Искушения, спасение

Оглавление:
  Как понимать: «не введи нас во искушение», и что без искушений не можем спастись
  Искушения – от мира, человеков, от страстей и демонов


Как понимать: «не введи нас во искушение», и что без искушений не можем спастись

О.Серафим: А как же понимать, когда Святые Отцы говорят, что без искушений мы не можем войти в Царство Небесное, а в молитве, которую дал нам Господь Иисус Христос сказано: «не введи нас во искушение». Как это понять?

Чисто внешне, у Святых Отцов очень много таких несоответствий. Мы читаем Святых Отцов и находим между ними много, как бы противоречий. Но на самом деле противоречий никаких нет: все противоречия у нас внутри. – В зависимости от эпохи, обстоятельств, времени и прочего, один говорил – так, другой – по другому, но противоречий никаких нет. В данном же случае, тоже нет никакого противоречия. Здесь просто слово применяется в разных значениях. Мы действительно не можем без искушений войти в Царство Небесное. Один из Святых Отцов говорит, что убери искушения и не будет святых. «Уничтожь искушения и помыслы – и не будет ни одного святого. Бегущий от искушения спасительного бежит от вечной жизни» (блаж. авва Зосима Плестинский, Добротолюбие, т.5, гл.5). То есть, святые появляются через искушения. Почему? Потому что в искушениях вытаскиваются наши страсти, с которыми мы должны вступить в борьбу, брань, – преодолеть их, через это познать свою немощь, сокрушить и смирить свой дух, воспитать чувство упования и надежды только на одну милость Божию.
А как мы познаем свою немощь, если не будет искушений? Как мы смиримся, если не будет искушений? – Никак. Вот потому-то они и есть, потому-то они и будут, потому-то они и должны быть.

А «Не введи нас во искушение» обозначает не то, чтобы Бог избавил нас от искушения, а то, чтобы мы не входили в него страстно, т. е. чтобы мы преодолели искушение не отдавшись страсти. Поэтому, если говорим «не введи нас во искушение», то здесь имеется ввиду то, чтобы мы не реагировали на искушения страстно, и чтобы Господь избавил нас от тех искушений, которые превышают наши силы, и от тех искушений, в которые мы лезем по самоуверенности и по самонадеянности. А если лезем в искушение по самоуверенности и по самонадеянности, то значит, искушаем Бога, а сказано: «не искушай Господа Бога твоего» (Мф. 4, 7). – Если ты сам лезешь в искушения, которые превышают твою меру, и по этой причине падаешь, то необходимо, познавать свою немощь и от этого удаляться. Но если ты не можешь от этого отстать, по навыку, по привычке, то плачь, сокрушайся, и в ощущении своей немощи, проси у Бога помощи, чтобы он по милости своей избавил тебя.
Надо просить Бога, чтобы Он избавил от тех искушений, в которые я лезу сам, но это и от меня зависит. А когда искушение происходит по независящим от меня причинам, то это попускает Бог.

Избавление же от искушений, в конечном итоге, это когда любое искушение, которое приключится со мной, не действует на меня страстно. Когда человек не будет реагировать страстно на искушение, то искушения для него не будет существовать.

Почему существуют искушения? Почему искушения, являются для меня искушениями? – Потому что я страстно на них реагирую. А если я страстно не буду на них реагировать, то они и не будут для меня искушениями. Вот это и есть: «не введи нас во искушение».

Для того, чтобы искушения не действовали на тебя страстно, понадобится борьба. И через борьбу ты мало-помалу придешь к тому, что уже не будешь реагировать страстно на искушения. Вот когда к этому придешь, то это и будет: «не введи нас во искушение». – Бог избавит тебя от тех искушений, в которые ты сам лез и которые превышают твою меру, а так же от действия тех искушений, которые приключаются с тобою, помимо твоей воли. И только тогда, искушения и перестанут быть для тебя искушениями. То есть, ты перестанешь их ощущать страстно.

Искушения – от мира, человеков, от страстей и демонов

Аноним: Чем отличаются искушения: от мира и человеков, от страстей, от демонов? Не участвует ли в наших искушениях всё одновременно?

О.Серафим: Причина тому, что искушают нас мир, человеки и демоны – это первородный грех, дух самости и гордыни, и исходящие из них наши страсти, которые и составляют наше падшее естество. Различают эти искушения по степени действия.

1) Искушения – от мира и человеков – это такие искушения, которые исходят от общества и человеков, задевающих наши страсти, и демоны могут при этом помогать, но такие искушения самые слабые.
2) Искушения от страстей бывают без участия человеков: внутри нас восстает страсть сама по себе – такие искушения более сильные.
3) В искушениях от демонов – искушает непосредственно сам демон, т. е. не скрывается под видом страсти, а действует открыто, наяву. Как например, в преп. Серафима Саровского бесы кидали бревна, разрушали келию. Одного святого змей обвил и делал такой вид, что пожирал и выплевывал плоть подвижника. А к св.великомученице Марине бес явился в виде змея и пытался ее проглотить.

А также искушения бывают от демонов и тогда, когда человек доведет себя до прелестного состояния. У нас, в основном, бывают искушения от мира и человеков. Иногда бывают искушения от страстей. Бывает и такое, что другой человек правильно всё делает и говорит: но я искушаюсь. Это его искушают, – его собственные страсти, смиряя и сокрушая в нем дух самости и гордыни, который возрастает от ощущения своей правильности.

«1). Падшее естество, извергая из себя в разнообразных видах грех — здесь разумеется грех не деятельный, а в помыслах, в ощущениях сердца и тела — и препираясь с Евангелием, доставляет при свете Евангелия, подвижнику опытное и подробное понятие падения; как его собственного, так и общего всему человечеству, доставляет опытное познание необходимости Искупителя, доставляет опытное познание, что Евангелие врачует и оживляет души, доставляет дух сокрушен и смирен, который водворяется в подвижнике по причине видения им бесчисленных язв и немощей, нанесенных человеку и роду человеческому падением. Яд греха, ввергнутый падением в каждого человека и находящийся в каждом человеке, действует по промыслу Божию в спасающихся к существенной и величайшей пользе их.
2). Мир, искушая подвижника, доставляет ему опытное познание, как земная жизнь превратна и обманчива, что всё сладостное, вожделенное и великое ее оканчивается пустотою и горечью; от этих опытных познаний подвижник стяжает хладность к земной жизни, к гостинице своей — земле, ко всему, что признается на ней вожделенным для сынов мира, обращает взоры ума и сердца к вечности, и начинает усерднейшими молитвами ходатайствовать пред Богом о своей загробной жизни.
3). Человеки, искушая подвижника, доставляют ему возможность соделаться исполнителем возвышеннейших заповеданий Евангелия, заповеданий о любви к врагам. Любовь к врагам есть высшая степень узаконенной Евангелием любви к ближнему. Достигший любви к врагам, достиг совершенства в любви к ближнему, и ему сами собою отворились врата любви к Богу. Все препятствия отклонены! Вечные затворы и замки расслабели и разверзлись! Уже подвижник не осуждает ближнего; уже он отпустил ему все согрешения его; уже он молится за него, как за своего сочлена, принадлежащего одному телу; уже он признал и исповедал, что все скорби, случающиеся рабу Божию, попускаются не иначе, как по мановению Божию; уже он покорился воле Божией во всех обстоятельствах, частных и общественных, и потому со свободою, как любимец священного мира, как исполнивший относительно ближнего все, повеленное Богом, вступает в объятия Божественной любви. Этого подвижник не мог бы достичь, если бы не подвергся различным искушениям от человеков, и по причине искушений не изверг из себя, как бы от действия очистительного врачевства всей злобы и гордыни, которыми заразилось падшее естество.
4). Искушения от лукавых духов обыкновенно попускаются после обучения искушениями от падшего естества, от мира и от человеков. Лукавые духи сперва поддерживают падшее естество в борьбе против Евангельского учения, или принимают участие в искушениях, наносимых подвижнику соблазнами мира и человеками; впоследствии, в свое время, по особому попущению Божию открывают лично, собою, брань против раба Христова, возводящую его в великий подвиг. Победитель в этой брани увенчивается особенными духовными дарованиями» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.5, гл.31).

avatar
  Подписаться  
Уведомление о