О праведном гневе, ревности и толерантности, равнодушии и смирении

Оглавление:
  О чувстве гнева и ненависти, праведном и греховном. О практическом применении их
  О ревности не по разуму, равнодушии и справедливости. О толерантности
  О равнодушии и смирении
  Кто добрый человек?


О чувстве гнева и ненависти, праведном и греховном. О практическом применении их

Аноним: Батюшка объясните пожалуйста, как отличить праведный гнев от разгула страсти? тут очень тонкая грань между ними, трудно различима и как правило, осознание различий приходит позже, после совершившегося.

о.Серафим:  Праведный гнев – это естественное чувство гнева, свободное от духа самости и соединенное с чувством смиренным.

Праведный гнев проявляется тогда, когда на это есть воля Божия, в конкретный момент времени. И он должен иметь меру.

Если естественное чувство гнева к месту и к времени, но отсутствует его мера, тогда оно переходит в страстное.

Когда человек проявляет чувство гнева, как ему кажется праведное, но ум его омрачается при проявлении этого чувства, то это явно страсть.

Когда человек проявляет чувство гнева, а ум его не омрачается, и он в любое мгновение может его остановить и изменить на кроткое, добродушное чувство, – тогда это и есть праведный гнев.

Воспитание праведного гнева начинается с того, когда человек борется с проявлениями греховного, страстного чувства гнева и раздражения, – чтобы чувство гнева не проявлялось в моменты уязвленного самолюбия и гордыни, в моменты неудовлетворенности какой-либо страсти. Надо достичь того, чтобы в эти моменты не было движения чувства гнева или раздражения, а был кроткий и добродушный дух. Вначале надо научиться этому.

Затем надо научиться давать меру чувству гнева, в те моменты, когда он проявляется к месту и к времени. Для этого необходимо внимать себе в эти моменты времени, стремясь к тому, чтобы ум не омрачался, а оставался ясным, трезвым. – Такое делание у Св.Отцов называется трезвением. Так как страсть омрачает, опьяняет ум, а свобода от нее сохраняет ум ясным, трезвым.

Все это постигается опытным, практическим путем, при правильном прохождении этого делания.

Аноним: Если вместе с человеком несущим очевидное зло вызов нравственности и морали, ненависть проявляется как к этому проявлению зла так и к этому человеку.. ?? Это уже является примесью первородного греха?? И в таком случае что более уместно в этот момент времени заменить чувство неприязни на противоположное или для пресечения зла продолжать проявлять неприязень и гнев, а сострадательную любовь молитву за этого человечка возгреть после, когда этот человек уже открыто не может проявлять зла ??

о.Серафим:  То, что ненависть к тому злу, которое он несет, – это нормально, так и должно быть. Ибо Господь ненавидит зло, и мы должны ему в этом подражать.

А ненависть и к самому человеку –  это примесь первородного греха, которую и надо заменять на чувство сострадательной любви, в молитве об этой душе и преданием ее в руки воли Божией. Молиться об этой ожесточившейся душе, можно примерно так: “Бедная, окаянная и несчастная душа, гореть ей за ее деяния в аду. Господи, да будет на все святая воля Твоя”. – Так можно молиться, когда состояние окончательного ожесточения души этого человека явно и очевидно (такие как Путин, патр.Кирилл и т.п.). Если же это не явно, то можно добавлять: “Господи, вразуми и приведи ее к истинному покаянию, какими Сам знаешь путями и судьбами”.

Надо проявляя чувство ненависти к злу, которое несет этот человек, ограничивать его чувством сострадательной любви к душе этого человека. Так как всякая душа есть образ Божий, по своей природе. Поэтому греховную, злую окраску надо ненавидеть, а образ Божий, природу души, любить.

***

Если же вы пытаетесь остановить зло, применяя силу, то в этот момент может быть гнев или ненависть. Но как только вы его остановили, то нужно обязательно провеять чувством сокрушения о примеси духа самости, и возгреть чувство сострадательной любви, в молитве за душу этого человека. Так бывает у новоначального, когда чувство ненависти или гнева еще не очищено от примеси первородного греха.

Ну а если чувства ненависти, гнева очищены от этой примеси греха, в той или иной степени, то они могут, в зависимости от этого, проявляться бесстрастно. То есть при проявлении этих чувств – нет омрачения ума. Ум остается ясный и светлый. И в любое мгновение человек может изменить эти чувства на чувство благодушия и спокойствия.

О ревности не по разуму, равнодушии и справедливости. О толерантности

Аноним: Что вы скажете по отношению к мигрантам в Европе?

о.Серафим:  Две крайности, которые омрачают ум – это ревность не по разуму и равнодушие. На этих страстях дьявол и его слуги играют, посевая несправедливость.

Ревность не по разуму, – это когда по причине совершенных кем-то преступлений ненавидят всю нацию, тех же мигрантов. Ненависть по национальному признаку – это и есть нацизм. – Нельзя ненавидеть всю нацию, так как среди любой национальности есть люди хорошие и плохие, преступники и добродетельные.

Равнодушие – это когда относятся равнодушно к преступлениям, совершаемым, к примеру, теми же мигрантами. Отсюда немилосердие к пострадавшим и несправедливость в обществе. – Преступники должны быть наказуемы, невзирая на лица, национальность и религиозность.

Добродетель справедливости и любви к людям посредине – между силой ревности и равнодушием.

Виновата власть, которая не наказывает мигрантов, совершающих преступления. Если бы власть наказывала за преступления и нарушения законов, то и не было бы всего того беспредела, что творят мигранты. Всему этому способствует закон о толерантности.

Толерантность – это значит терпимость. Но терпимость тогда является добродетелью, когда она проявляется к месту и к времени, и имеет свою меру. Но если терпимость проявлять не к месту, не к времени, без меры, то получается грех, а отсюда образуются страсти, – ложное смирение и равнодушие.

Именно из-за чрезмерной толерантности к мигрантам возрастает преступность, насаждается беспредел, ведущий постепенно к хаосу. Из-за чрезмерной толерантности страдает в общем народ, а преступность и бандитизм распространяются в обществе. Эта диверсия исходит от властей, которые и насаждают толерантность без меры, где надо и не надо. Таким образом они приучают общественность к ложному смирению и равнодушию. Поэтому проблема не в мигрантах, а во власти, которая насаждает чрезмерную толерантность, приучая народ к тому, чтобы он не сопротивлялся творимому беззаконию. Если так будет продолжаться, то постепенно беспредел и хаос захватят все общество.

Аноним: Скажите, что значит ревность не по разуму? Царь Давид выйдя на Голиафа разве поступал по разуму?

О.Серафим: В каждом конкретном случае необходимо постигать волю Божию, – какова она. А это зависит от обстоятельств, каждого конкретного случая или дела.

Исходя из всех обстоятельств случая Давида с Голиафом, Давид постиг волю Божию и поступил в соответствии с ней. Поэтому здесь была только лишь ревность по Богу.

Критерием добра является воля Божия, а не воля человеческая. Поэтому-то «Дела бывают хорошими и худыми не сами по себе, но по Божьему о них определению» (свт.Иоанн Златоуст, т.1, «Против иудеев», Слово 4).

О равнодушии и смирении

Аноним: Как различить безразличие и  смирение к  конечному результату ???

О.Серафим: Безразличие или равнодушие является естественным чувством. И проявление его к месту, к времени и в меру согласно с природой нашего естества и не является грехом. Грехом любое естественное чувство становится тогда, когда оно проявляется не к месту, не к времени или без меры.

Ко всем естественным чувствам примешана примесь первородного греха, дух самости. И они все нуждаются в очищении от этой примеси, – чтобы эту примесь духа самости заменить чувством смирения перед Богом, привлекающим Божественную благодать.

Чувство смирения перед Богом воспитывается в борьбе со страстями. В этой борьбе и полагается основание духовной жизни – чувство смирения перед Богом. А без этого в основании духовной жизни будет лежать дух самоутверждения. Когда человек познаёт свою немощь в процессе борьбы со страстями, то он обращается к Богу за помощью, чтобы при помощи Бога победить в себе страсть. Это и есть чувство смирения и сокрушения перед Богом, привлекающее благодать. – Так заменяется примесь первородного греха, дух самости, который примешан ко всем нашим естественным чувствам, на чувство смирения перед Богом и Божественную благодать.

Поэтому, когда чувство безразличия или равнодушия не соединено с чувством смирения перед Богом, то оно соединено с первородным грехом, духом самоутверждения. А потому и греховно.

Смирение к конечному результату совершается перед Богом и при помощи Бога. А просто чувство равнодушия или безразличия к конечному результату сидит на ощущении своей правильности и праведности или на духе самоутверждения. И когда оно проявляется не к месту, не к времени или без меры, то через посредство этого чувства и ищется дух самоутверждения. В этом и состоит главное отличие. То есть само чувство равнодушия или безразличия нужно очистить от примеси духа самоутверждения и соединить с чувством смирения перед Богом.

Кто добрый человек?

Аноним: Мне тут сказали. Что кто-то из святых писал, что злой человек от доброго отличается тем что у доброго человека -добрые мысли-это правда?

о.Серафим: 1). Все дело в чувствах. Добрые мысли могут быть и без добрых чувств. И тогда получается – не добрый человек 🙂

2). Ну и добрые мысли тогда добрые, – когда они к месту и к времени.

3). А так же, добро может быть по естеству, а оно всегда осквернено примесью греха, зла. И потому нуждается в очищении.

Поэтому правильнее звучало бы так: Добрый человек отличается от злого тем, что у него всегда добрые чувства. – Это было бы ближе к истине.

А еще ближе к истине так: Добрый человек отличается от злого тем, что у него всегда добрые чувства, которые он проявляет к месту, к времени и дает им меру.

А еще правильнее так: Добродетельным является только тот, кто научился проявлять свои чувства к месту и к времени, и давать им меру.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о