1. /
  2. Разная тематика
  3. /
  4. О любви и самообольщении....

О любви и самообольщении. О ненависти, греховной и спасительной

О.Серафим: Целью жизни христианской, по слову ап.Павла, является приобретение той любви, как настроя духа, которая никогда не перестает, ни при каких искушениях и жизненных обстоятельствах: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает» (1Кор.13:4-8). – Это естественное чувство любви, свободное от примеси духа самости, соединенное с даром Благодати.

Аноним:  Преподобный Силуан Афонский о любви к врагам Божиим.
Без благодати Божией не можем мы любить врагов, но Дух Святой научает любви, и тогда будет жаль даже и бесов, что они отпали от добра, потеряли смирение и любовь к Богу.
Молю вас, испытайте — если кто вас оскорбляет или бесчестит, или отнимает, что ваше, или гонит Церковь, то молитесь Господу, говоря: «Господи, все мы — создание Твое, пожалей рабов Твоих и обрати их на покаяние» — и тогда ощутимо будешь носить в душе своей благодать. Сначала принудь сердце твое любить врагов, и Господь, видя доброе желание твое, поможет тебе во всем и сам опыт покажет тебе. А кто помышляет злое о врагах, в том нет любви Божией, и не познал он Бога.

О.Серафим: Любовь к бесам – это только для подвижников, которые достигли очень высокого духовного совершенства. Это просто Господь дает ощутить свою любовь им по временам. Ибо это неполезно для человека. Но кто будет пытаться стараться ощутить в себе такую любовь, он обязательно попадет под власть бесов, по причине того, что это будет только лишь разгоряченное его воображение, область мечтательности, через посредство которых он будет возгревать в себе свое душевное сладострастие, воспринимая его за любовь. Антихрист именно и придет в таком духе. Почему его и трудно будет распознать людям, одержимым душевным сладострастием, которые не имеют опытного познания своей немощи, сокрушенного и смиренного духа перед Богом, любовь к правде и истине.

Вот как раз чувство ненависти, которое естественно человеку, и должно направлять против страстей, греха и бесов.

«Такой-то похулил тебя: возненавидь не его, но хулу и подустившего к тому его демона» (преп.Максим Исповедник, Сотница о любви 4, гл83).

«Совершенной ненавистью ненавидеть бесов,как врагов нашего спасения, Давидское научает нас слово. И это очень пригодно в деле преуспеяния в добродетелях. Но кто же будет этот, совершенной ненавистью ненавидящий врагов спасения? Тот, кто не грешит не только делом, но и мыслью. Коль же скоро сосуды любления их, т.е. причины страстей будут в нас, то как установиться в нас ненависти к ним? Ибо сластолюбивое сердце бессильно питать в себе ненависть к ним» (преп.Феодор Едесский, «Сто глав», гл.63).

«Тем, которые злословят и укоряют нас, или другим каким образом нападают на нас, не тем же отвечать получили мы заповедь, т.е. не противозлословить, и не противоукорять, а напротив добрые о них говорить речи и благословлять их. Ибо когда мы мирствуем с людьми не мирными, тогда в брани, или битве, состоим с демонами; когда же с братиями состоим в неприязни и брани, тогда мирствуем с демонами, – которых научены мы совершенной ненавидеть ненавистью, и непрерывную вести с ними брань» (преп.Феодор Едесский, «Сто глав», гл.80).

«Ненависть к бесам весьма способствует нашему спасению и очень пригодна для совершения добродетелей. Однако мы не в силах питать ее в самих себе, словно благой зародыш, поскольку сластолюбивые духи умерщвляют ее и опять призывают душу к обычной дружбе с бесами. Впрочем, эту дружбу, или, вернее, трудноисцелимую гангрену, исцеляет Врач душ посредством богооставленности, попуская терпеть от этих бесов нечто ужасное и днем и ночью. И душа [благодаря этому] опять возвращается к первообразной ненависти, научаемая обращаться ко Господу со словами, сказанными Давидом: «Совершенною ненавистью возненавидел их, враги они мне» (Пс.138:22). Ведь совершенной ненавистью ненавидит врагов тот человек, который не грешит не только делом, но и в мысли. А это есть признак великого и первого бесстрастия» (преп.Евагрий Понтийский, «О помыслах», гл.10).

«Имеется естественная ненависть, и без ненависти к греху и демонам не открывается слава души. Эта ненависть превратилась в нас в противоестественную ненависть к ближнему. Увлекаемые ею, мы заражаемся отвращением к ближнему; она изгоняет из человека все добродетели» (преп.Исаия Отшельник, гл.177, Отечник).

В этом и беда того, что в написаном архим.Софронием или выставленом им на обозрение всех, из писаний старца Силуана, нет ясности или предлагается такое, что если будут это делать, то неизбежно зайдут в состояние духовной прелести. Многие, прочитавши эти изречения в книге о старце Силуане и начавши так подвизаться, стараясь ощутить в себе любовь, не приобретши опытного познания своей немощи, не научившись себе ничего не вменять, не приобретши истинного смирения, зашли в состояние духовной прелести.

«Служение человека Богу, законоположенное Богом, ясно и просто. Но мы сделались так сложны и лукавы, так чужды духовного разума, что нуждаемся в тщательнейшем руководстве и наставлении для правильного и благоугодного служения Богу. Весьма часто мы приступаем к служению Богу при посредстве такого способа, который противен установлению Божью, воспрещен Богом, который приносит душам нашим не пользу, а вред. Так некоторые, прочитав в Священном писании, что любовь есть возвышеннейшая из добродетелей (Кор. 13, 13), что она – Бог, начинают и усиливаются тотчас развивать в сердце своем чувство любви, им растворять молитвы свои, богомыслие, все действия свои.
Бог отвращается от этой жертвы нечистой. Он требует от человека любви, но любви истинной, духовной, святой, а не мечтательной, плотской, оскверненной гордостью и сладострастием. Бога невозможно иначе любить, как сердцем очищенным и освященным Божественною благодатью. Любовь к Богу есть дар Божий: она изливается в души истинных рабов Божьих действием Святого Духа (Рим. 5, 5). Напротив того та любовь, которая принадлежит к числу наших естественных свойств, находится в греховном повреждении, объемлющем весь род человеческий, все существо каждого человека, все свойства каждого человека. Тщетно будем стремиться к служению Богу, к соединению с Богом этою любовью! Он свят, и почивает в одних святых. Он независим: бесплодны усилия человека приять в себя Бога, когда нет еще благоволения Божия обитать в человеке, хотя человек — богозданный храм, сотворенный с тою целью, чтоб обитал в нем Бог (1Кор. 3, 16). Этот храм находится в горестном запустении: прежде освящения он нуждается в обновлении.
Преждевременное стремление к развитию в себе чувства любви к Богу уже есть самообольщение. Оно немедленно устраняет от правильного служения Богу, немедленно вводит в разнообразное заблуждение, оканчивается повреждением и гибелью души» (свт. Игнатий Брянчанинов, т.2, стр.52).

«Брат! Неполезно тебе преждевременное ощущение духовной сладости! Получив их преждевременно, не приобретши предварительных сведений, с каким благоговением и с какою осторожностью должно хранить дар благодати Божией, ты можешь употребить этот дар во зло, во вред и погибель души твоей» (преп.Исаак Сирский, Слово 5).

«Писание говорит: «не придет царствие Божие с соблюдением (приметным образом)» (Лук. 17. 20) ожидания. Те, которые подвизались с таким душевным залогом, подверглись гордыни и падению. Но мы установим сердце в делах покаяния и в жительстве благоугодном Богу. Дары же Господа приходят сами собою, если сердечный храм будет чист, а не осквернен. То, чтобы искать с наблюдением, говорю, высоких Божиих дарований, отвергнуто Церковью Божиею. Предпринявшие это, подверглись гордыни и падению. Это не признак, что кто-либо любит Бога, но недуг души… И как нам домогаться высоких Божиих дарований, когда Божественный Павел хвалится скорбями, и признает высшим Божиим даром общение в страданиях Христовых» (преп.Исаак Сирский, Слово 55).

«Ощущение любви, которое приписывает себе грешник, неперестающий утопать во грехах, которое приписывает он себе неестественно и гордо, есть ни что иное, как одна обманчивая, принужденная игра чувств, безотчетливое создание мечтательности и самомнения. «Всякий согрешающий не видел Его и не познал Его» (1Ин. 3, 6). Бога, Который есть Любовь» (Свт. Игнатий Брянчанинов, т. 2, стр. 57).

Смысл всех вышеприведенных изречений таков. Всякий, кто без очищения сердца от примеси духа самости, – без опытного приобретения познания своей немощи, без приобретения сокрушенного духа и истинного смирения в борьбе со своими страстями, – если старается возгревать в себе чувство любви, старается растворять им свои молитвы, и отношения с ближними, то он неизбежно вместе с этим чувством возгревает душевное сладострастие и заходит в состояние духовной прелести, самообольщения. Такое подвижничество особенно распространенно у протестантов, а сейчас, в наше время, встречается повсеместно, сплошь и рядом.

Естественное чувство любви, будучи симпатическим чувством, имеет естественную душевную приятность. Но так как, по причине грехопадения, к ней примешана самость, то человек начинает возгревать в себе чувство любви ради этой приятности, находя через посредство этого удовлетворение своей самости, т.е. примеси первородного греха. – Невидимо для себя, по причине душевной слепоты, он вменяет это делание себе, в чувстве и ощущении. И, таким образом, он впадает в самообольщение, в духовную прелесть. Это получается жертва духу самости и бесам.

Это конечно, не означает того, что не надо возгревать в себе чувство любви к ближним. А означает то, что это надо делать наиболее во искушениях с нами приключающихся, т.е. когда в нас вылазят страсти свойственные раздражительной силе души, дух гордыни и самолюбия.

А так же надо стремиться к тому, чтобы вначале приобрести опытное познание своей немощи, в борьбе со страстями, сокрушенный дух, истинное смирение, в ежедневных искушениях с нами приключающихся; научиться не вменять себе никакого делания и даров Божиих: ни в мысли, ни в чувстве, ни в желании. А без этого делания возгревание в себе чувств любви, добродушия, благодушия и т.п. симпатических чувств, заведет только лишь в духовную прелесть.

«Не придет Царствие Божие с соблюдением (приметным образом)» (Лук.17:20) для ожидающего. Это и значит, что кто не научился себе ничего не вменять, к тому не придет Царствие Божие, не будет дан дар спасительной Божией благодати.

Материалы по теме:

Скайп-беседа 18.02.2012
О прелести и явлении ереси. (9 мин.) О совести и явлении нравственности. О падении нравственности и причинах революции. О природе совести. (29 мин.) Об ...
О смирении ложном и истинном. Новоначальному. Прелесть и беснование
Оглавление:  О смирении ложном и истинном.  О смирении, самомнении и самоуверенности. Новоначальному.  Прелесть и беснование, невольное смирение. О смирении ложном и истинном. Аноним: Батюшка, правильно ли будет все время ...
Скайп-беседа 12.04.2014
О душевной тяжести, скорби и избавлении от них. О дезинформации и мнительности. (16:09) Молитва – чувство к Богу обращаемое. О прелести в молитве. Основание ...
Скайп-беседа 17.03.2012
О душевном раздвоении, шизофрении и духовной прелести, при неправильном внутреннем делании, в Московской Патриархии. (24 мин.) Соборование; церковь убежала в пустыню. (30 мин.) Внутренняя ...
О благодати и прелести
О причинах принятия в душу благодати и бесовской прелести. О чем надо заботиться христианину. Почему благодать остается в душе и почему ее покидает. /  ...
Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии