1. /
  2. Нравственность и аскетика
  3. /
  4. О борьбе с главенствующею...

О борьбе с главенствующею страстью

Аноним: Расскажите о главной страсти, и как Господь попускает гордым падения?

О.Серафим:  Настоящая духовность созидается на истинном смирении, без него о духовной жизни не может быть и речи. Если в основании добродетели нет истинного смирения перед Богом, то она не подает человеку спасение. Но наоборот, подогреет страсти, – дух самости и гордыни, самоуверенности, тщеславия и душевного сладострастия. Смирение же, в свою очередь, не бывает без познания своей немощи: «Кто не знает своей немощи, тому недостает смирения» (преп.Исаак Сирин, сл.61).

Ощущение и познание своей немощи приобретается только опытным путем, в борьбе со страстями, за добродетель. Отсюда и рождается смиренный и сокрушенный дух, который Господь не уничижит (пс.50:19), не отвергнет, а подаст ему дар спасения.

У каждого из нас есть какая-либо страсть господствующая, главная. Наша задача: определить ее и против нее начать подвизаться, – обратить на нее особое внимание и направить все силы на борьбу с ней. Избавление от других страстей не принесет пользы, если с главной не бороться. Другие страсти легко могут быть попираемы и вменяемы ни во что, если удовлетворяется главная. Но никто не может попирать главную страсть, ради удовлетворения каких-то других страстей, – не господствующих. Корень всех страстей – самоугодие, т.е. угождение духу самости, оно-то и цепляется за господствующую страсть, поэтому на нее и надо обратить внимание, и наиболее против нее подвизаться (свт.Феофан Затворник, «О покаянии и исправлении жизни»,гл.14).

Чтобы распознать в себе главную страсть, нужно просить об этом усердно Господа, чтобы Он дал увидеть и уразуметь. А также: проанализировать всю свою жизнь, и проследить, какая страсть наиболее преобладала в течение жизни. Некоторые страсти появлялись, исчезали, а какая-то – была всегда.

Чтобы искоренить главную страсть, необходимо разорвать сочувствие к духу самости. Хотя с каждой страстью нужно бороться, — какая в какой момент восстает, с той в тот момент и бороться. Но всегда при этом должно помнить о главной, всегда иметь ее в виду, и об искоренении ее, наиболее и стараться. Ибо через нее-то и находит себе удовлетворение корень греха – дух самости и гордыни.

А могут ли искорениться все побочные страсти, если главная будет, при этом, оставаться? – Да, они могут, как бы, искорениться. Но это искоренение незаконное, так как оно будет совершаться на основании духа самости и гордыни. Такое избавление от страстей приведет не к спасению, а к погибели. И впоследствии, когда человек начнет искоренять главную страсть, то вылезут все те страсти, которых, казалось бы, уже нет. Пример тому, индусские йоги: они пренебрегают всеми страстями ради одной единственной, – ради духа самости и гордыни. И таким образом, они очень легко преодолевают телесные страсти, в том числе и блудную похоть, ведя борьбу с ними на основании духа самости и гордыни. А одной гордости достаточно для того, чтобы низвести на самое дно ада: «От некоторых, не только верных, но и неверных, отошли все страсти, кроме одной. Сию одну они оставляют, как зло первенствующее, которое наполняет место всех прочих страстей; ибо она столь вредоносна, что может свергнуть с самого неба» (Лествица, сл.26, п.62). – Таких бесы не трогают. Но если начнет этот йог подвизаться по Святым Отцам, – основываясь на духе познания и ощущения своей немощи и беспомощности, в борьбе со страстями, – то повылазят все его прежние страсти, в том числе и телесные.
Опытное ощущение и познание своей немощи, в борьбе со страстями, необходимо для того, что без этого духа не может быть истинного смирения: «Кто не знает своей немощи, тому недостает смирения»
(преп.Исаак Сирин, сл.61). И без этого настроя духа не может быть сокрушен дух самости и гордыни, первородный грех, который и является адским состоянием в душе человека. Современное монашество одинаково, по духу, с индусскими йогами. Это, по духу, получаются бесовские подвижники, в православных или истинно-православных одеждах, прикрывающиеся православной терминологией. Разница только во внешних названиях, обрядах и терминологии, а дух – тот же самый.

Искореняется страсть только тогда, когда смирится и сокрушится человек, по настрою своего духа. И когда он поистине смирится перед Богом, тогда и подается дар Благодати, который связывает дух самости. А смириться же можно, как мы выяснили, только через опытное ощущение и познание своей немощи, ибо этим сокрушается дух самости и гордыни, первородный грех, и дух наш смиряется перед Богом.

Свт. Феофан Затворник приводит примеры из Святых Отцов. Если человек подвизается против страсти чревоугодия, усиленно постится, а у него господствующая страсть гордость, то через это он еще более подогреет в себе дух гордыни. Если будешь налагать на себя подвиги, не борясь с духом самости и гордыни, то еще больше будешь давать ему пищу. И таким образом, заходить в состояние духовной прелести и самообольщения.

Все телесные подвиги нужно проходить в духовном разуме. Телесные подвиги сами по себе не искореняют страсти, а только могут способствовать борьбе со страстями, если правильно ими пользоваться. И если человек искореняет страсть, то это только по дару Благодати, а дар Благодати дается только за смирение, через опытное познание своей немощи. И если главную страсть, вот таким образом, научиться побеждать и умерщвлять, то и другие страсти, по такому же принципу, можно будет искоренять – на правильном законном основании. И если искоренится главная страсть, то остальные не будут иметь никакой силы. На это особенно и нужно обратить внимание.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии