Об адаптации или русификации богослужебного языка

Не язык славянский, во время чтения молитвословий, освящает человека, а благодать Божия. Которая подается не за то, что читают молитвословия на славянском, или каком-либо другом, языке, а за правильный настрой духа, который необходимо возгревать, при чтении молитвословий и в повседневной борьбе со своими страстями. Господь внимает уму и сердцу человека, а не словам, которые он произносит. Это значит, что человек должен понимать и осмысливать умом, с чем он обращается ко Господу, и понимаемое доводить до сердечного чувства и вводить в свою жизнь, а иначе молитва его обращается в пустой звук, в набор слов и выражений.

Вера и политика в языческом и богоборном государствах

“Патриарх Тихон отрекся от политики, но не стал служить другой. На этом остановился. Обновленцы пошли ей на службу. За ними и митр. Сергий /Страгородский/. Последние [Московская Патриархия] очутились в лагере врага своего, в числе его защитников и сторонников. Очищаясь от политики против большевиков, попали в политику за них; спасаясь от обвинений в контрреволюции, стали за нее, за революцию. Анафематствование большевиков и призыв к борьбе с ними Патриарха Тихона были правильны.” (о.Михаил Польский, 1931г).
“Власть Антихриста и власть коммунистическая служат злу. Первая, вероятно, будет обещать вечное счастье, вторая — сулить земной рай. Обе основаны на обмане. Власть коммунистическую мы считаем в общем и целом предтечей Антихриста.” (о.Феодосий Алмазов, 1933г).

Письмо сестры Наталии

Преп.Максим Исповедник лишился всего, ради сохранения правого исповедания веры. И готов был остаться в полном одиночестве, лишь бы только не отступить от Истины: «Если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не причащусь с ним» (Житие). – И таким образом остался в Церкви, хотя умер не имея церковной организации, иерархии, Таинств. И многие последовали преп.Максиму Исповеднику и оставались без епископов, без Причастия, без храма, без церковной организации, но оставались в Церкви. То же самое было и в период иконоборческой ереси.Да и великое множество новомучеников, включая простой народ, предпочитали остаться без организации, иерархии и Таинств, но лишь бы только не отступить от Истины, не омрачить своих чувств, не начать сжигание своей совести. Вот, что они говорили по этому поводу: “Но я не сочту себя никогда раскольником, хотя бы и остался в единственном числе, как некогда один из святых исповедников. Дело вовсе не в количестве, не забудьте ни на минуту этого: Сын Божий «когда вновь придёт, найдёт ли вообще верных на земле?»
Вот как говорил об этом в 1925г. новомуч.Михаил (Новоселов):”Жизнь поставила вопросы, которые правильно, церковно правильно, возможно разрешить, только перешагивая через обычай, форму, правило и руководствуясь чувствами, обученными в распознавании добра и зла. Иначе легко осквернить святыню души своей и начать сжигание совести (1Тим. 4, 2) через примирение — по правилам с ложью и нечистью, вносимыми в ограду Церкви самими епископами. На «законном» основании можно и антихриста принять…” (Письмо к другу).