в армии. И в 22 года, в 1986г., Господь призвал меня. Об этом, из моих личных воспоминаний, здесь и здесь.

С 1986г. по 1993г я был в Московской Патриархии (МП). В 1992г. я там же был рукоположен в священники. Через год, в 1993г., я покинул Московскую Патриархию, по той причине, что я не видел там никакой духовной жизни. Ибо до того, будучи в МП с 1986г., я уже объездил, можно сказать, почти всю Россию. Был во всех монастырях, был знаком со старцами МП, того периода времени, и видел только то, что они находятся в духовной прелести. – Всё искал истинной внутренней духовной жизни, но так и не нашел. И повсюду в Московской Патриархии я сталкивался только с духовной прелестью. И я решил оставить все служение и уйти за штат, по причине отсутствия духовной жизни в МП, чтобы за послушание епископату не участвовать в нечестии. Что я и сделал. Но в это время, в одну из поездок в Москву, мне попались книги о.Михаила Польского «Новые мученики российские» (т.1 и т.2), тогда их в Москве только начали продавать. И я узнал из этих книг о Катакомбной Церкви и о том, что Московская Патриархия, начиная с 1927г, отступила от Истины и пошла по пути слияния с властью по духу антихристовой. Эти книги только лишь внешне подтвердили и прояснили для меня то, к чему я пришел внутренне, по своему духовному чутью, – что Московская Патриархия это не Церковь. И так я оставил Московскую Патриархию и ушел в никуда; ночевал по вокзалам, скитался.

Уйдя из Московской Патриархии, я был у некоторых катакомбников, которые приняли меня в сущем сане. Но и там у них была магия, в православной обертке, начиная с их иерархии, – механическо-магическое отношение к всему церковному. А это я все имел и будучи в Московской Патриархии (О механическо-магическом отношении и вере).

Впоследствии, попытался присоединиться к Русской Зарубежной Церкви, но так и не присоединился. Так как то, с чем я сталкивался там, со стороны внутренней духовной жизни, – было то же самое, что и в Московской Патриархии.
Помню, как-то раз, в начале 1990-х годов, я был на службе, на приходе РПЦЗ, там служил архиеп.Лазарь и о.Лев Лебедев, который вышел и сказал проповедь о том, что сейчас Россия возрождается, и Церковь возрождается, и далее все будет чудесно. То есть, нарисовал такую радужную картину на будущее, по той причине, что вернулась белая Церковь и теперь все, мол, будет возрождаться. Это было сказано с таким пафосом, что они обнимались и плакали. А я стоял в храме, и мне было грустно от того, что они не видят того, что покаяния-то  в народе никакого нет. И о каком возрождении России тогда может идти речь, если в людях нет истинного покаяния. И мне думалось о том, что неужели они такие духовно-слепые, что не видят явного и очевидного, а живут какими-то иллюзиями. И всех пытаются заразить этими иллюзиями. Впоследствии, мне постоянно приходилось сталкиваться с этими иллюзиями, от зарубежников и ипц-шников. Но это был для них горький обман. На этом обмане, путем создания подобных иллюзий, и сегодня дьявол устраивает подмены, постоянно создавая очереденые иллюзии возрождения Церкви, России, православного царя, и т.п., для увлечения всех по пути к антихристу, единому мировому царю и монарху во Всемирной империи.

В итоге, в 1994г. я присоединился к грекам старостильникам (ипц, синод Хризостома), в качестве священника. Они имели свои хиротонии от епископов Русской Зарубежной Церкви. После разделения в синоде Хризостома, я остался в части синода Каллиника. Хотя и в этих синодах, со стороны внутренней духовной жизни, я видел то же самое, что и в Московской Патриархии.

Перешел на катакомбный род жительства. Жена уехала к родителям. Там у нее при обследовании обнаружили рак. По настоянию своих родителей, она сделала себе химио-терапию; после чего у нее появились приступы астмы, и от этого астматического удушья она там умерла. Это был конец 1997г, начало января 1998г.

Я остался со своей общиной в Украине, в другом государстве. В то время мы жили в заброшенном селении, на отшибе. Затем я принял монашество, создал женский монастырь и мужской скит, которыми сам и руководил. В течение где-то 10-ти лет вел аскетический образ жительства (Хотя и стремился вести его с самого начала своего прихода в церковь). А так же был духовником этого женского монастыря и мужского скита. Для этого монастыря и скита, я сам составил устав, из творений Св.Отцов и древних иноческих уставов. Но в итоге пришел к заключению, что современный человек не способен к монашеской жизни, ни физически, ни духовно. Это я прошел лично, опытным путем, наблюдая за современными людьми, которые жаждали и стремились к такому роду жительства и всячески старались его проходить. Впоследствии, я сам же и развалил этот монастырь и скит. Так как в наше время, самое большее, что можно воспитать в монастыре, – это фарисеев. На большее, при таком роде жительства, современные люди не способны. Потом эти же фарисеи, если ты не пойдешь с ними путем фарисейским, то по духовному закону тебя же и «распнут». 

И прожил я таким образом девять лет, в таком месте, по климатическим условиям, куда раньше ссылали на смерть, – там была болотистая местность, постоянная сырость, плесень под кроватью, в воздухе грибок и радиация. А у меня с детства болезни бронхов и легких. И постоянно проживая там, не желая бросить свою паству, я как говорится “дошел до ручки”. А денег на переезд не было. К грекам мы обращались за помощью, но они нам присылали только календари с новыми строящимися соборами у них. Так я и жил там, медленно умирая, не желая бросить паству. Дошел до того, что умирал там раз тридцать, но не умер. И Господь оставлял меня жить. И я благодарен Богу за все те скорби, испытания и страдания, которые он даровал мне, на тот период времени. Я благодарен Богу, что через тяжелые телесные болезни и душевные скорби, он просвещал меня.

Это все было с 1996г. по 2005г. Потом, в 2005г., мы с “горем-пополам” переехали на новое место, в другое село, в пустые дома, которые стоили очень дешево по ценам того времени, от 300 до 600 долларов, На большее я, да и другие, – были неспособны. Во время переезда я еще больше надорвался и потерял свое здоровье. И на новом месте мне приходилось тоже уже несколько раз умирать, но Бог все еще оставлял меня жить.

И в течении лет шести-восьми, примерно с 1999-2000г, я все время находился в очень сильно болезненно-страдательном состоянии. Страдания от болезней были постоянно, то чуть лучше, то опять так же; и так каждый день. Не было стабильного состояния, болезненные состояния изматывали и приводили к постоянным страданиям. Так я дошел до того, что стали образовываться трещины в некоторых частях тела от прения. И так же постепенно дошел до того, что настолько ослаб и потерял силы, так что и помыть уже сам себя не мог. Мне понадобился уход, как за тяжелобольным. Но ухаживать, кроме женщин, было некому, – не было, как в древности, монастырей и монахов-послушников. – Да и сейчас, в наше время, неизвестно что лучше: когда будет за тобой ухаживать брат-монах или женщина; это еще вопрос, в связи с мужеложеством, которое распространено в современном обществе и монастырях, независимо от юрисдикций. – И в итоге, я решил, что такой уход, когда тебя будет мыть женщина – это соблазн, впадешь в блуд, в грех. И у меня встал вопрос: или уйти в лес, на смерть; или если оставаться, то нужен вот такой вот уход, а это соблазн для других, грех. Но паства, люди никак не хотели меня потерять. Они просили, чтобы я остался с ними. Я не знал выхода и хотел втайне оставить все и уйти в лес, на смерть, нежели творить грех.

Но тут представился случай, и мне пришлось выяснять, а можно ли молодому священнику-монаху, живущему посреди соблазнов современного мира и не могущему это понести, жениться. Исследуя этот вопрос, я и пришел к понятиям правильного отношения к закону, хотя я и раньше все это так и понимал, но только не в такой степени, не выяснял досконально все эти вопросы. Об этих понятиях можно найти здесь. И я увидел тогда для себя выход. То есть, чтобы не впасть в грех, по причине соблазна, во время женского ухода за мной, я увидел, что могу жениться. А когда жена будет совершать такой уход, вплоть до мытья тела и головы, которую я тоже не мог помыть сам, по причине отсутствия сил и болезни сердца, по причине постоянной сильной телесной немощи. То это не будет являться соблазном ни для кого, и грехом.

И тогда передо мной встал выбор: или оставить паству и уйти, как я сказал, в лес на смерть, чтобы не творить грех, или если оставаться, то жениться. Тогда я и поставил своей пастве вопрос, что если есть желающие, чтобы я остался; то я, чтобы не творить греха, вынужден жениться. И большинство народа согласилось. Хотя передо мной опять, все равно был выбор внутренний, между монашеством и его обетами (а значит уйти в лес, на смерть) и любовью моею к пастве. И я в конечном итоге выбрал любовь к пастве, ибо в наше время, актуален не вопрос монашества, а вопрос спасения людей, живущих посреди современного мира, с его соблазнами. Актуален вопрос спасения людей посреди всеобщей апостасии, отступления от пути правды и истины. И в этом, примером для меня явился Христос, Который по сострадательной любви принес себя в жертву за паству, за овец Своих, за весь род человеческий. И пострадавши от законников и фарисеев, был унижен до позорной смерти, будучи распят как нечестивец с разбойниками. А одно из обвинений фарисеев против Христа было обвинение его за нарушение буквы закона. И я тоже решил пойти за Христом и принести себя в жертву бесславия посреди современных законников и фарисеев, которые спотыкаются о букву закона, и не могут постичь его дух, – важнейшее в законе. Я это знал, что так и будет. Но Христос был оплеван и унижен. А я чем лучше его, будучи его рабом! И в итоге, я женился и остался со своей паствой и народом, и даже пришли и добавились, и постоянно добавляются к нам, еще новые люди. И если я могу содействовать спасению душ других людей, посреди современного отступнического мира, то почему я должен слушать законников, которые уничтожают души человеческие, и по причине своей духовной слепоты не могут постичь важнейшее в законе – суд (духовное рассуждение), милость и любовь (Мф.23:23; Мф.9:13)!? – Как, во чтобы-то ни стало, все-таки помочь и спасти души человеческие! Когда всеобщая апостасия, потерян путь правды и истины, потеряна правильно-проходимая борьба со страстями и внутренняя духовная жизнь, тогда вопрос монашества и тому подобные становятся несущественными буквами закона, которые могут изменяться или отменяться в зависимости от обстоятельств. А при всеобщем разливающемся нечестии и море соблазнов монашество вообще не может посреди всего этого существовать. Так как это противоречит самому явлению как такового монашества, по своему смыслу.

Христос один раз и навсегда, на все века и времена, сказал, какое должно быть отношение к закону: «Не человек для субботы, а суббота для человека» (Мр.2:27). Под субботою, – Христос понимал закон. Другими словами, Его слова можно сказать так: не человек для закона, а закон для человека. Вот таковое и должно быть отношение к закону. Закон дан для спасения душ человеческих, вот таким он и должен быть. Спасение совершается  через соблюдение заповедей Божьих, по ним нас и будет судить Господь. А буква закона, канонов и правил, их применение изменяется в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств. Для законников же это непостижимо, – для них не может быть от Бога тот человек, который нарушает букву закона. Так они об этом и говорили: “Тогда некоторые из фарисеев говорили: не от Бога Этот Человек, потому что не хранит субботы” (Ин.9:16). – Так они обвиняли Христа за то, что Он нарушал букву закона, ветхозаветных канонов и правил.

Но если закон вместо того, чтобы спасать душу, губит ее; то это уже не закон для человека, а человек для закона. Закон, в таком случае, становится самоцелью. Он становится идолом на пути к Богу, посредством которого люди пытаются найти себе спасение, не учитывая времен и обстоятельств. Или точнее – оправдание через тупое соблюдение буквы закона используется как средство, чтобы сидеть на ощущении своей правильности и праведности, для духа самоутверждения. Стремление к оправданию через закон есть ни что иное, как законничество, которое в итоге приводит к духу жидовства. Апостол Павел и обвинял в этом иудеев, говоря, что никто не может оправдаться посредством закона: “ибо делами закона не оправдается никакая плоть” (Гал.2:16).

Одно знаю точно, что с законниками и фарисеями я вместе не пойду. Ибо, по предречениям Св.Отцов, новозаветные фарисеи и законники приведут весь мир к антихристу. Не желаю из вас никому впасть в такие тяжкие болезни и попасть в такие обстоятельства жизни, в какие попал я, на тот момент времени.

Для законников и фарисеев, по духу, все эти понятия, о которых я говорю, есть соблазн. Я сам когда-то был ревнителем закона, – о чем и могу сказать, повторяя вслед за ап.Павлом (Деян.22:3), – но Господь через скорби и страдания открыл для меня важнейшее в законе, главное и второстепенное, существенное и несущественное, изменяемое и не подлежащее изменению. И вслед за ап.Павлом могу повторить, “что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть” (Рим.3:20). По этой причине буква закона, канонов и правил, и может изменяться в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств. И в этом, – исполнение важнейшего в законе, следование за Христом. Ибо главное это исполнение заповедей Божьих, правильно-проходимая борьба со страстями и сохранение основных положений веры, догматов. – Это не подлежит изменению никогда. Все остальное может изменяться в зависимости от эпохи, времен и жизненных обстоятельств у людей. Только таким путем и можно исполнить важнейшее в законе, содействуя спасению душ человеческих, на наши и последние времена. Таков путь христианский, а не законнический, фарисейский.

Так же об этом есть здесь: О монашестве в наше время и познании своей немощи.

Я в своей жизни, стремясь идти законным путем борьбы со страстями и своей похотью, как проходили ее Св.Отцы, – путем познания своей немощи, – претерпел немалые брани с демонами и могу сказать, что брань с ними это не шуточки. Они наводят на тебя жуткий огонь похоти изнутри; а ты еще перед лицом соблазнов, то есть имея этот огонь похоти и снаружи, должен устоять. Но благо то, что в том месте, где мы находились, у нас не было таких соблазнов мира, а только верующие женщины, которые все одевались как монахини. (Я в течении 5-6 лет был настоятелем и духовником женского монастыря и мужского скита. В течение 12-ти лет вел постнический образ жизни. И в течение 10-ти лет вел внешний аскетический образ жительства). Но милость Божия хранила тогда меня, ведя через познание своей немощи, в борьбе с похотью. Кто не проходил законным путем этой брани, тот не поймет, о чем я говорю. Я понимал, что я дошел до определенной черты, за которую невозможно переступить, если нет на то воли Божией. Что Господь, по милости Своей, хранил меня тогда Своей благодатью, посредством которой я и мог связывать в себе свою похоть. И что все это Бог подавал мне только временно, ожидая от меня прихождения к опытному познанию своей немощи. К чему я в конечном итоге и пришел. – Так как я все равно перед лицом соблазнов, то чем я выше тех Св.подвижников и Св.Отцов, которые и в старости, не доверяя своей плоти, удалялись по смирению от лица соблазнов. Св.Отцы, подвижники всю жизнь свою не доверяли своей плоти: «Не верь во всю жизнь твою сему бренному телу, и не надейся на него, пока не предстанешь Христу» (Лествица, сл.15, гл.17); «Поверь бесстрастию тела твоего тогда, когда оно уляжется во гроб» (свт. Игнатий Брянчанинов, т. 1, гл.50). То есть, не полезно для нашего времени получить окончательную свободу от похоти, находясь перед лицом соблазнов, – на это нет воли Божией, по отношению к нашим временам, так как это идет против общего нравственного предания Церкви, в данном вопросе, о чем и писал свт.Игнатий Брянчанинов: «Живущему посреди соблазнов невозможно не подвергнуться влиянию соблазнов. Как лед при действии на него тепла теряет свою твердость, и превращается в мягчайшую воду: так сердце, преисполненное благого произволения, будучи подвергнуто влиянию соблазнов, особенно постоянному, расслабляется и изменяется» ( свт.Игнатий Брянчанинов т.5,гл.30). 

А тогда, на тот момент времени, у меня оставалось два пути:
1). или все совершенно бросить и уйти полностью от всех людей в лес, в тайгу (так как в наше время монастырей истинных нет), что и делали раньше подвижники, удаляясь от мира в монастырь или безлюдные места. Лично для меня это была не проблема, ибо я родился в тайге. Но у меня есть люди, которые нуждаются в наставлении, в правильно-проходимой внутренней борьбе со страстями. И если я их брошу, то совершенно не на кого их оставить, по причине отсутствия наставников, имеющих опытные понятия о правильно-проходимой борьбе со страстями. Это получается, что бросить их просто на погибель, посреди всеобщей апостасии, отступления от пути правды и истины, забвения правильно-проходимой борьбы со страстями. Но такой уход от мира, для спасения лично своей души, Богу не угоден. Ибо наши времена и обстоятельства совершенно другие, по сравнению с теми, что были раньше.

2). или, чтобы на законном основании, находясь перед лицом соблазна, достичь полного бесстрастия, которое есть только дар Благодати и зависит от воли Божией, а не от того, как мы хотим. Но подвижников достигших такого совершенного бесстрастия, по воле Божией, в истории Церкви насчитываются всего несколько человек, подобно тому, как Христа-ради юродивый Симеон Эмесский. То есть это крайнее исключение; и зависит не от нас, а только от воли Божией, – угодно ли это Богу, в общем, для спасения людей или нет, в данную эпоху, времена и жизненные обстоятельства. 

И на тот момент времени, Господь явил Свою волю в том, что попустил мне тяжкие болезни, по причине которых я дошел до такого состояния, что за мной понадобился уход, так что и помыться сам уже был не в состоянии. Я не мылся раньше по полгода, пребывая в постоянных постах, в течении 10-ти лет, проводя подвижнический образ жизни. Но когда пришли эти тяжелые болезни, то если не мыться, – от этого становится еще хуже. Болезнь усиливается и просто начинаешь умирать. Да и многое другое, что необходимо при уходе за такими больными. И если бы я был один, то можно спокойно постепенно умирать, для меня это чисто внешне не было проблемой, так как я часто находился в подобных предсмертных состояниях. Но есть еще народ, который надо принимать и давать наставления и носить его немощи и тяготы. А для того, чтобы это делать, надо чтобы было боле-менее физическое состояние, здоровье, при котором я был бы способен исполнять это послушание, данное мне от Бога. А если нет физического ухода, то тогда уже становишься не способен кого-либо принять, не способен на исполнение этого послушания. А люди от этого заходят в уныние и отчаяние, так как в наше время все немощные и страстные. И потому Господь, по Своей воле, довел меня до такого физического состояния, что для дальнейшего служения людям в миру, мне понадобился вот такой вот конкретный уход, – чтобы меня мыли и ухаживали за мной, делая все то, что необходимо для нужд тяжело-больного, в таком положении. Но ухаживать как это было раньше в монастырях, когда за тобою ухаживают братия-послушники, – как к примеру у старцев Амвросия Оптинского или Гавриила Зырянова, – было некому, кроме женщин. И сознавая, что по причине такого ухода (т.к. я немощен),  я впаду в блуд. Так Господь внешне полностью смирил меня, приведя к познанию своей немощи. И тогда я увидев в этом волю Бога, смирился под руку Божию, и чтобы мне не впадать в грех блуда, решил вступить в законный, официальный брак. Что я и сделал, женился. – Чтобы таким путем остаться с людьми, которые не хотели меня потерять, по той причине, что я мог их наставлять в вопросах правильно-проходимой борьбы со страстями, внутренней духовной жизни, для спасения их душ. А так же и для того, чтобы лично мне не творить грех блуда. Ибо скорби, болезни и страдания, которые приключаются с нами не по нашей воле, не зависят от нас. От нас зависит только то, чтобы в тех жизненных обстоятельствах, в которых мы оказались, мы постигали волю Божию и исполняли Ее, применительно к данным обстоятельствам. И таким образом будет удовлетворяться наша совесть. – Господь от нас требует только исполнения Его заповедей и удовлетворения совести, а не тупое соблюдение буквы закона, канонов и правил, независимо от обстоятельств. В отношении же меня воля Божия оказалась такой, чтобы таким образом я засвидетельствовал всем о том, что нельзя нарушать общее нравственное предание Церкви, по данному вопросу, – что не может быть монашества перед лицом соблазнов, в современном мире.

И идя по пути познания своей немощи, и смиряясь в духе перед Промыслом Божиим, я и стремлюсь постигать волю Божию и свою волю согласовывать с Ней. Ибо только исполняя Ее, удовлетворяешь свою совесть.

***

С 1996г. по конец 1997г. у нас была полумонастырская община, в которой все вместе трудились и питались, – общий труд, трапеза и молитва. А с 1998г. по 2003г. у нас были женский монастырь и мужской скит. В 2003г., я сам все это и развалил. С 2003г по 2005г. была опять полумонастырская община, но только питались и трудились по своим домам.

Весь этот период с 1996г по 2005г постоянно служили службы, собирались каждый день на общую утреннюю и вечернюю молитву. Каждое утро, для всех, я читал творения Св.Отцов и проводил беседы и наставления, в основном на тему борьбы со страстями и внутренней духовной жизни. Каждый день принимал исповеди и разбирал возникавшие проблемы. По нашему уставу все, в течение дня, на работе, на огородах и дома, читали почасовые молитвы с небольшими поучениями Св.Отцов. Для этого я составил сборник «Почасовых молитв».

А в 2005г. мы переехали в другое место. Где теперь и живем, как простые миряне, каждый своим домом и хозяйством, как жили чисто внешне катакомбники, в период советской власти. Собираемся в воскресные и праздничные дни на богослужение. А по воскресным дням и праздникам я провожу общую беседу или проповедь-поучение после богослужения. А так же, принимаю покаяние и исповеди от людей, направляя на путь истинной духовной жизни тех, кто слушает меня и последует моим советам и наставлениям. То же самое я делаю и для множества людей, которые обращаются ко мне как к своему духовному наставнику через интернет. Основной упор моей проповеди обращен на правильно-проходимую борьбу со страстями и внутреннюю духовную жизнь, в личной жизни человека. – Как правильно преодолевать ежедневные искушения, в борьбе со своими страстями за чистоту своих чувств, чтобы воспитывать верные и спасительные душевные чувства, являющиеся истинными плодами духа, от которых зависит вхождение в общение с Богом и спасение души в вечности (Об этом есть здесь: 42v, 72v).

В конечном итоге, в 2006г. я ушел от греков-старостильников (ипц), по той причине, что в общем курсе их церковной организации, и ей подобных, был фарисейско-законнический дух, – отсутствие понимания знамений времен, то есть отсутствие духовного рассуждения о спасении душ человеческих, применительно к нашим временам и жизненным обстоятельствам. Ибо, как сказал Христос, они «оставили важнейшее в законе», на все века и времена, – суд (духовное рассуждение), милость и любовь (Мф.23:23; Мф.9:13), то есть как спасти душу человеческую, ибо только ради этого и был в свое время дан закон, как средство, а не цель. И оставление важнейшего в законе, отсутствие постижения духа закона, и является свидетельством утраты Духа Божия и, соответственно, отпадения от Церкви и заражения духом антихристовым.  (Об отступлении ипц-шников: 57v, 10aa).

Так по причине исчезновения правильно-проходимой внутренней жизни образуются новозаветные фарисеи-законники, независимо от юрисдикций, которые под конец времен и должны привести весь мир к антихристу. Ушел я от этих греков-старостильников, ипц-шников, потому, что не видел никакой разницы по духу в сравнении с тем, что я имел и в Московской Патриархии.

Я всегда пытался найти духовных людей, но нигде я их не нашел. Сталкивался только с духовной прелестью. Один-единственный с кем ощущалось духовное единство – это был простой мужик, катакомбник. Он отсидел три срока в концлагере за веру, при Советской власти. Он был уже старый, жил в селе со своей женой. Занимался тем, что ходил пас свою корову и работал дома по хозяйству. А так, видел я и разных катакомбников, и отсидевших в лагерях, но и там было много духовной прелести, обрядоверия, фарисейства и законничества. Точно такого же как и в Московской Патриархии, которая в своем общем пути и направлении идет путем обольщения и духовной прелести. Нормальных, вменяемых людей, встречал мало.
Конечно сейчас через интернет у меня много духовных чад, в разных странах. И при общении с ними, я ощущаю духовное единство с теми из них, которые тоже стремятся проходить правильно свою борьбу со страстями. 

Вот и пришлось, как говориться, долго и упорно «поколотиться головой об стенку», пытаясь создать жизнь по принципу древних общин и монастырей, чтобы прийти к заключению, что в наше время все это невозможно. О чем и написал, еще в свое время, свт.Игнатий Брянчанинов. И самое большее, чего при этом можно достичь – это воспитать еще новых, новозаветных фарисеев, которые будут делать все внешне правильно, будут постоянно читать молитвы и Св.Отцов, говорить святоотеческими изречениями, а дух будет – фарисейский. Так как все это будет использоваться как средство для духа самоутверждения. И слава Богу, если кто-то еще это увидит за собой, чтобы успеть принести покаяние благоразумного разбойника, хотя бы под конец своей жизни. Именно это и происходит во всех современных монастырях, независимо от юрисдикций и названий.

Из всего, что я прошел, могу засвидетельствовать, не вдаваясь во множество подробностей, что самый лучший род жительства, для духовной жизни, на современном этапе времени, – это то, как мы живем сейчас, как жили катакомбники в советский период времени. – Каждый занимается личным спасением у себя дома, в своем частном доме или в городской квартире. А я, как духовный наставник, наставляю всех, – как правильно и спасительно для души преодолевать искушения от своих ближних, дома, в семье и на работе. На это в основном и обращена моя проповедь сейчас.

Жаль конечно потраченного времени. Но видимо такова воля Божия, что мне надо было все это пройти опытным путем, чтобы впоследствии засвидетельствовать это другим, – чтобы и они последовали моему примеру, тем выводам, в конечном итоге к которым я пришел. Так как теоретическое, умовое, рассудочное знание – отстоит от знания, рождающегося практическим путем, как небо от земли (преп.Исаак Сирин).

***

На сегодняшний момент времени, мы пребываем сами по себе, вне всяких церковных организаций, подобно первым христианским общинам. И по причине всеобщей мировой апостасии мы не видим церковных организаций или епископов, которые бы имели признаки Церкви. А все известные нам, в своем общем курсе и направлении, не имеют духа Христова. Но это собственно говоря и не главное, в деле личного спасения своей души. – Это несущественные, второстепенные вопросы в жизни Церкви. Это не главные признаки Церкви.

В такие времена как сейчас, и под конец времен, Церковь не должна иметь внешнего единого административного центра. Так как в такие времена внешний единый административный центр, в конечном итоге (рано или поздно), захватят слуги антихристовы, сознательные или несознательные (одержимые, бесноватые). И поведут всех людей по пути погибели.

На сегодняшний момент времени, время церковных организаций, с единым внешним административным центром, уже прошло. Наступило время, чем-то похожее на первохристианское. 

Когда каждая церковная община, семья или даже просто один человек, должны административно быть автономными, сохраняя лишь молитвенное и духовное общение с теми, кого они считают едиными по духу. И руководствоваться в духовной жизни они должны наставлениями только тех духовных наставников, которые могут наставлять на путь правильно-проходимой борьбы со страстями и внутренней духовной жизни, для воспитания верных душевных чувств, правого настроя души и приобретения истинных плодов духа, которые и соединяют всех во внутреннем единстве, в духе Христовом. В этом и заключается истинное единство Церкви, мистического Тела Христова. Ибо целью должно являться не внешнее единство, а единство в духе, по Благодати. К такому единству могут приводить только те духовные наставники, которые сами прошли и проходят путь правильно-проходимой борьбы со страстями и внутренней духовной жизни. А отсюда уже имеют дар духовного рассуждения и дар врачевания от страстей.

Духовные наставники должны только лишь давать людям духовные наставления, не занимаясь внешней церковно-административной деятельностью, так как в этом нет нужды, по причине автономного самоуправления каждой церковной общины, семьи, или просто одного человека. Это необходимо для сохранения свободы во Христе: «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос» (Гал.5:1). Надо подобно первым христианам создавать домашние церкви и заниматься личным спасением, – кто-то будучи один, где-то двое или трое, а где-то и более.

Главное, – это правильно-проходимая борьбы со страстями и внутренняя духовная жизнь, ибо от этого зависит личное спасение каждого и его будущая участь в вечности. От этого зависит его единство с Церковью, которая является мистическим Телом Христовым. На это мы и стремимся обращать все наше внимание. На это и направлена моя проповедь: как спасать душу, – дома, в семье и на работе.

Не ходите ни в какие храмы и церковные организации, начните заниматься спасением ваших душ, дома, в семье и на работе, через посредство правильно-проходимой борьбы с вашими страстями, за чистоту ваших чувств и воспитание истинных плодов духа. Ибо только от этого и зависит ваше присоединение к Церкви (мистическому Телу Христову) и жизнь в Ней, – только от этого и зависит спасение вашей души в вечности.

Об этом так же есть здесь: Где есть спасение, а где нет (vk-5),   Где спасаться? (vk-3-2),  Спасение на последние времена (vk-25),  s-140.

С любовью во Христе, священник о.Серафим.

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments