О пятом члене Символа Веры

5. По-славянски: И воскресшаго в третий день по писанием.

По-русски: И воскресшего в третий день, согласно с Писаниями (пророческими).

В пятом члене Символа Веры говорится о воскресении Иисуса Христа на третий день после Его смерти.

Так как в писаниях пророков Ветхого Завета было ясно предсказано о страданиях, смерти, погребении Спасителя и о воскресении Его, то потому и сказано: «по писаниям«. Слова «по писаниям» относятся не только к пятому, но и к четвертому члену Символа Веры.

Иисус Христос умер в Великую Пятницу около трех часов дня, а воскрес после полуночи с субботы на первый день недели, именуемый с того времени «Воскресеньем». Но в те времена и часть дня принималась за целый день, почему и говорится, что Он был во гробе три дня.

Состояние Иисуса Христа по смерти до воскресения св. Православная Церковь, изображает следующими словами: «во гробе плотью (или телом), в аду — с душою, как Бог, в раю с разбойником, и на престоле Ты был, Христе, с Отцом и Духом, все наполняя, Неизобразимый».

Мы знаем, что в Ветхом и в Новом Заветах из мертвых воскрешались некоторые люди, но там этих умерших воскрешал кто-нибудь другой, и воскрешенные восставали в прежнем земном, смертном теле, и потому должны были снова умереть. Иисус же Христос восстал из мертвых Сам, силою Своего Божества, воскрес в преображенном Своем теле: небесном и бессмертном. Он вышел из гроба, не трогая синедрионовой печати, не отваливая камня и невидимым для стражи.

Господь открыл людям о Своем воскресении сначала через ангела, который отвалил камень от двери гроба, свидетелями тому были воины, охранявшие гроб и разбежавшиеся от страха. Потом ангелы возвестили о воскресении Иисуса Христа женам мироносицам. И, наконец, Сам Иисус Христос в продолжении сорока дней неоднократно являлся ученикам Своим, со многими верными доказательствами Своего воскресения (давал ученикам трогать раны Свои от гвоздей и копья, ел перед ними и т. д.) и беседовал с ними о тайнах Царствия Божия.

В день Воскресения Христова мы поем: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот (жизнь) даровав«.

Своею смертью Господь победил смерть, а всем находящимся в гробех, т. е. мертвым, — жизнь даровал. Теперь Господь на веки пребывает в этом, новом воскресшем, теле. Также в новом воскресшем теле пребывает и Божия Матерь, Которую воскресил Господь после Ее успения. Люди же, все получат такое новое воскресшее тело уже при втором пришествии Спасителя, когда будет всеобщее воскресение (о котором говорится в 11-м члене).

Исполнилось, таким образом, пророчество, сказанное через пророка Осию: «От власти ада Я искуплю их, от смерти избавлю их. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа!» (Осии 13, 14).

Беседа о Воскресении Христовом

Воскресение Христово есть величайшее мировое событие, потому христиане и заменили им празднование ветхозаветной субботы. Праздник Воскресения Христова есть «Праздников Праздник и Торжество из торжеств, Един суббот Царь и Господь«. Воскресение — торжество, смысл и основание нашей у испанской веры. «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша» (1 Кор. 15, 14), говорит Апостол Христов.

Если бы не было Воскресения Христова, то не только не было бы христианства, но и самая вера в Бога, в силу добра и правды была бы подорвана, утрачен был бы и смысл жизни. Если бы умерщвленный Христос не воскрес, то не только не было бы никому спасения через Него, — ибо смерть и бессилие кому же могут оказать помощь? — но не было бы в истории худшего торжества и более злой насмешки зла над добром и диавола над всем миром светлого и идеального, как в дни Голгофы и вообще всей земной жизни Господа Иисуса Христа. И не было бы более сильного и неотвратимого мотива к беспросветному отчаянию, ибо если и сей Праведник оказался бессилен, если такая Величайшая Личность исчезла в бездне небытия, то нам то, каждому, чего ожидать, к чему готовиться? И не была ли бы тогда и вправду жизнь человеческая лишь «пустая и глупая шутка» (Лермонтов), или, по меткому выражению великого писателя-христианина Достоевского — «диаволов водевиль», игра?

Но воскрес Христос — и остался поруган и бессилен «отец лжи, исконный человекоубийца — диавол» (Иоан. 8, 44). Жизнь победила, смерть и зло приведены к пустот* и ничтожеству. Христос Воскрес — и в полной яркости засияло Его Божественно-Царственное Величие…

«Удивительно, как могут серьезно люди верить и в такие глупости. И это в двадцатый век … Век науки и опыта … Разум не допускает веры в Воскресение Иисуса Христа», говорят безбожники.

Исторический факт Воскресения Христова, как и все Его учение, подвергались критике многих ученых людей (рационалистов). Некоторые этому посвятили всю свою жизнь, стараясь доказать, что евангельский рассказ о воскресении есть обман, ошибка или заблуждение. Первою по времени и по злобе является та басня, которую должны были распространять подкупленные иудейскими первосвященниками стражи после того, как они в испуге рассказали о бывшем у гроба землетрясении, отвалении камня и явлении молниеносного ангела. Басня эта состояла в том, «что ученики Его, пришедши ночью, украли Его, когда мы спали» (Матф. 28, 13).

Нелепость этой выдумки прямо бросается в глаза всякому, не потерявшему здравого смысла.

Совершенно недопустимо, чтобы, состоявшая из нескольких лиц, стража могла уснуть, где же военная дисциплина? Это, ведь, «стража римская», а римская армия, по своей железной дисциплине и храбрости была одной из самых лучших армий мира. Если воины спали, то не могли видеть, а если видели, значит, не спали. В таком случае они не дали бы возможности совершить «похищения» Апостолам, напротив, задержали бы похитителей и вместе с поличным — мертвым телом — представили бы начальству. Но если бы похищение и удалось, разве убийцы Христа оставили бы на свободе «похитителей» проповедовать Воскресение Его? Силою своей власти они заставили бы Апостолов выдать им украденное тело, чтобы изобличить их во лжи и обмане и тем в корне пресечь их проповедь о Христе. На самом деле, если бы ученики украли тело Спасителя, то надо было тотчас же привлечь их к суду, уличить их показаниями воинов и тем воспрепятствовать их проповеди. Но убийцы Христа этого не делают, т. к. не уверены, что воины поддержат на суд их клевету.

Не может быть, чтобы враги Христовы оставили слова воинов без проверки. Они, конечно, не преминули тщательно, хотя и негласно, убедиться в справедливости слов воинов, — первых свидетелей чуда воскресения. Безусловно, они лично, хотя и не в полном составе синедриона, ходили ко гробу Христа и видели его пустым. После исследования, они не могли не признать, что Христос действительно воскрес. Но отчего же они постыдно молчали о том? Отчего всенародно не исповедали свой тяжкий грех и тем не оградили народ свой от грозивших бедствий?

Да оттого, что этим развращенным людям блага земные были ближе, дороже благ небесных. Они не надеялись покаянием получить прощение, но, вместе с тем, они прекрасно понимали, что покаяние их в убийстве Мессии повлекло бы за собою немедленное избиение их камнями тем же народом, который был вовлечен ими в соучастие в этом злодеянии. В страхе за свою жизнь они молчат. Так, они оказались бессильными против истины. Они вынуждены ограничиться лишь только приказанием Апостолам: «отнюдь не говорить и не учить об имени Иисуса» (Деян. 4, 18). Запрещая проповедовать об Иисусе Христе, они никогда не спрашивали и не указывали, где находится тело Иисусово? «Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян. 4, 20), говорили Апостолы и продолжали побуждать мир своею проповедью Воскресения Христова.

Кроме того, могли ли Апостолы, люди мирные, робкие, даже дома сидевшие на запоре «страха ради иудейска» (Иоан. 20, 19) и безоружные решиться на такое дерзкое, смелое и при том же бесцельное предприятие, как похищение тела из-под носа стражи? где им было сражаться со столь грозною римскою стражею? Да и подробности не похожи на похищение…

Мысль о похищении прежде всего явилась у самих Апостолов, когда они, позванные Марией Магдалиной, разделяли ее опасения и думали о похищении тела врагами для нового надругательства над Ним. Но, войдя в пещеру гроба, Апостолы увидели, что гроб хотя и пуст, но не после похищения. Ибо если бы похитители взяли тело Иисуса Христа, то взяли бы его с пеленами, или же порвали бы и в беспорядке побросали все, покрывавшее его. Но пелены лежали свернутыми и сударь, длинный узкий плат, обвивавший голову, не с пеленами лежал, но «особо свитый на другом месте» (Иоан. 20, 7).

Потому то и оставлена давно эта нелепая иудейская выдумка, на место которой рационалисты выдвинули гипотезу о летаргическом сне и об экскудативном плеврите (в объяснение воды, вышедшей из бока): Иисус Христос находился в сильном обмороке, а может быть летаргии, почему легко был принять за умершего, снять со креста и погребен; по случаю наступления праздника Пасхи с похоронами пришлось спешить и за краткостью времени и поспешностью ни друзья, ни враги не имели возможности исследовать действительность Его смерти. Действие ароматов, влияние холодного пещерного воздуха привели Его в чувство, Он поднялся, и хотя еще слабый, пытался выйти из пещеры. Его крик и стуки испугали стражу, она бежала. Воспользовавшись бегством стражи, садовник или кто-либо из учеников отвалил камень и дал Ему возможность, выйти из гроба. Появление Его в белом саване было истолковано в смысле явления ангела — вестника воскресения. 40 дней Иисус Христос провел в обществе учеников, а потом, вернее всего от плеврита, скончался.

История совершенно неправдоподобная и не выдерживающая даже самой слабой критики. Евангелия говорят, что из прободенного ребра Господа вытекла кровь и вода. С медицинской точки зрения явление это указываете на паралич сердца, т. е. на бесспорную смерть. Но если бы даже в Иисусе Христе и осталась жизнь, то при недостатке дыхания от плотно завязанной, пропитанной ароматами плащаницы, прекращающей доступ воздуха, она должна была прекратиться. Слабый и измученный, едва ли был бы в состоянии поколебать камень и произвести крик и стуки, чтобы напугать стражу. Евангелия довольно подробно говорят о беседах Иисуса Христа, о радости, которою Он наполнил сердца учеников своих, еще более, чем при жизни, о хождении с учениками дальнею дорогою и т. д. Похоже ли все это сколько-нибудь на очнувшегося от обморока или смертельно больного летаргика? Ведь то был жалкий и изнуренный больной, по отзывам специалистов, двух шагов не способный сделать прободенными ногами, ни взять что такими же руками. Даже такой противник Христа, как Штраус, справедливо заметил, что разочаровать в себе такой полумертвец мог, но вдохновить такую могучую веру, которая облетела весь мир и покорила Ему сильнейшие царства, пробудить энтузиазм до поголовного мученичества всех тех, кто видел Его, — невероятно и невозможно психологически. Убеждение в воскресении Иисуса Христа Апостолы сохранили на всю жизнь. Если бы воскресение это было мнимое, то рано или поздно последовала бы действительная смерть Иисуса Христа, которая прекратила бы всякую деятельность и расчеты Апостолов. Наоборот, они с такой уверенностью и силой выступили на проповедь, каких не было у них при жизни Христа.

Наиболее устойчивой и распространенной в наши дни является т. н. визионерная теория (от визио — видение). Христос не воскрес, но ученикам действительно показалось, что они видели ожившего и беседовавшего с ними Господа. Ученики до того были захвачены личностью Иисуса Христа, до того сроднились с мыслью о грядущем царстве Его, что не могли примириться с фактом смерти и вот напряженные болезненные ожидания и разрешились такой массовою галлюцинацией, которую они, поддавшись самообману, и изложили в евангелиях.

Правда, и в истории и в действительности нас окружающей встречаются галлюцинации, как у отдельных лиц, так и массовые, хотя последняя довольно редко. Но галлюцинации встречаются у людей, которые хотят что-то видеть и слышать, которые так настроены и всеми своими мозговыми центрами готовы воспринять то, чего так напряженно ожидают. Но обратимся к евангелиям. Для того, чтобы обмануться, увидеть то, чего нет, нужно именно ждать воскресшего, верить, что воскресение Его близко и будет. У кого из Апостолов была эта вера? Когда Мария Магдалина и другие женщины идут ко гробу, то они думают: «кто отвалит нам камень?» (Марк. 16, 3). Когда Мария Магдалина увидела, что гроб пуст, у нее не явилось и мысли о воскресении. Даже когда она видит Господа, она не узнает Его. Почему? Она уверена, что мертвые не воскресают. Точно также и Апостолы: когда им приносят известие: «Он жив, Он воскрес», показались им слова их пустыми, и не поверили им» (Лук. 24, 11) Фома не только не верует, когда видит, но ему еще надо осязать, «пощупать руками» (Иоан. 20, 27). Самая трезвая, самая убедительная проверка факта.

Иисус является мироносицам, Петру, Луке и Клеопе, десяти ученикам, одиннадцати, даже 500 верующих, наконец, ап. Павлу… Как они все могли обмануться? Неужели среди них не нашлось ни одного человека с трезвым, ясным умом, здоровыми чувствами и крепкими нервами? Как утверждают специалисты, галлюцинации бывают чаще зрительных или слуховых ощущений, реже соединение тех и других и совсем редки галлюцинации в области поверочного чувства, осязания. Чтобы все эти три чувства разом галлюционировали и по меньшей мере у десяти, одиннадцати человек, и даже у 500, и чтобы печеная рыба и мед поглощались кем-то и исчезали, как передает Евангелие (Лук. 24, 42) — таких галлюцинаций история еще не знала и не знает…

Итак, апостолы видели действительно Воскресшего: исторически факт воскресения несомненен. Рационалисты не могут поколебать евангельского рассказа, они только опровергают друг друга, а иногда и сами открыто признают свое бессилие бороться против Христа. Немецкий ученый Де-Ветте, в течение десятилетий стоявший во главе, рационалистов, на смертном одре сознался, что «Событие Воскресения, хотя способ его совершения покрыть непроницаемым мраком, представляется, однако, столь же несомненным, как и смерть Цезаря«. Когда полу-рационалист Неандер прочел признание Де-Ветте, слезы хлынули у него из глаз. После этого Неандер подверг новому основательному исследованию исторические доказательства Воскресения Христова и также принял его.

Обсуждая достоверность чудес Воскресения и Вознесения, физик Бальфур Стюарт говорит: «сохранилось ли в неизменности действие известных сил природы в этих случаях или оно было иногда превозмогаемо высшей силой? Несомненно превозмогалось, как при Воскресении, так и при Вознесении. Мы обязаны исследовать очевидность этих великих событий, что и исполнено самым достоверным образом: История, повествующая об этих событиях, выдержала испытания настолько хорошо, что всякое предположение о нереальности их приведут нас к величайшей нравственной и духовной путанице».

Почему Иисус Христос по воскресении не явился между иудеями всенародно? Св. Иоанн Златоуст объясняет это тем, что появление Воскресшего Господа было бы бесполезно для иудеев и что если бы сим способом можно было бы обратить их, то без сомнения Господь не отказал бы в нем иудеям. Но последствия воскрешения Им Лазаря говорят совсем противное: иудеи стали искать случая убить не только Иисуса Христа, но и Лазаря. Если бы Христос по воскресении явился иудеям, они тем или иным способом решились бы на новое Богоубийство…

Итак, Христос воскрес из мертвых. Самое сильное доказательство факта Воскресения Христова есть тот грандиозный переворот, который он произвел в апостолах, а через них и во всей вселенной. На нем держится вся культура последних двух тысяч лет. Могла ли ее поддерживать мечта 13 фантазеров? Они изменили всю историю. Без Воскресения Христова мы не имели бы никакого христианства и никакой христианской культуры. История мира приняла бы совершенно другое направление. Без живых сил христианской веры: древний мир разложился бы и погиб. Невозможно допустить, чтобы голое воображение могло принести с собой столь великое и доброе.

Таким образом, падают все возражения против чуда Воскресения Господа нашего Иисуса Христа; Даже самый кратки разбор этих возражений выясняет их полную несостоятельность.

Но злая критика не сдается. «Диавол борется с Богом, а поле битвы — сердца людей», говорит наш великий русский писатель Достоевский.

В наше время выдвинуто новое уже совершенно беспомощное возражение, но для злой, греховной воли, весьма выгодное: «Бога нет. Христа, как исторического лица не было, а значит не было и Воскресения. Евангелие — это миф (т. е. вымысел, не опирающейся ни на катя действительный события), оно есть переложение древних языческих мифологий о легендарных богах».

Прежде всего, «критики» должны знать, что в языческих мифологиях «умирают» и «воскресают» только боги (Озирис, Дионис), но никак не Богочеловек. А о том, что Христос Богочеловек мы имеем непреложное свидетельство Св. Евангелия. Но и кроме Евангелия мы имеем свидетельства и от язычников — противников христианства. Так, например, Плиний, римский проконсул областей Вифинии и Понта в Малой Азии, в своем письме к императору Траяну (около 112 г.) пишет: «собираются они (христиане) и поют гимны Христу, как Богу; клянутся не лгать, не воровать, не прелюбодействовать». Плиний не написал: «Богу своему, Христу, поют», а, именно, написал: «Христу, как Богу«, потому что он знал, что Христос для христиан не только Бог, но и человек.

Современник Плиния, Тацит, один из точнейших историков, сообщает (около 115 г.): «Христос, в правление Тиберия, прокуратором Понтием Пилатом казнен был смертью«.

Множество свидетельств об Иисусе Христе, как исторической Личности, имеется в еврейской книге Талмуд. Правда, эти свидетельства пышат злобою и ненавистью, называя Спасителя «отступником», «назореем» и проч. Немало говорится в Талмуде и о чудесах «Назорея».

Особенно ярки свидетельства бывшего гонителя христиан Савла, в последствии первоверховного Апостола Павла. Подлинность его свидетельств совершенно невозможно оспаривать. Это понимают самые ярые враги христианства. А «сила Павловых свидетельств такова», — говорит один наш крупный писатель и мыслитель, — «что если бы даже не было иных, мы все-таки знали бы с большею точностью, чем о многих других исторических лицах, не только, что Христос был, но и как Он жил, что говорил, делал, за что умер и как воскрес».

Истина Воскресения Христа Спасителя состоять в том, что воскрес Богочеловек. Он воскресил воспринятую на Себя плоть человеческую и таким образом преобразил человеческое естество в духовное, божественное, для вечной жизни с Богом. В этом и заключается победа Спасителя над смертью для всего рода человеческого.

«Телесное воскресение из мертвых Спасителя есть исторически, реальный факт«, говорит наш один известный православный миссионер, и указывает следующие пункты по порядку.

1. Христос предсказывал о Воскресении Своем (Мф. 16, 21; 20, 19; Мр. 9, 9).

2. Воскресший Сам свидетельствует об этом событии (Лук. 24, 46).

3. Он является видимым образом:

а) Утром в Воскресенье Марии Магдалине (Мр. 16, 9).

б) Тогда же женщинам, идущим от гроба (Мф. 28, 9).

в) Петру вблизи Иерусалима (Лук. 24, 34; 1 Кор. 15, 5).

г) 2 ученикам, шедшим в Еммаус (Лук. 24, 13).

д) Вечером Воскресения Апостолам, кроме Фомы (Ин. 20, 19).

е) Через неделю вечером всем Апостолам (Ин. 20, 26).

ж) Через несколько дней при море Тивериадском 7-ми ученикам (Ин. 21, 1-3).

з) Немного спустя — на горе близ Галилеи 11 Апостолам (Мф. 28, 11).

и) 500-ам верующим (1 Кор. 15, 6).

к) Брату Своему «по плоти» — Иакову и всем Апостолам (1 Кор. 15, 7).

л) Во время Вознесения на горе Елеонской всем Апостолам (Лук. 24, 50).

м) Апостолу Павлу (1 Кор. 9, 1; 15, 8).

н) Первомученику Архидиакону Стефану (Деян. 7, 55).

о) До Вознесения в течение 40 дней, с разъяснением Царства Божия (Деян. 1, 3).

4. Ест и пьет с учениками (Лук. 24, 42).

5. Показывает руки и ноги, с ранами от пригвождения ко кресту (Лук. 24, 40).

6. Дает наставления (Мф. 28, 18; Мр. 16, 15; Лук. 24, 17; Ин. 21, 15; 20, 21; Деян. 1, 7).

7. Путешествует с Апостолами (Лук. 21, 15).

8. Ему поклоняются мироносицы и 11 учеников (Мф. 28, 9, 17).

9. О воскресении Христа говорят Ангелы (Мф. 28, 6; Мр. 16, 6; Лук. 24, 6).

10. Это событие подтверждают римские воины, караулившие гроб (Мф. 28, 11).

11. Апостолы называют себя свидетелями Воскресения Христа (Деян. 2, 32; 10, 39) и этот действительный исторический факт они полагают в основу всей своей проповеди (Деян. 2, 22; 3, 26; 4, 10; 10, 39). И в то же время особенно показательно, что Апостолы не излагают самый момент Воскресения Христа. Потому, что сами говорят: «что мы слышали, что видели своими очами…, и что осязали руки наши… мы возвещаем вам…» (1 посл. Иоан, 1, 1-3). Самый момент Воскресения Христа никто не мог видеть. Даже воины, охранявшие гроб, не видели самого момента воскресения, т. к. воскресили Христос был невидим для них тем более Апостолы не могли видеть, они скрывались и запирались в домах своих «страха ради иудейского». Вот, почему ни в одном из четырех Евангелий нет описания самого момента Воскресения, хотя при этом подробно изложены все события, предшествовавшие Воскресению и подробно изложены события — после Воскресения.

Но, мы знаем, если бы Воскресение Христово было вымыслом, то как бы не был гениален писатель, он никак не мог бы пропустить центр и смысл своего сочинения. Он так или иначе, а обязательно коснулся бы своим изложением самого момента Воскресения, потому что этого требует сущность нашей человеческой природы.

Но Апостолы этого не сделали. И это есть самое высшее доказательство истинности их свидетельств. Ибо они не писатели-сочинители, а бесхитростные, простые, под воздействием Духа Святого, действительные свидетели истинного события Воскресения Христова и всей Евангельской истории.

Сами Апостолы говорят: «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна (напрасна), тщетна и вера наша». «Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших» (т. е. Он есть начало нашего будущего воскресения) (1 Кор. 15, 14, 20).

Только тогда Апостолы и первые христиане пошли на смерть, когда убедились в действительном Воскресении Спасителя, — в Его победе над адом и смертью.

Только в этом случае они могли, как говорит поэт: «На казнь идти и гимны петь и в пасть некормленному зверю без содрогания глядеть».

Итак, чудо Воскресения, действительно совершилось.  

Христос воистину воскрес!

(Составлено гл. образ. из статьи прот. Герасима Шорец: «Христос Воскресе», из его брошюры «Жил ли Христос», с добавлениями из кн. Д. М. Мережковского: «Иисус Неизвестный», из ст. прот. И. Чернавина: «Воскрес ли Христос?» и из др. источников).

 

Из бесед о воскресении Христовом.

Свт.Иоанн Златоуст

Ложь везде обличает себя, и как бы невольно защищает истину. Смотри: надлежало верить тому, что Он умер и погребен и воскрес, — и все это чрез самих врагов становится достойным всякого вероятия. Вникни в эти слова, которые вполне подтверждают все это. Помянухом, говорят, яко льстец он рече еще жив сый, — следовательно Он скончался; по триех днех востану: повели убо утвердити гроб, — следовательно погребен Он; да не како приидут ученицы Его и украдут Его, — следовательно, если гроб запечатан, то обмана уже не будет. Невозможное дело! Итак, в самой вашей же просьбе дано непререкаемое доказательство Его воскресения. Если гроб был запечатан, то не было никакого и обмана; если не было обмана, а гроб найден пустым, то явно, что Он воскрес, — нельзя и прекословить этому. Видишь ли, как и против воли подвизаются в пользу истины? Рассмотри также, как дорожат истиною и ученики, — как ничего не скрывают из того, что говорено врагами, хотя бы то было и позорное. Вот они называют Его обманщиком; и ученики не умалчивают об этом. Это показывает и жестокость врагов, доходивших до того, что даже и по смерти не оставляли своего гнева, и вместе простоту и правдолюбие учеников. Надлежит при этом исследовать и то, где сказал Он: по триех днех востану. Более ясных слов об этом нигде не найдешь, кроме примера Ионы. Беззаконные иудеи знали, следовательно, и понимали слова Его, и сознательно злодействовали. Что же отвечает им Пилат? Имате, говорит, кустодию: утвердите якоже весте. И утвердиша, знаменавше гроб с кустодиею (ст. 65, 66). Он не позволяет воинам одним печатать. Как бы узнавши о его делах, он не хочет более действовать с ними за одно; а чтобы освободиться от них, позволяет им оградить гроб, и говорит: вы, как хотите, печатайте, чтобы после не винить других. Подлинно, если бы одни воины запечатали, то иудеи могли бы сказать (хотя это и была бы невероятная ложь; но все же они как в других случаях бесстыдно клеветали, так и теперь могли бы сказать), что воины позволили унести тело, и дали ученикам возможность измыслить весть о воскресении. Теперь же, когда они сами утвердили гроб, не могут сказать и этого.

Видишь ли, как они против своей воли стараются об истине? Сами пришли, сами просили, сами запечатали вместе с стражею, чтобы таким образом быть обвинителями и обличителями самих себя. В самом деле, когда ученики могли бы украсть? В субботу? И притом, как? В субботу не позволялось и выходить. Если же преступили и закон, то как эти столь робкие люди осмелились бы пойти? Как притом могли убедить народ? Что они могли говорить, что делать? Что за ревность побуждала их стоять за мертвеца? Какой ожидали награды? Какой почести? И от живого, когда только Он задержан был, они убежали; а после смерти могли ли бы дерзать за Него, если бы Он не воскрес? Как это сообразить? Что они не хотели и не могли вымыслить небывалого воскресения, видно из следующего. Много раз говорено было Им о воскресении, даже беспрестанно повторял Он, что, как сказали и сами враги, по триех днех востану. Поэтому, если бы Он не воскрес, очевидно, они, как обманутые и преследуемые всем народом, изгоняемые из домов и городов, должны бы были отстать от Него; не захотели бы разносить такую о Нем молву, как обманутые Им и подпавшие за Него крайним бедствиям. А что они не могли вымыслить воскресения, если бы не было его на самом деле, об этом не нужно и говорить. В самом деле, на что они могли при этом надеяться? На силу ли своего слова? Но они были самые неученые люди. На богатство ли? Но они не имели даже ни посоха, ни обуви. На знатность ли рода? Но они были бедны и от бедных рождены. На знатность ли отечества? Но они происходили из весей незнатных. На многочисленность ли свою? Но их было не более одиннадцати, и те рассеяны. На обещания ли Учителя? Но на какие? Если бы Он не восстал, то и остальные обещания Его не были бы для них достоверны. Итак, как могли бы они укротить неистовство народа? Если верховный из них не снес слова жены привратницы, а все прочие, увидевши Его связанным, рассеялись, то как они вздумали бы идти в концы вселенной, и там насаждать вымышленное слово о воскресении? Если один из них не устоял против угроз жены, а другие даже при виде уз, то как могли они стать против царей, князей и народов, где мечи, сковороды, печи, бесчисленные роды ежедневной смерти, если бы не были укреплены силою и помощью Воскресшего? Совершено было множество великих чудес, и ни одного из них не устыдились иудеи, но распяли Сотворшего их; а простым словам учеников могли бы поверить о воскресении? Нет, нет! Все это сотворила сила Воскресшего.

И посмотри, как смешны их замыслы! Вспомнили, говорят, яко льстец он рече еще жив сый: по триех днех востану. Но если Он был обманщик и хвалился попусту, то чего вы боитесь, мечетесь и так суетитесь? Боимся, говорят, как бы ученики не украли и не обманули чернь. Но доказано уже, что этого никак не могло быть. И однако злоба упорна и бесстыдна, — покушается и на безумное дело. Велят до трех дней оберегать гроб, как бы стараясь защитить свое учение и желая показать, что Он и прежде был льстец, и даже во гробе можно подозревать Его в злобе. Поэтому-то Он и восстал скоро, чтобы не говорили, что Он оказался лжецом и что тело украдено. Обвинять за то, что Он скоро восстал, было нельзя; замедление было бы подозрительно. Если бы Он не тогда воскрес, когда они сидели и оберегали гроб, но тогда, как спустя три дня они удалились бы, то могли бы еще что-нибудь говорить против, хотя бы и безрассудно. Для того Он предварил воскресением. Надлежало совершиться воскресению именно тогда, когда они сидели там и стерегли; следовательно, надлежало быть ему в пределах трех дней; а если бы оно произошло по истечении их, когда стража удалилась бы, дело могло бы быть подозрительным. Поэтому Господь попустил и запечатать гроб по их желанию, допустил быть при нем и воинам. Они не заботились и о том, что трудятся в субботу; но имели в виду только то одно, как бы им преуспеть в своей злобе. Вот высшая степень безумия и ужаса, потрясавшего их! Те, которые захватили Его в свою власть живого, боятся теперь умершего. Если это был простой человек, то следовало оставаться спокойными. Но дабы они познали, что и будучи живым Он добровольно претерпел все, что только претерпел, — вот и печать, и камень, и стража, — и все это не могло удержать мертвеца! Они успевают в том только, что и погребение становится известным, и воскресение Его получает большую достоверность, потому что и воины неотступно были при гробе, и иудеи надзирали. В вечер же субботный, свитающи, во едину от суббот, прииде Мария Магдалина, и другая Мария, видети гроб, и се трус бысть велий: ангел бо Господень сшед с небесе, и приступль, отвали камень от двери гроба, и седяше на нем. Бе же зрак его яко молния, и одеяние его бело яко снег (Матф. XXvIII, 1-3). По воскресении приходит ангел. Для чего же приходит он и отваливает камень? Для жен, которые увидели его тогда во гробе. Они видят, что в гробе нет тела, и потому должны были поверить воскресению Его. Вот для чего снят камень; для того было и землетрясение, чтобы они воспрянули и пробудились от сна. Жены приходили для того, чтобы намастить елеем тело, и это было ночью: естественно, что некоторые из них и спали. Но зачем и почему сказал им ангел: не бойтеся вы? Прежде всего он освобождает их от страха, и потом говорит о воскресении. И это слово — вы, с одной стороны, выражает большую честь, а с другой — указывает на то, что ужасные ожидают бедствия тех, которые дерзнули на это злодеяние, если не покаются. Не вам, говорит, надлежит страшиться, а распявшим Его. Итак, освободив их от страха и словами, и взором, потому что показался в светлом виде, как принесший радостную весть, ангел присоединяет: вем, яко Иисуса распятаго ищете (ст. 5). Не стыдится назвать распятым, потому что это высочайшее наше благо. Воста. Откуда это видно? Якоже рече. Если мне, говорит, не верите, вспомните слова Его; тогда и мне не будете не доверять. Далее и другое доказательство: приидите и видите место, идеже лежа. Для того отвален камень, чтобы и отсюда они получили новое уверение. И рцыте учеником, яко узрите Его в Галилеи (ст. 7). Повелевает и другим благовествовать о воскресении, что особенно заставляет их верить. И хорошо сказал: в Галилеи; избавляет их от забот и опасностей, чтобы страх не колебал веры. И изыдоша от гроба со страхом и радостию (ст. 8). Почему так? Потому, что видели поразительное и странное дело — гроб пустой, в котором прежде при их глазах положено тело. Для того ангел и привел их к гробу, чтобы они могли быть свидетельницами того и другого — и гроба, и воскресения. Действительно, они могли понять, что никто не мог бы унести Его в присутствии стольких воинов, если бы Он не восстал сам. Потому и радуются, и дивятся, и получают награду за такое постоянство: первые видят и благовествуют, — благовествуют то, о чем не только слышали, но и что видели.

***

Для воинов произошло землетрясение, чтобы их устрашить, и чтобы они могли быть свидетелями. Это и случилось. Рассказ стражей об этом происшествии нимало не был подозрителен, потому что одни из знамений были видны во всей вселенной, другие частно были показаны находящимся при гробе. Знамением для всей вселенной была тьма, а частным знамением было явление ангела и землетрясение. Итак, когда они пришли и возвестили о воскресении (а истина и в устах врагов ее светит), даша сребреники, чтобы сказали, яко ученицы Его пришедше украдоша. Как украли? О, безумные! Так истина ясна и очевидна, что они не умеют и солгать! Их слова совершенно невероятны, и ложь не имела никакого правдоподобия. Скажите, каким образом ученики украли Его, эти бедные и простые люди, которые не смели даже показаться? Да и не была ли на гробе положена печать? Не охранялся ли гроб со всех сторон стражей воинов и иудеев? Не подозревали ли и они того же самого, не беспокоились ли, не бдели ли, не заботились ли? Да и для чего украсть им? Для того ли, чтобы выдумать учение о воскресении? Но как бы пришло на мысль выдумать что-нибудь подобное людям, которые любили жить в неизвестности? Да и как они отвалили камень утвержденный? Как укрылись от такого множества? Пусть они презирали смерть; но напрасно и без цели конечно не отважились бы на такую опасность, когда столько было стражей. А что они боязливы были, это показывают прежние их поступки. Так, когда Христос был взят при них, то они все разбежались. Если же они не смели противостоять и в то время, когда видели Его живым, то как они могли не устрашиться множества воинов по смерти Его? Не нужно ли было разломать дверь? Можно ли было это сделать тайно даже и одному? Камень был привален большой; для отваления его нужно было много рук. Итак, они справедливо говорили: и будет последняя лесть горша первыя, — это сказали они сами против себя; им бы нужно было принести раскаяние в своем безумии, а они к прежним приплетают новые смешные вымыслы. Они купили кровь Его, когда Он был жив; а по Его распятии и воскресении опять деньгами же стараются подорвать истину воскресения. Смотри же, как они уловляются со всех сторон своими собственными поступками! Если бы они не приходили к Пилату, если бы не просили стражи, то еще могли бы таким образом бесстыдствовать; теперь же напротив: они все так делали, как будто старались заградить свои уста. И если ученики не могли бодрствовать с Иисусом, несмотря и на то, что Он даже укорял их в том, то откуда теперь получили такую бодрость? Да и почему они не украли раньше, но тогда, когда пришли вы? Если бы они хотели это сделать, то сделали бы в первую ночь, когда при гробе еще не было стражи; тогда это было нисколько не затруднительно и совершенно безопасно. Только в субботу ведь иудеи пришли к Пилату просить стражу и начали стеречь; в первую же ночь никого из стражи при гробе не было.

Далее, что значит и плат со смирною? Петр видел, что он там лежал. Если бы ученики хотели украсть, то не нагое бы украли тело, не потому только, чтобы тем не нанесть бесчестия, но и потому, чтоб, занимаясь раздеванием, не разбудить тех, которые могли встать и схватить их. А снять одежду с тела было трудно, и требовалось на это много времени, потому что смирна прилипает к телу и одежде, как клейное вещество. Таким образом и отсюда очевидна невероятность похищения. Ужели они не знали неистовства иудеев, и того, что этим они обратят на себя гнев их? Да и какая бы была им польза, если бы Христос не воскрес? Иудеи сами сознались, что они все это выдумали, когда дали серебро, и сказали: рцыте сия вы, и мы утолим игемона. Напрасно борясь против истины, они хотели везде распространить эту молву; но тем самым, чем старались помрачить ее, против воли способствовали ее воссиянию. Самые слова их: яко ученицы украдоша подтверждают воскресение. Они согласны, что тела там не было. Если же они сознаются, что тела там не было, а лживость и невероятность похищения доказывается присутствием стражи при гробе, знамениями и боязливостью учеников, то отсюда открывается непреложное доказательство воскресения. И однакож они с бесстыдством дерзают на все; тогда как все заграждает им уста, говорят: рцыте, и мы утолим, и вас безпечальны сотворим. Видишь ли, как все сговорены на их сторону: и Пилат (его хотели утолить), и воины, и народ иудейский. Но не удивляйся, что деньги победили воинов. Когда они показали такую силу над учеником, то тем более над ними. И пронесеся слово сие даже до сего дне. Смотри опять, какую любовь к истине показывают ученики! Как они не стыдятся сказать и того, что о них разнесся такой слух! Единии же надесять ученицы идоша в Галилею и ови убо поклонишася Ему, ови же видевше Его усумнешася (ст. 16, 17). Это, мне кажется, было то последнее Его явление в Галилее, когда Он послал их с повелением крестить. Если же некоторые усомнились, то и в этом случае подивись их любви к истине, как они не скрывали своих погрешностей, даже в последние дни с ними случившихся. Впрочем и эти некоторые были утверждены явлением. Что же Он сказал, явившись им? Дадеся ми всяка власть на небеси и на земли (ст. 18). Опять говорит с ними по-человечески, так как они не прияли еще Духа Святого, Который бы сделал их возвышеннее. Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам (ст. 19, 20). Здесь Он говорит об учении и заповедях. Он ничего не упоминает о иудеях, молчит о прежних происшествиях, не укоряет и Петра за его отвержение, и никого из прочих за бегство. Он только повелевает возвестить по всей вселенной Его учение, которое сокращенно вручил им вместе с заповедью о крещении. Но так как Он заповедал им дело великое, то, ободряя их сердца, сказал: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века. Не видишь ли опять силы Его? И не видишь ли притом, с каким снисхождением Он говорит это? Не с ними только будет находиться, говорит Он, но и со всеми теми, которые после них будут веровать. Апостолы не могли пребыть до скончания века; но Он говорит ко всем верным, как бы к одному телу. Не говорите Мне, сказал он, о препятствиях и трудностях: с вами Я, который делаю все легким! Это и в ветхом завете говорил Он часто пророкам: Иеремии, когда тот указывал на юность свою; Моисею и Иезекиилю, отказывающимся, Он говорил: Я с вами. То же самое и здесь говорит ученикам Своим. Но заметь и здесь, какое различие между теми и другими. Те часто отказывались, будучи посылаемы к одному народу; эти, посылаемые во всю вселенную, ничего подобного не говорили. О скончании же века Он напоминает им для того, чтобы более привлечь их, и чтобы они не на настоящие скорби только смотрели, но и на будущие бесконечные блага. Скорби, говорит Он, которым вы подвергнетесь, оканчиваются с настоящею жизнью, поскольку и самый этот настоящий век придет к скончанию; блага же, которые вы получите, вечны, как Я вам и прежде часто говорил. Укрепив таким образом и ободрив их дух этим напоминанием о последнем дне, Он послал их в мир. Подлинно, этот день для тех, которые провели жизнь в делах благих, столь же вожделенен, сколько страшен для проведших ее в грехах, как для имеющих понести наказание. Но не будем только страшиться и ужасаться, принесем и покаяние, пока есть время, и отстанем от нечестия. Для нас это возможно, стоит только захотеть. Если и прежде благодати многие совершили такой подвиг, то тем более можно сделать это под благодатию.

В самом деле, что тягостного нам заповедано? Горы ли рассекать? Или летать по воздуху? Или переплыть Тирренское море? Совсем нет. Нам заповедан столь легкий образ жизни, что не нужно никаких к тому орудий, — нужна только душа и расположение. Какие орудия имели апостолы, совершившие такие дела? Не в одной ли одежде и без обуви они ходили, — а между тем все преодолевали? Что же трудного в заповедях Христовых? Ни к кому не питай ненависти; никого не злословь: противное гораздо тяжелее.

(Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея, Беседы 89, 90).

avatar
  Подписаться  
Уведомление о