Обоснования существования Бога

Факты о происхождении жизни на земле, слабые места теории эволюции.


Исследования последних лет в области молекулярной биологии показывают, что невозможное количество случайностей должно было бы произойти для того, чтобы сама по себе возникла простая клетка. Эволюционная теория претерпевает кризис. Наука находится на грани больших перемен и судя по всему вскоре вынуждена будет изменить свой взгляд на вопрос о происхождении живых организмов.

Возникновение жизни.

Согласно теории эволюции, жизнь берет свое начало от случайно возникшей клетки. По этому сценарию, примерно 4 миллиарда лет назад в результате реакции некоторых неорганических элементов, под воздействием молний и колебаний, возникла первая живая клетка. Однако утверждение возникновения живого из неорганических элементов не доказано научными опытами и наблюдениями и по нынешний день. Напротив, все подтверждает возникновение нового живого только от другого живого. Каждая живая клетка образуется путем размножения других. Даже в самой совершенной лаборатории в мире никто еще не смог получить живую клетку из неживых химических элементов.

Теория эволюции же, несмотря на то, что человеческие знания и технология не смогли получить новую клетку, утверждает случайное возникновение живой клетки в условиях первичной атмосферы Земли.

Миф о случайном происхождении клетки.

Человек, поверивший в возможность случайного происхождения клетки, также легко поверит и в наш рассказ о городе. Представим себе кусок глины, зажатый между скалами посреди неплодородной земли. После дождей глина превращается в вязкую грязь, затем высыхает под солнечным зноем, твердеет и приобретает форму между скалами. Затем скалы, выполняющие функцию формовщика, каким-то образом крошатся и распадаются, в результате чего появляется крепкий, аккуратный слиток кирпича. Полученный кирпич годами будет находиться в ожидании образования новых кирпичей при таких же условиях. И для образования сотен, тысяч кирпичей потребуются века. А в это время, по счастливой случайности, возникшие ранее кирпичи не получают никакого вреда. Веками невозмутимо ждут они образования других кирпичей и чужды им любые изменения: их не уносит ветром иль бурей, не размывает дождем, не влияет на них ни зной, ни мороз.

Достигнув же достаточного количества, кирпичи развеваются под воздействием таких внешних факторов, как ветер, буря, смерч, и выстраиваются в ряд, поднимая на глазах здание. Наряду с этим, цемент и другие строительные материалы, образуясь таким же «естественным путем», строго по плану проникают между кирпичами, накрепко скрепляя их. Пока происходили все эти события, железо, содержащееся в земле, пустило побеги, затем «естественным путем» приобрело форму и заложило фундамент будущего здания. В результате возникает здание без каких-либо дефектов.

Конечно же, здание состоит не только из фундамента, кирпичей и других строительных материалов. Тогда как же восполнились остальные недостатки? Ответ прост: все необходимые материалы, в которых нуждалось здание, содержит почва, на которой оно возвышается. Кремний, необходимый для стекла, медь для электрических проводов, железо для колонн, балок, гвоздей, водопровода – все это содержится в большом количестве под землей. Формирование и проникновение же всех этих материалов в здание возложено на мастерство естественных явлений. При содействии ветра, дождя, плюс немного бурь и землетрясений, все сооружения, столярные изделия, аксессуары располагаются в предназначенном месте. Дело приняло уже такой оборот, что кирпичи оставляют оконные проемы, будто чувствуя необходимость окон. И даже зная, что впоследствии будут проводиться отопление, вода и электричество, кирпичи не забыли оставить специальные места и для этих коммуникаций, которые возникнут также по воле случая. И несомненно, что «случайности» и «естественные явления» руководствовались каким-то проектом, чертежом.

Если вы все еще верите в этот рассказ, то после стольких объяснений, немного подумав, сами догадаетесь, как появились в городе остальные здания, мосты, подземные переходы, дороги, связь, транспорт и другие системы коммуникаций. Более того, если эта тема заинтересовала вас, то вы можете даже написать несколько томов научной работы об «эволюционном процессе систем канализаций и их гармонии с существующими строениями». И вы можете представить себя гением, которому присвоят академическую награду за научное освещение истории человека. Именно этим и является теория, утверждающая, что возникновение живого на Земле – случайность. Ведь клетка имеет такое же сложное строение, как и большой город со всем его устройством.

Удивительное строение клетки.

Во времена Дарвина сложное строение клетки не было известно. По этой простой причине эволюционисты того периода на вопрос возникновения живого на Земле отвечали: «Случайность или же естественные процессы…» И считали, что их ответ был убедителен. Клетка со всеми ее эксплуатационными системами, системами связи, транспорта и управления, по своей сложности схожа с любым крупным городом. Между тем, технология XX века, позволяющая исследовать мельчайшие детали, показала, что клетка является самой комплексной системой, с которой когда-либо встречался человек. Сегодня всем известно, что в клетке существуют центры по выработке энергии, «фабрики», изготавливающие необходимые для жизнедеятельности гормоны и ферменты, «информационный центр», где находится информация о производимых продуктах, «системы транспорта» необходимых продуктов и сырья, «трубопроводы», «лаборатории» и «заводы» по переработке и очищению продуктов, поступающих из внешней среды. Все это составляет только малую часть сложного строения клетки. Ученый-эволюционист У.Торп писал:

«Механизм даже самой простейшей по своему строению живой клетки несравненно комплекснее любой машины, произведенной до сих пор человеком, и даже тех, произвести которые он мечтает»92. Работы по созданию искусственной клетки всегда венчались крахом. И несмотря на то, что все человеческие усилия, знания и технология не смогли изобрести подобную систему, теория эволюции аргументирует появление живого на земле «случаем». Это можно сравнить с энциклопедией, написанной одним взрывом в типографии. Подобное же сравнение сделал английский математик и астроном сэр Фред Хойл в своем заявлении журналу «Nature» 12 ноября 1981 года относительно «случайного» образования живой клетки:

«Это можно сравнить с кучей металлолома, разнесенной вихрем, которая затем превратилась в Боинг-747.»93

То есть, «случайное» образование клетки невозможно, и несомненно, что она создана кем-то. Главной причиной необъяснимости случайного возникновения клетки теорией эволюции является «неупрощаемая комплексность» клетки. Живая клетка функционирует благодаря гармоничной деятельности множества составляющих ее частиц. И отсутствие хотя бы одной их этих частиц разрушает клетку. Клетка не может ждать, пока такие бессознательные процессы, как естественный отбор и мутация, усовершенствуют ее. Следовательно, первая клетка, возникшая на Земле, должна состоять из всех необходимых для ее жизнеспособности частиц и обладать соответствующими функциями, т.е. быть полноценной. Что, несомненно, означает сотворение.

Белки бросают вызов случайности.

Отвлечемся на время от клетки потому, что эволюция беспомощна даже перед ее частицами. Образование «естественным путем» одной молекулы белка, сотни видов которой составляют клетку, невозможно. Определенное количество и виды упорядоченных молекул, называющихся аминокислотами, образуют более крупную молекулу – белок. Эти молекулы являются фундаментом живой клетки. Самые простые из них содержат около 50 аминокислот; есть виды, в которых число аминокислот превышает тысячи. Самое же главное, недостаток, избыток или же изменение месторасположения хотя бы одной аминокислоты в строении белка превращает белок в бесполезную кучу молекул.

Поэтому каждая аминокислота должна находиться на своем месте. И безысходность теории, утверждающей случайное возникновение жизни, связана именно с этой систематичностью. Ведь гениальность такого порядка необъяснима «случаем». Функциональное строение белка никак не может возникнуть «случайно», что можно увидеть даже на простых примерах подсчета вероятностей.

Например, представим молекулу белка, состоящую из 288 аминокислот 12-ти видов, которые могут иметь разную последовательность, т.е. 10300 разных форм(это астрономическое число получается путем прибавления к единице 300 нулей). И только одна из этих комбинаций может образовать полезный белок. Другие же остаются непригодными, а порою бывают и вредны для живого организма. Вероятность случайного образования только одной молекулы, наряду с множеством других, в данном примере равна 1 из 10300 . Осуществление же этой вероятности на практике невозможно, так как, согласно математике, вероятность меньше 1 из 1050 принято считать нулевой. И белок, содержащий 288 аминокислот, скромен по своей структуре в сравнении с другими гигантскими молекулами, содержащими тысячи аминокислот и образующими живой организм. Если применить теорию вероятностей к этим гигантским молекулам, то даже слово «невозможно» останется недостаточным. Поднявшись на ступень выше в процессе развития живого, можно увидеть, что одна молекула сама по себе не имеет никакого значения. Даже самая маленькая бактерия под названием «Mycoplasma Hominis H39» содержит 600 видов белков. В этом случае мы должны будем применить теорию вероятностей к 600-там видам белков. И цифры, которые мы получим, нельзя назвать даже невозможными. Читатели, читающие эти строки и до этого времени знавшие теорию эволюции, как научную, могут усомниться в правдивости чисел и всего остального. Нет, все дано точно, объективно и правдиво. Ни один эволюционист не сможет опровергнуть эти числа. Они согласились с тем, что случайное происхождение белка невозможно, как невозможно и то, чтобы обезьяна села за печатную машинку и наугад, без единой ошибки напечатала бы историю человечества.94 Несмотря на это, они предпочитают отстаивать невозможное, чем признать иное объяснение происхождения живого – создание. Многие эволюционисты вынуждены согласиться с объективной истиной. К примеру, известный ученый-эволюционист Гарольд Блум говорит следующее:

«Случайное происхождение даже самого маленького белка абсолютно невозможно.»95

Эволюционисты утверждают, что молекулярная эволюция длилась долгое время, и это сделало возможным невозможное. Между тем, какое бы длительное время ни было дано, аминокислоты не могут спонтанно образовать белок. Американский геолог Уильям Стоукс в своей книге «Essentials of Earth History» говорит: «Даже если в течении миллиардов лет поверхности миллиардов планет были бы заполнены жидким концентратом, содержащим нужное количество аминокислот, то белок все равно бы не образовался.»96 Так что же все это означает? На этот вопрос профессор химии Перри Ривз отвечает так:

«Когда человек задумывается о всевозможных структурах, способных образоваться в результате случайного соединения аминокислот, то невольно приходит к мысли, что происхождение живого немыслимо по такой схеме. Логичнее признать, что вся эта объемная работа проделана неким Величайшим Строителем.»97. Как невозможно случайное образование белка, так и миллиарды раз невозможно случайное соединение миллионов белков в нужном порядке для образования клетки человека. К тому же, клетка состоит не только из массы белков. В клетке содержатся нуклеиновые кислоты, жиры, витамины, электролиты и другие химические элементы, которые сгруппированы в зависимости от структуры и функций. И каждый из этих элементов является фундаментом для различных органелл или же выполняет функцию вспомогательной молекулы. Профессор химии Нью-Йоркского университета и специалист по ДНК Роберт Шапиро подсчитал вероятность образования 2000 видов белков, содержащихся в простой бактерии. В результате была получена одна вероятность против 1040.000 (это непостижимое число имеет 40 тысяч нулей после единицы).98 Профессор астрономии и прикладной математики Чандра Уикрамасингх из университета Кардифф комментирует это число так:

«Этого числа (1040.000) достаточно, чтобы «закопать» Дарвина и всю его теорию. И не было никакого первичного бульона на планете или на чем-либо другом, где могла бы зародиться жизнь. И судя по тому, что зарождение жизни не случайно, она является продуктом целеустремленного творения.»99. Сэр Фред Хойл относительно этих чисел говорит следующее:

«Жизнь создана разумным создателем, и это так очевидно, что человек невольно задается вопросом, почему же многие не воспринимают эту правду. Причиной этого является не наука, а психологический фактор»100. Этот «психологический» фактор, о котором упоминает Хойл, не что иное, как обусловленность эволюционистов, настроивших себя не воспринимать факт божественного происхождения человека и живых существ. Их главная цель – не верить в существование Бога. Цель, из-за которой они продолжают защищать свои уму непостижимые идеи.

L-белки.

Рассмотрим более детально причины, согласно которым образование белка по сценарию теории эволюции невозможно. Для образования молекулы белка живого организма недостаточно лишь правильной комбинации соответствующих аминокислот. Каждая из двадцати аминокислот, содержащихся в молекуле, должна быть только L-формы. Химически одинаковые аминокислоты делятся на два вида: L-аминокислота и D-аминокислота, т.е. разница в противоположном расположении третичных структур. Подобно правой и левой руке человека…

Аминокислоты этих двух видов могут свободно соединяться между собой. Однако, исследования показали удивительный результат. Белки живых организмов, от самых простых до наисложнейших, содержат в себе только L-аминокислоты, а вмешательство хотя бы одной D-аминокислоты делает его непригодным. Проведенные с бактериями опыты показали, что D-аминокислоты сразу же расщепляются ими, а в некоторых случаях бактерии превращают их в пригодные для себя L-аминокислоты. Представим на некоторое время , что живые организмы образовались случайно, как утверждают эволюционисты. В таком случае L- и D-аминокислоты должны были образоваться в равном количестве. Следовательно, эти аминокислоты должны в беспорядочном количестве содержаться в структуре живого организма, так как химически они способны взаимодействовать между собой. Между тем, белки живых организмов состоят только из L-аминокислот. Однако эволюционисты так и не смогли объяснить настолько точный и специфический отбор. И эта специфичность белка заводит в еще больший тупик «утверждение случайности». Как уже объяснялось выше, для образования полезного белка недостаточно лишь наличия определенного количества аминокислот, идеальной последовательности и третичной структуры. Вместе с этим необходимо, чтобы эти аминокислоты были L-формы, и присутствие D-аминокислоты недопустимо. Так как в структуре белка отсутствует природный механизм, отделяющий D-аминокислоты от L-аминокислот, очень важно предовратить вмешательство D-аминокислот, и этот факт исключает понятие случайности. Данный случай объясняется в научной энциклопедии Британника:

«Все виды аминокислот, содержащиеся во всех живых организмах на Земле, имеют одинаковую асимметрию, то есть почти всегда в L-форме. Это напоминает монету, подброшенную миллионы раз, но постоянно выпадающую орлом и лишь иногда – решкой. Непонятно каким образом, но этот отбор связан с источником жизни на Земле.»101 И если монета постоянно падает орлом, то что же будет более логичным: объяснить это случаем или же узреть в этом чью-то сознательную роль? Ответ ясен. Но эволюционисты только из-за нежелания признать «сознательное вмешательство» продолжают утверждать принцип случайности. Пример с L-аминокислотами также касается и нуклеотидов, т.е. фундамента ДНК и РНК. В полную противоположность аминокислотам живых организмов, они состоят только из D-аминокислот. И эта ситуация необъяснима случайностью. В итоге, все исследования отвергают случайность происхождения источника жизни. Если вычислить вероятность образования белка, состоящего из 400 аминокислот, только из одних D-аминокислот, то мы получим вероятность 1 против 10120. Чтобы иметь представление об этой астрономической цифре, надо сказать, что количество всех электронов на планете равно 1079. А вероятность того, что аминокислоты соединятся в необходимой последовательности и создадут функциональную структуру, порождает невероятные цифры. Если же применить тот же метод уже для образования более комплексных видов белков, то цифры будут просто непостижимыми.

Непременное условие – соответствующая связь.

Несмотря на все перечисленное, тупики теории эволюции не закончились и на этом. Для образования белка недостаточно лишь того, чтобы только разновидности аминокислот в определенном количестве и последовательности образовали цепь и приобрели третичную структуру. Молекулы аминокислот, содержащие больше одной связи, должны соединяться между собой только особой, «пептидной» связью. Аминокислоты могут соединяться между собой по-разному, однако белки образуются только из аминокислот, соединенных между собой пептидной связью. Приведем пример: представьте себе автомобиль, состоящий из всех необходимых деталей. Но одно из колес держится не на болте, а на проволоке, и расположено не вертикально, а параллельно земле. Каким бы сильным ни был у этого автомобиля мотор, и какой бы передовой технологии он ни был, автомобиль не пройдет даже и метра. На первый взгляд кажется, что все на месте, но одно неправильно вставленное колесо делает автомобиль бездейственным. Точно так же и в молекуле белка: соединение хотя бы одной аминокислоты не пептидной связью делает ее непригодной. Исследования показали, что случайные соединения аминокислот между собой пептидной связью составляют самое большее 50 процентов. Остальные же соединяются связью, отсутствующей в структуре белка. Подсчитывая вероятность случайного образования белка(с учетом, что аминокислоты должны быть все L-формы), не следует забывать о том, что каждая аминокислота должна соединяться с предыдущей и последующей только пептидной связью. Эта вероятность схожа с вероятностью L-аминокислот. То есть, если рассмотреть белок, содержащий 400 аминокислот, то вероятность случайного соединения аминокислот пептидной связью будет 1 против 2399.

Нулевая вероятность.

Вероятность образования молекулы белка, содержащей 500 аминокислот, составляет 1 против 10950(если поставить 950 нулей после единицы, то можно получить астрономическое число, выходящее за пределы человеческого разума). Однако эта вероятность возможна только на бумаге, так как на практике шансов на ее осуществление – «0»(ноль). В математике осуществление вероятности 1 против 1050 или же меньшей, статистически равно нулю. Если случайное образование молекулы белка, состоящего из 500 аминокислот, невозможно до такой степени, то, если хотите, можно напрячь ваш мозг более высокими цифрами. В одной молекуле жизненно важного белка «гемоглобина» содержится 574 аминокислоты. И теперь представьте себе, что в каждой кровяной клетке, которых в вашем теле миллиарды, содержится 280 миллионов молекул гемоглобина, и для образования только одного такого белка методом проб и ошибок необходимо время, превышающее протяженность истории человечества. То есть, если даже допустить, что аминокислоты со дня возникновения жизни на Земле методом проб и ошибок пытались образовать молекулу белка, то опять-таки данного времени не хватает для осуществления вероятности 1 против 10950.

Шансов на случайное образование белка, содержащего 500 аминокислот – ноль.

Чтобы получить полезный белок, необходимы три основные условия:

Первое – упорядоченность определенных видов аминокислот.

Второе – присутствие только L – аминокислот.

Третье – соединение аминокислот только пептидной связью.

В силу этой причины, для случайного образования белка необходимо осуществление трех этих условий. Вероятность случайного образования белка равна произведению вероятностей всех трех условий. В этом случае для молекулы белка, содержащего 500 аминокислот:

  1. Вероятность упорядоченности аминокислот.

Есть 20 видов аминокислот, используемых в структуре белка.

– Вероятность правильного выбора каждой аминокислоты из 20 видов равна 1/20

– Вероятность правильного выбора всех 500 аминокислот равна 1/20500 = 1/10650 = одна вероятность против 10650.

  1. Вероятность выбора только L – аминокислот.

– Вероятность присутствия одной L – аминокислоты равна ½.

– Вероятность одновременного выбора 500 аминокислот только L – формы равна 1/2500 = 1/10150 = одна вероятность против 10150.

  1. Вероятность соединения аминокислот пептидной связью.

Аминокислоты могут соединяться между собой различными видами химических связей. Для образования полезного белка необходимо, чтобы все аминокислоты были соединены между собой только особой пептидной связью. Подсчитано, что вероятность соединения аминокислот именно пептидной связью, а не иными видами связи равна 50%. Согласно вышесказанному:

-Вероятность соединения двух аминокислот пептидной связью равна ½.

-Вероятность соединения всех аминокислот только пептидными связями равна 1/2499 = 1/10150 = одна вероятность против 10150.

Общая вероятность – произведение вероятностей 1 х 2 х 3 = 1/10650 х 1/10150 х 1/10150 = 1/10950= одна вероятность против 10950.

Все сводится к тому, что теория эволюции столкнулась с необъяснимостью образования одной только молекулы белка.

Есть ли в природе метод проб и ошибок?

Нужно отметить важный момент, касающийся смысла приведенных примеров: эти подсчеты вероятностей доказывают невозможность случайного образования белка. Однако есть более важная сторона вопроса, считающаяся с точки зрения эволюционистов тупиком: на самом деле в природе не может быть даже начат подобный процесс, так как в природе нет механизма, который бы пытался получить белок методом проб и ошибок. Результаты подсчетов, приведенных в таблице для того, чтобы показать вероятность образования белка, содержащего 500 аминокислот, являются действительными только в идеальных(не встречающихся в естественной среде) условиях проб и ошибок. Так, если представить, что неведомая сила случайно соединила 500 аминокислот, но, осознав, что ошибочно, разобрала и в очередной раз начала собирать их в другом порядке, то вероятность получения нужного белка воображаемым механизмом будет равна 1 против 10950. И при каждом опыте возникнет необходимость разъединять и соединять их вновь в определенном порядке. При каждой новой попытке необходимо приостановить синтез, предупредить вмешательство даже одной неуместной аминокислоты, проконтролировать, образовался ли белок, если же нет, то разобрать всю цепь и начать весь процесс сначала. Необходимо также, чтобы ни один чужеродный химический элемент не участвовал в процессе. Во время опыта обязательным условием является завершение всех 500 звеньев в цепи прежде, чем приступить к новой попытке. То есть все вышеупомянутые вероятности, их начало, конец и каждая стадия находятся под контролем сознательного механизма, который представляет случаю только «отбор аминокислот». Присутствие же такого механизма в природе невозможно. Из этого следует, что образование белка в природной среде невозможно чисто технически, не говоря уже «случайно». А в принципе, речь о существовании какой-то вероятности в данном случае уже сама по себе будет свидетельством исключительно антинаучного подхода.

Но некоторые неосведомленные эволюционисты никак не могут усвоить этого. Они считают синтез белка простой химической реакцией, вследствие чего приходят к таким смешным выводам, как: «Аминокислоты, взаимодействуя друг с другом, образуют белок». Между тем, спонтанные химические реакции, происходящие в неорганической среде, образуют простейшие и примитивные соединения, количество и вид которых известен и ограничен. Для получения же более сложного химического вещества необходимы большие фабрики, химические сооружения, лаборатории. Лекарства, ежедневно используемые химические вещества служат тому примером. А белки устроены намного сложнее, чем химические вещества, производимые индустрией. Следовательно, образование белка, этого чуда проектирования и инженерии, в результате простой химической реакции абсолютно невозможно. На некоторое время отставим в сторону все невозможности и допустим случайное образование биомолекулы. Но даже и здесь эволюция беспомощна. Потому что для последующей жизнеспособности белка, его необходимо изолировать от естественной среды, где он находился, и создать специальные условия. В противном случае этот белок разрушится под воздействием внешних факторов на поверхности Земли или же, в результате соединения с другими аминокислотами и химическими веществами, превратится в совершенно иное вещество и потеряет свою специфичность.

Попытки эволюционистов найти ответ на вопрос о происхождении жизни.

Вопрос возникновения живого на Земле настолько завел эволюционистов в тупик, что они стараются не касаться этого вопроса, насколько это возможно. И пытаются отделаться от него такими общими фразами, как: «Живой организм образовался в воде при взаимодействии некоторых случайных факторов». Потому как препятствие, с которым они столкнулись – не из тех, что можно преодолеть. В отличие от аспектов эволюции, связанных с палеонтологией, в данном случае они не располагают даже ископаемыми останками, которыми могли бы хоть как-то подпереть свою теорию. Поэтому теория эволюции терпит крах еще в своей начальной стадии. Не следует забывать одного: наличие противоречия на любой стадии процесса эволюции достаточно для ее полного опровержения. Например, опровержение только лишь случайного образования белка опровергает все утверждения относительно последующих стадий эволюции. После чего не остается никакого смысла спекулировать черепами обезьяны и человека. Возникновение живого организма из неорганических веществ являлось одной из проблем, которой эволюционисты избегали довольно длительное время. Эта проблема постоянно пренебрегалась, однако со временем вопрос стал ребром, и во второй четверти ХХ века, путем различных экспериментов начались попытки по ее преодолению. «Как образовалась живая клетка в первичной атмосфере Земли?» – первый вопрос, на который должны были ответить эволюционисты. Точнее, как они должны были это преподнести?

Ученые и исследователи-эволюционисты, чтобы ответить на эти вопросы, провели серию лабораторных опытов, которые так и не привлекли особого внимания научных кругов. Самой авторитетной среди эволюционистов работой относительно возникновения живого на Земле является опыт американского исследователя Стенли Миллера, проведенный в 1953 году и известный как «опыт Миллера» (т.к. опыт был проведен с участием Гарольда Ури, учителя Миллера, он также называется «опытом Ури-Миллера»). Несмотря на развитие технологии и прошедшие полвека, ничего нового в этой области не предпринято. Даже сегодня в учебных пособиях опыт Миллера приводится в качестве эволюционного объяснения происхождения первого живого организма. Эволюционисты понимают, что подобного рода попытки не укрепляют их позиций, а только опровергают их теорию, и поэтому всячески воздерживаются от проведения аналогичных опытов.

Неудачная затея: опыт Миллера.

Стенли Миллер стремился доказать на опыте, что миллиарды лет назад в неживой среде было возможно «случайное» образование аминокислот, являющихся строительным материалом белка. В своем опыте Миллер использовал газовую смесь, состоящую из аммиака, метана, водорода и водяного пара(по предположению Миллера, эта смесь преобладала в первичной атмосфере Земли, однако, как выяснилось позже, это предположение было ошибочным). Так как эти газы не могли вступить в реакцию в естественных условиях, он подвергал их воздействию электрической энергии, имитируя грозовые разряды, от которых, как предполагалось, была получена энергия в ранней атмосфере. При температуре 100 0С смесь кипятилась в течении недели, систематично подвергаясь воздействию электрических разрядов. Проведенный в конце недели анализ хемосинтеза показал, что из двадцати аминокислот, составляющих основу любого белка, образовались только три. Эволюционистов переполнила радость, и опыт был признан успешным. А некоторые издания даже готовы были поместить на первых страницах своих газет надпись «Миллер создал жизнь». Между тем, полученные при опыте Миллера молекулы были «неживыми». Воодушевленные опытом эволюционисты принялись за новый сценарий. Монтаж последующих стадий синтеза белка не заставил себя долго ждать. Согласно новому сценарию, аминокислоты по воле случая соединяются в соответствующем порядке и образуют белок. Некоторые же из случайно образовавшихся белков обнаруживают себя внутри «каким-то образом»(!) образовавшейся структуры, похожей на мембрану клетки, и образуют клетку. А клетки в свою очередь, постепенно сближаясь друг с другом, соединяются и образуют живой организм. Тогда как самая главная опора вышеупомянутого сценария – опыт Миллера, на самом деле, просто ложь.

Факты, опровергающие опыт Миллера.

Опыт Миллера, проведенный с целью доказательства возможности самообразования аминокислот в первичной среде Земли, всесторонне опровергается следующим:

  1. Образовавшиеся аминокислоты сразу же были изолированы с помощью механизма «холодного капкана». В противном случае условия среды, где образовались аминокислоты, сразу же разрушили бы эти молекулы. И конечно же, в первичной среде Земли не было подобного сознательного механизма. А без него расщепление белков неизбежно. Как отметил химик Ричард Блисс: «Если бы не было «холодного капкана», химические вещества были бы разрушены под воздействием электрической энергии.»102 В предыдущих опытах Миллер не использовал «холодный капкан» и в результате не получил ни одной аминокислоты.
  2. Первичная атмосфера в опыте Миллера была фиктивной. В восьмидесятых годах ХХ века ученые сошлись во мнении, что ранняя атмосфера Земли состояла не из метана и аммиака, а из азота и двуокиси углерода. После долгих лет молчания Миллер сам признал, что среда, которую он использовал в своем опыте, была не настоящей.103

Почему же Миллер в свое время настаивал на этой газовой смеси? Ответ прост: без аммиака синтез аминокислоты невозможен. Кевин Мак Кин в своей статье, помещенной в журнале «Discover», объясняет это следующим образом:

«Миллер и Ури, смешав метан и аммиак, скопировали старую атмосферу Земли. Между тем, последние исследования показали, что начальный климат Земли характеризовался высокой температурой, и Земля состояла из сплава никеля и железа. Это означало, что атмосфера должна была состоять скорее всего из азота, двуокиси углерода и водяного пара, которые не столь благоприятны для образования органических молекул, сколько аммиак и метан.»104

Американские ученые Феррис и Чен повторили опыт Миллера, использовав двуокись углерода, водород, азот и водяной пар, и в результате не смогли получить ни одной аминокислоты.105

  1. Еще одна важная деталь, опровергающая опыт Миллера – в период, когда предположительно образовались аминокислоты, в атмосфере было достаточно кислорода для того, чтобы разрушить все аминокислоты. Этот факт, которым пренебрег Миллер, объясняется окисями железа и урана на камнях, возраст которых определен в 3,5 миллиарда лет.106

Другие находки и исследования также показали, что в этот период количество кислорода было намного больше, чем предполагалось. Воздействие ультрафиолетовых лучей на поверхность Земли было в 10 тысяч раз больше, чем утверждалось эволюционистами. А плотные ультрафиолетовые лучи расщепляют водяной пар и двуокись углерода, образуя кислород. Этот случай делал опыт Миллера, упустившего из вида кислород, недействительным. Если бы в опыте был использован кислород, то метан превратился бы в двуокись углерода и воду, а аммиак – в азот и воду. С другой стороны, в среде, где отсутствует кислород(из-за отсутствия озонового слоя), очевидно разрушение аминокислот под воздействием прямых ультрафиолетовых лучей. В конечном счете, присутствие или же отсутствие кислорода в первичной атмосфере Земли является разрушительным фактором для аминокислот.

  1. В результате опыта Миллера одновременно образовались и органические кислоты, нарушающие целостность и функции живого организма. Если бы эти аминокислоты не были изолированы, то в результате химической реакции они были бы разрушены или превращены в другие соединения. Плюс ко всему, в результате опыта было получено множество D-аминокислот.107 Присутствие же этих аминокислот сокрушает теорию эволюции в самой основе. Потому что D-аминокислоты отсутствуют в структуре живого организма. И наконец, среда, в которой в ходе опыта образовались аминокислоты, состояла из смеси едких кислот, разрушающих возможные полезные молекулы, т.е. эта среда неблагоприятна для появления в ней живого. Все это говорит только об одном – опыт Миллера не доказывает возможность происхождения жизни в первичных условиях Земли, а является лишь контролируемой и сознательной лабораторной работой, направленной на синтез аминокислот. Виды и количество использованных газов были подобраны в самой идеальной для образования аминокислоты пропорции. То же самое касается и количества энергии, использованной для получения желаемой химической реакции. Прибор, использованный в опыте, был изолирован от всевозможных вредных, разрушающих структуру аминокислоты элементов, присутствие которых в первичной среде не исключено. Минералы, соединения и элементы, присутствующие в ранней атмосфере и способные изменить ход реакции, также не были использованы в опыте. Одним из таких элементов является кислород, который в результате окисления способствует разрушению аминокислот. В конце концов, даже в идеальных условиях лаборатории невозможно обойтись без механизма «холодного капкана», чтобы предовратить расщепление аминокислот уже под влиянием собственной среды.

Самые последние источники опровергают опыт Миллера.

Опыт Миллера, который все еще преподносится эволюционистами как доказательство теории эволюции, на самом деле полностью утерял силу среди ученых. В февральском номере популярного среди эволюционистов журнала «Earth» за 1998 год помещена статья под заголовком «Life’s Crucible»:

«Сегодня к сценарию Миллера относятся с сомнением. Одной из причин является признание геологов, что первичная атмосфера изначально состояла из двуокиси углерода и азота. Эти газы менее активны, чем те, которые были использованы в опыте Миллера. Допустим даже возникновение представленной Миллером атмосферы, но каким образом могли произойти химические реакции, способные превратить аминокислоты в более сложные соединения – полимеры, такие как белок? Здесь даже Миллер разводит руками и говорит: «Это проблема. Как получить полимеры? Ведь это не так просто». Как видно, даже сам Миллер осознает, что его опыт не принес никакой пользы для объяснения возникновения жизни. В такой ситуации рвение, с которым эволюционисты ухватились за этот опыт, лучше всего демонстрирует их безысходность. А в марте 1998 года журнал «National Geographic» опубликовал статью под заголовком «Возникновение жизни на земле», в которой говорится: «Сегодня многие ученые догадываются, что первичная атмосфера была отличной от модели, выдвинутой Миллером. И склоняются к мнению, что эта атмосфера, скорее всего, состояла из двуокиси углерода и азота, чем из водорода, метана и аммиака. Это плохая новость для химиков! При взаимодействии двуокиси углерода и азота количество получаемых органических соединений весьма незначительно. Это можно сравнить с каплей пищевого красителя, добавленного в бассейн… Ученым трудно даже представить, как жизнь могла образоваться в таком ненасыщенном бульоне?» Одним словом, ни Миллер, ни другие эволюционисты не в состоянии ответить на вопрос о происхождении жизни. Все исследования показали, что самовозникновение жизни невозможно, тем самым подтверждая факт сотворения.

В результате, опытом Миллера эволюционисты собственными же руками загубили свою теорию. Потому что опыт доказал, что аминокислоту можно получить только в специальных лабораторных условиях при сознательном вмешательстве со стороны. То есть сила, создавшая живое, – Творец, а не слепое совпадение. Но предубеждения эволюционистов, полностью противоречащие науке, не позволяют им признать очевидную истину. Гарольд Ури, организовавший этот опыт вместе со своим учеником Миллером, признается в следующем:

«Все мы, исследовавшие возникновение жизни, сколько бы исследований ни проводили, всегда приходили к выводу: жизнь настолько комплексна, что не могла эволюционировать на каком-либо этапе своего развития. Но, следуя своим убеждениям, мы верим в то, что жизнь произошла из неживого. Однако эта комплексность настолько велика, что даже представить эволюцию для нас очень сложно.»108

Первичная атмосфера Земли и белки.

Несмотря на все перечисленные противоречия, эволюционисты, прикрываясь опытом Миллера, пытаются ускользнуть от ответа на вопрос самовозникновения аминокислот в первичной среде. Даже сегодня они продолжают вводить в заблуждение людей, создавая вид, будто этим опытом вопрос давно уже разрешен. На второй стадии попыток разъяснения случайного возникновения жизни эволюционистов ждет проблема поважнее, чем аминокислоты – белки. То есть строительный материал жизни, образующийся путем последовательного соединения сотен различных аминокислот. Утверждение относительно самообразования белка еще нелогичнее и фантастичнее, чем утверждение случайного образования аминокислот. Невозможность соединения аминокислот в определенном порядке для образования белка была вычислена математически на предыдущих страницах с помощью теории вероятностей. Однако самообразование белка в условиях первичной атмосферы Земли невозможно и с точки зрения химии.

Синтез белка невозможен в воде.

Как уже упоминалось ранее, при синтезе белка между аминокислотами образуется пептидная связь. Во время этого процесса выделяется одна молекула воды. Эта ситуация коренным образом опровергает утверждения эволюционистов о возникновении жизни в океане. Потому что в химии, согласно принципу «Ле Шателье», реакция, которая образует воду(реакция конденсации), не будет завершена в среде, состоящей из воды. Протекание этой реакции в водной среде характеризуется среди химических реакций, как «наименьшая вероятность». Отсюда следует, что океаны, в которых якобы возникла жизнь, отнюдь не подходящая среда для образования аминокислоты и впоследствии – белка.109

С другой стороны, они не могут изменить свои суждения перед этими фактами и утверждать, что жизнь возникла на суше. Потому что аминокислоты, предположительно образовавшиеся в ранней атмосфере Земли, могут быть защищены от ультрафиолетовых лучей только в море и океане. На суше же аминокислоты будут разрушены под воздействием ультрафиолетовых лучей. Принцип Ле Шателье опровергает возникновение жизни в море. А это в свою очередь – еще один тупик в теории эволюции.

Очередная безрезультатная попытка: опыт Фокса.

Оказавшись в безвыходном положении, исследователи-эволюционисты начали придумывать невиданные сценарии по «проблеме воды». Один из знаменитейших среди них Сидней Фокс вывел новую теорию, чтобы решить этот вопрос: аминокислоты, образовавшись в океане, сразу же перенеслись в скалистые места рядом с вулканами. Затем вода в смеси, в состав которой входили и аминокислоты, испарилась под воздействием высокой температуры скалистых мест. В результате «высохшие» аминокислоты могли соединяться для образования белка. Однако этот «тяжелый» выход из положения никем не был признан. Потому что аминокислоты не смогли бы выдержать температуру, о которой говорил Фокс. Исследования показали, что аминокислоты под воздействием высокой температуры непременно разрушаются. Но Фокс не сдавался. В «специальных условиях» лаборатории, упрощенные аминокислоты были подогреты в сухой среде и соединены. Аминокислоты были соединены, но получить белок так и не удалось. Полученное представляло собой соединение простых, беспорядочных звеньев аминокислот и никоим образом не было похоже на белок. Более того, если бы Фокс подвергал аминокислоты постоянной температуре, то даже образовавшиеся бесполезные звенья аминокислот распались бы.110

Еще одна деталь, обессмысливающая опыт, заключается в том, что Фокс использовал в своем опыте аминокислоты, содержащиеся в живых организмах, а не те, которые в свое время получил Миллер. Между тем, он должен был отталкиваться именно от результатов опыта Миллера. Но ни Фокс, ни другие не использовали непригодные аминокислоты, полученные Миллером.111

Опыт Фокса не был воспринят положительно даже среди эволюционистов, так как полученные Фоксом непонятные цепи аминокислот (протеиноиды) не могли образоваться в естественных условиях.

Неживое не образует живое.

Попытки эволюционистов обосновать свои утверждения с помощью опытов Миллера и Фокса, есть ничто иное, как вера в способность неживого вещества образовать комплексное живое существо путем саморегуляции и самоорганизации. Эта вера абсолютно противоречит науке, ибо все опыты и исследования показали, что материя не обладает подобными способностями. Известный английский астроном и математик сэр Фред Хойл объясняет это на следующем примере: «Если бы внутри материи был бы внутренний принцип, побуждающий ее к образованию жизни, то это можно было бы продемонстрировать в любой лаборатории. Например, какой-нибудь исследователь мог бы использовать для опыта бассейн, который представлял бы собой первичный «бульон». Можно было бы заполнить этот бассейн всеми видами неживых химических веществ, закачать любые газы и облучить поверхность радиацией любого вида. Проделав этот опыт в течение целого года, проконтролируйте, сколько ферментов из 2000 жизненно необходимых видов смогло образоваться за этот период. Я отвечу вам сразу, чтобы вы не теряли времени на этот опыт. Вы не обнаружите ничего, может быть, только несколько аминокислот и других элементарных химических веществ». Биолог-эволюционист Эндрю Скотт признает этот факт следующим образом: «Возьмите немного вещества, перемешайте, подогрейте и немного подождите. Это современная версия происхождения жизни. А такие «основные» силы, как гравитация, электромагнетизм, сильная и слабая ядерные силы довершат начатое вами дело до конца… Интересно, какая же доля этого простого повествования основана на правде и какая – на спекуляции, основанной на предположениях? На самом деле, весь процесс развития от первого химического элемента до живой клетки либо является очень спорным вопросом, либо вовсе окутан мраком.»А белок, являющийся строительным материалом живого, так и не был получен. Вопрос о происхождении белка оставался неразрешенным. В популярном научном журнале 70-х годов «Chemical Engineering News» была опубликована статья относительно опыта Фокса:

«Сидней Фокс и другие исследователи, используя специальную технику нагревания, смогли получить соединения аминокислот, называемые «протеиноидами» в условиях, не существовавших на начальном этапе Земли. Вместе с тем, они никак не похожи на упорядоченные белки живых организмов и представляют собой лишь хаотичные, бессмысленные пятна. Даже если эти молекулы и присутствовали первоначально, то разрушение их впоследствии было неизбежно.»112

И действительно, полученные Фоксом протеиноиды, по структуре и функциям очень далеки от белка. Разница между ними подобна разнице между аппаратурой сложной технологии и кучей необработанного металла. Более того, даже эти бесполезные аминокислоты не имели шансов на выживание в первичной атмосфере. Ультрафиолетовые лучи, достигавшие Земли, неконтролируемые катаклизмы природы, оказывающие разрушительные физические и химические воздействия, явились бы причиной распада протеиноидов. А нахождение аминокислот в воде, чтобы избежать ультрафиолетовых лучей, невозможно согласно принципу Ле Шателье. В свете этих фактов мнение о том, что протеиноиды являются началом жизни, постепенно утеряло силу среди ученых.

Молекула ДНК.

Как показывает анализ пройденных нами тем, теория эволюции зашла в полный тупик уже на молекулярном уровне. Эволюционисты не смогли внести ясность в вопрос происхождения аминокислоты. Образование же белка само по себе является загадкой. Плюс ко всему, вопрос не ограничивается аминокислотами и белком; это только начало.

А по существу, настоящим тупиком для эволюционистов является уникальный живой организм, называемый клеткой. Потому что клетка представляет собой не просто массу, состоящую из белков, которые в свою очередь состоят из аминокислот. Напротив, этот живой организм состоит из сотен развитых и настолько запутанных систем, что человек до сих пор не смог разгадать все его секреты. Что и говорить об этих системах, когда эволюционисты не в силах объяснить происхождения даже структурной единицы белка. Теория эволюции, будучи не в состоянии найти последовательное объяснение происхождению наипростейшей молекулы клетки, оказалась в совершенно новом тупике в результате развития генетики и открытия нуклеиновых кислот, т.е. ДНК и РНК. В 1955 году исследования двух ученых Джеймса Уатсона и Френсиса Крика обнаружили, насколько невероятна структура ДНК. Молекула ДНК, находящаяся в ядре каждой из 100 триллионов клеток человека, содержит в себе уникальный план строения человеческого организма. Любая информация, касающаяся человека – от внешности до внутренних органов – зашифрована в ДНК. Информация в ДНК закодирована комбинациями четырех молекул, из которых состоит молекула ДНК. Молекулы, называемые нуклеотидами(или же основаниями), выражаются заглавными буквами A, T, Г, Ц. Физические различия между людьми исходят из различных сочетаний этих букв.

Это своего рода информационный центр с алфавитом из четырех букв. Комбинации этих букв в ДНК определяют строение организма, вплоть до каждой детали. Информация о таких особенностях, как рост, глаза, волосы, цвет кожи, а также весь план 206 костей тела, 600 мышц, сеть из 10 тысяч окончаний слухового нерва, 2 миллионов рецепторов зрительного нерва, 100 миллионов нервных клеток и 100 триллионов клеток в целом – все это запланировано в ДНК каждой клетки.

Если попытаться записать всю генетическую информацию на бумаге, то понадобится огромная библиотека, состоящая из 900 томов по 500 страниц в каждом. Однако эта информация неимоверного объема зашифрована на определенных участках ДНК, называемых «генами».

Возможно ли случайное образование ДНК?

Здесь нужно обратить внимание на то, что любая ошибка в последовательности нуклеотидов, составляющих ген, приводит к нарушению самого гена. Если предположить, что организм человека состоит из 200 тысяч генов, то представить случайную упорядоченность и очередность миллионов нуклеотидов, составляющих ген, абсолютно невозможно. Биолог-эволюционист Фрэнк Салисбери по поводу этого говорит следующее:

«Средняя молекула белка состоит примерно из трехсот аминокислот. В контролирующей его цепи ДНК содержится примерно 1000 нуклеотидов. Если учесть, что в одной цепи ДНК есть четыре вида нуклеотидов, то ряд в 1000 нуклеотидов может быть выстроен в 41000 вариантах.

Число, находимое простым логарифмическим подсчетом, непостижимо человеческому разуму.»113

Цифра 41000 в результате «простого логарифмического подсчета» означает 10620. А 10620 равно 1 с 620-ью нулями. Одиннадцать нулей после десяти – это уже триллион, тогда 620 нулей действительно непостижимо.

Признания эволюционистов.

Подсчеты вероятности показали, что случайное образование каждой из таких комплексных молекул, как нуклеиновые кислоты (ДНК и РНК) и белки, по отдельности невозможно. Для возникновения жизни все эти перечисленные молекулы должны присутствовать одновременно в одном и том же месте. Этот факт вводит эволюционистов в безысходное положение.

Теория эволюции заходит в тупик, сталкиваясь с данной реальностью. Ряд известнейших сторонников теории эволюции вынуждены признаться в этом: к примеру, известный микробиолог-эволюционист доктор Лесли Оргел, коллега Стенли Миллера и Френсиса Крика по работе в Университете Сан Диего (штат Калифорния) заявил: «Случайное образование сложных по структуре белков и нуклеиновых кислот (ДНК и РНК) одновременно в одном и том же месте абсолютно вне пределов возможного. Однако образование одного из них при отсутствии другого также совершенно невозможно. Поэтому человек вынужден заключить, что возникновение жизни химическим путем категорически невозможно.»1

Этот факт признан и другими известными учеными-эволюционистами: «ДНК не может создать новую ДНК без помощи каталитических белков и ферментов. Одним словом, белки не могут возникнуть без участия ДНК, но и молекула ДНК не может возникнуть при отсутствии белков ».2

«Как же так получилось, что генетическая информация и расшифровывающие ее механизмы (рибосомы и молекулы РНК) возникли вместе? Вместо того, чтобы искать ответ на этот вопрос, нам следует просто удовлетвориться чувством восхищения и растерянности.»3

Невозможность случайного образования ДНК и РНК объясняет французский ученый-эволюционист Пол Огер:

«По-моему, необходимо очень четко разделить две стадии относительно возникновения в результате случайной химической реакции такой сложной молекулы, как нуклеотид: образование отдельных нуклеотидов, что быть может и возможно, и серийное соединение их между собой. Вот это второе – невозможно.»114

Даже профессор Фрэнсис Крик(справа), многие годы веривший в молекулярную теорию эволюции, после обнаружения ДНК признал, что такая сложная молекула не могла возникнуть сама по себе, случайно, в результате процесса эволюции и сказал об этом так: «Сегодня, когда мы имеем столько знаний и информации, любой порядочный(честный) человек может сказать только одно: жизнь возникла каким-то чудесным образом».115

Эволюционист профессор доктор Али Демирсой относительно возникновения ДНК вынужден признаться в следующем: «Образование белка, ДНК и РНК маловероятно, а образование же цепи какого-либо белка маловероятно астрономически.»116

Здесь есть еще одна очень интересная дилемма: удвоение ДНК может произойти при помощи фермента, имеющего только структуру белка. Синтез же этих ферментов происходит согласно информации, закодированной в ДНК. Так как они взаимосвязаны, то при редупликации(удвоении) ДНК необходимо присутствие обоих в одно и то же время.

Американский микробиолог Джакобсон говорит по этому поводу следующее: «При появлении первого живого организма необходимо было совокупное присутствие всех механизмов, способных обеспечить необходимыми материалами и энергией, реализовать планы размножения, определить последовательность роста и трансформировать информацию в процесс развития. Комбинация всего этого не может осуществиться случайно.»117

Все это было написано спустя два года после описания структуры ДНК Дж.Уатсоном и Ф.Криком. Однако, несмотря на развитие науки, этот вопрос остается неразрешимой проблемой для эволюционистов. Немецкие ученые Junken и Schеrer обнаружили, что синтез всех жизненно необходимых молекул требует отдельных условий. По мнению тех же ученых, это говорит о том, что нет шансов на присутствие в одном месте.различных веществ, необходимых для жизни. Нет ни одного опыта, в котором можно было бы получить все молекулы, необходимые для химической эволюции. Следовательно, различные молекулы должны быть произведены в разных местах при соответствующих условиях, защищаясь от вредных факторов, таких как гидролиз и фотолиз, и транспортированы на другие участки новых реакций. Здесь не может быть и речи о случайности, потому что нет никакой вероятности осуществления такого явления.118

Одним словом, теория эволюции не смогла доказать ни один эволюционный процесс, который якобы осуществлялся на молекулярном уровне. Развитие же науки, вместо того, чтобы ответить на эти вопросы, напротив, усугубляет их и заводит в полный тупик. Но эволюционисты верят в этот невозможный сценарий, как в научно доказанную истину. Потому что они обусловили себя отрицанием творения, и им не остается ничего другого, как верить в невозможное. Известный австралийский микробиолог Майкл Дентон в своей книге «Evolution: A Theory in Crisis»(«Эволюция: теория в кризисе») объясняет этот случай cледующим образом:

«Структура генетической программы высших организмов равна информации в миллиард битов (компьютерная единица) или же длине всех букв, содержащихся в тысяче томов маленькой библиотеки. Утверждать, что многочисленные сложные функции, контролирующие и определяющие развитие триллионов клеток комплексного организма, образовались в результате случайного процесса, будет своего рода натиском на человеческий разум. Но дарвинист признает эту точку зрения без малейших признаков сомнения.»119

Мир РНК.

Открытие в 70-х годах того, что аминокислоты не могут синтезироваться в присутствии газовых смесей, составляющих первичную атмосферу Земли, стало серьезным ударом для теории молекулярной эволюции. Выяснилось, что все «опыты с первичной атмосферой», проведенные эволюционистами Поннамперума, Миллером и Фоксом, на самом деле недействительны. Это послужило началу новых эволюционионных поисков в 80-е годы нашего столетия.

В конце концов, был написан сценарий «Мир РНК», согласно которому сначала якобы образовалась РНК, содержащая информацию о белке, а затем и сам белок. Согласно сценарию, выдвинутому в 1986 году химиком Уолтером Гилбертом из Гарварда, миллиарды лет назад непонятно каким образом случайно образовалась молекула РНК, способная скопировать саму себя. Затем молекула РНК под воздействием внешних факторов сразу же начала производить белки. Потом возникла потребность сохранять информацию в какой-либо другой молекуле, и таким же непонятным образом образовалась молекула ДНК. Этот сценарий, который даже трудно вообразить, состоит из цепочки невероятностей на каждой стадии, и вместо того, чтобы объяснить начало жизни, еще больше усугубляет этот вопрос и ставит на повестку:

  1. Если необъяснимо случайное образование даже одного нуклеотида, составляющего РНК, тогда как же воображаемые нуклеотиды, соединившись в определенном порядке, образовали РНК? Биолог-эволюционист Джон Хонган признает невозможность случайного образованиЯ РНК так:

«Чем больше исследуется понятие мира РНК, тем больше возникает вопросов. Как первоначально возникла РНК? И как произойти синтезу РНК до возникновения жизни на Земле, если даже в лабораториях, при лучших условиях, осуществить синтез РНК и ее частей в крайней степени трудно?»120

  1. Предположим случайное образование РНК. Но тогда как же РНК, состоящая из одной цепи нуклеотида, решила скопировать саму себя и с помощью какого механизма сделала это? Откуда она взяла нуклеотиды, которые будут использоваться в копировании самой себя? Микробиологи-эволюционисты Джеральд Джойс и Лесли Оргел объясняют безнадежность данной ситуации следующим образом:

«Споры сводятся к одному тупику: легенда о воображаемой РНК, вышедшей из сложного бульона полинуклеотидов и сразу же начавшей себя копировать… Это понятие противоречит не только предбиологической(prebiotiс) химии, но и уничтожает слишком оптимистическую мысль о возможности РНК копировать саму себя.»121

  1. Если даже допустить образование в первичной среде копирующей саму себя РНК, наличие неисчислимого количества различных аминокислот, используемых РНК, и даже осуществление всего невозможного, то опять-таки этого будет недостаточно для получения одной молекулы белка.

Потому что РНК – это лишь информация о структуре белка. А аминокислоты являются сырьем. Однако нет «механизма» по производству белка.

Считать достаточным присутствие РНК для производства белка также нелепо, как начертить чертеж машины, положить его на детали, составляющие ее, и ждать, когда машина соберет саму себя. Где же «фабрика и рабочие», осуществляющие производство? Белок производится на фабрике, называемой рибосомой, в результате сложных процессов в клетке при помощи множества ферментов. Рибосома – это сложная система организации клетки, состоящая опять-таки из белков. Следовательно, данная ситуация влечет за собой еще одно безрассудное предположение как случайное образование и рибосомы. Даже один из самых фанатичных сторонников эволюции, лауреат Нобелевской премии Жак Монод объясняет, что синтез протеина нельзя сводить лишь к информации, заключенной в нуклеиновых кислотах:

«Шифр (т.е. информация в ДНК или РНК), пока он не передан, не имеет никакого значения. Процесс передачи шифра в клетке выполняется минимум 50-ью частицами макромолекул, которые сами также закодированы в ДНК. Без участия этих частиц передача информации невозможна. Когда и как завершился этот цикл? Даже представить это исключительно трудно.»122

По чьей воле цепочка РНК приняла решение, и каким образом самостоятельно осуществила синтез белка, замещая обязанности 50 частиц? Эволюционисты не могут ответить на эти вопросы. Соратник Стенли Миллера и Френсиса Крика по университету Сан Диего Калифорния, известный эволюционист доктор Лесли Оргел использует выражение «сценарий» для вероятности «начала зарождения жизни с РНК». В своей статье «The Origin of Life on the Earth» опубликованной в октябрьском номере журнала «American Scientist» за 1994 год, Оргел пишет, какими особенностями должна обладать подобная РНК и объясняет невозможность этого следующим образом:

«Для начала этого сценария необходимо наличие в первичной среде двух особенностей РНК, которые на сегодняшний день отсутствуют: способность копировать себя без помощи белка и осуществить каждую стадию синтеза белка.»123

Как видно, эти две комплексные функции, определенные Оргелем как «непременные» условия, можно ожидать от такой молекулы, как РНК только с воображением и точкой зрения эволюциониста. А конкретные научные факты свидетельствуют о том, что тезис «Мир РНК», представляющий собой новую версию утверждения случайного зарождения жизни, является совершенно невероятной сказкой.

Опеределение «живое» – это больше, чем скопление молекул.

На некоторое время забудем о вышеописанных невозможностях и нелогичностях, и допустим случайное возникновение молекулы белка при самых неподходящих условиях, к примеру, как первичная атмосфера. Образования одного лишь белка недостаточно. Этот белок должен дожидаться самообразования остальных белков, одновременно сохраняясь целым и невредимым в той бесконтрольной среде… До тех пор, пока миллионы соответствующих белков «случайно» не соберутся вместе, чтобы создать клетку. Ранее образовавшиеся белки должны были ждать случайного образования новых, в то же время не подвергаясь воздействию ультрафиолетовых лучей и не разрушаясь в результате сильных механических воздействий. Затем, скопившись в одной точке в достаточном количестве, белки должны были образовать органеллы клетки. И ни один чужеродный элемент, вредная молекула или же непригодная цепочка белка не должны были вмешаться в процесс. И даже если эти органеллы смогли бы организованно, строго по плану, взаимосвязанно собраться вместе, если каждые из них смогли бы взять необходимые для себя ферменты, затем покрыться оболочкой и заполнить ее специальной жидкостью, обеспечивающей идеальные условия для всех, т.е. все невозможное стало бы возможным, смогла ли бы эта масса молекул оживить себя? Ответ: «Нет!» Потому что исследования показали, что для зарождения жизни недостаточно лишь скопления веществ, присутствующих в живом организме. Даже если собрать все жизненно важные белки и поместить в колбу, то опять-таки получить живую клетку невозможно. Все опыты, проведенные в этом направлении, остались безуспешными. Опыты и наблюдения показали, что жизнь берет начало от живого. Утверждение появления жизни из неживого, как мы отметили еще в начале этой части, – это сказка, полностью противоречащая всем опытам и наблюдениям и существующая лишь в грезах эволюционистов. В таком случае первое появление жизни на Земле должно исходить от Жизни. И это – творение Бога. Жизнь начинается, продолжается и заканчивается только по Его воле. Эволюция же не может объяснить даже возникновения материала, необходимого для живого организма, не говоря уже о зарождении живого. Чандра Викрамасингх, профессор прикладной математики и астрономии университета Кардифф, как человек, которого десятилетиями убеждали в случайности зарождения жизни, рассказывает об этой истине так:

«На протяжении всех лет обучения, полученного мною как ученым, я подвергся основательному «промыванию мозгов» о несовместимости науки и понятия сознательного творения. И необходимо было упорно противостоять этому понятию… Но теперь я не могу найти никакого аргумента против необходимости веры в Бога… Мы привыкли мыслить разумно и теперь убедились в том, что единственным логичным ответом на вопрос зарождения жизни может быть создание, а не случайный хаос».124

Второй закон термодинамики против теории эволюции.

Второй закон термодинамики, являющийся одним из фундаментальных законов физики, гласит, что все системы во Вселенной, существующие сами по себе или в естественных условиях, прямо пропорционально времени подвергаются хаотичности, разрушению и распаду.

Все – живое или неживое – со временем изнашивается, нарушается, портится, гниет и распадается на части. Это неизбежный конец, который ожидает всех и вся рано или поздно, и, согласно данному закону, является необратимым процессом. Эту истину мы наблюдаем непосредственно в течение всей жизни. К примеру, если оставить автомобиль в пустыне и через несколько лет проконтролировать его состояние, то вы, конечно же, не надеетесь найти его в ухоженном и более усовершенствованном виде. Напротив, вы увидите лопнувшие шины, заржавевший капот, разбитое стекло или загнивший мотор. Такой же неизбежный процесс, но в более стремительном темпе, происходит и с живыми организмами. Второй закон термодинамики – это форма выражения естественных процессов физическими уравнениями и подсчетами. Этот известный закон физики называется еще «законом энтропии». Энтропия в физике – показатель неупорядоченности какой-либо системы. Переход от упорядоченной, планомерной и организованной структуры к беспорядочной, распадающейся, разрозненной структуре увеличивают энтропию данной системы. Чем больше беспорядочность системы, тем больше ее энтропия. Закон доказал, что вся Вселенная необратимо движется к более неупорядоченной, неорганизованной структуре. Второй закон термодинамики, или же закон энтропии, доказан как теоретически, так и практически. Признанный величайшим ученым нашего столетия Альберт Эйнштейн дал закону следующее определение: «Первый закон всех наук». Закон энтропии будет господствующим порядком в последующем периоде истории и покажет свою законодательную силу. Альберт Эйнштейн говорил, что этот закон – первый закон всех наук. Сэр Артур Эддингтон же писал о нем, как о высшем метафизическом законе Вселенной.1

В то время как теория эволюции – просто утверждение, пренебрегающее этим основным законом физики, который пронизывает собой всю Вселенную. Теория эволюции выдвигает механизм, в корне противоречащий этому закону. Согласно теории, беспорядочные, разрозненные, бессознательные, неодушевленные атомы и молекулы, со временем случайно собравшись вместе, образовали упорядоченные, высокоспланированные белки, такие комплексные молекулы, как ДНК и РНК, затем породили миллионы более упорядоченных, организованных живых организмов различных видов. Этот воображаемый процесс, прогрессирующий, согласно теории эволюции, с каждой стадией к более упорядоченной, комплексной и организованной структуре, полностью противоречит доказанным фактам закона энтропии.

По этой причине осуществление такого процесса, как эволюция, априори невозможно ни на одной из предполагаемых стадий. Ученые-эволюционисты не могут не видеть этого явного противоречия. Эволюционист Дж.Раш говорит следующее: «Жизнь в комплексном процессе эволюции определенно противоречит тенденции, указанной во втором законе термодинамики.»2

Ученый-эволюционист Роджер Левин в своей статье в научном журнале «Science» объясняет безвыходное положение теории эволюции перед законом термодинамики следующим образом: «Проблема, с которой столкнулись биологи – не что иное, как явное противоречие эволюции второму закону термодинамики. Системы со временем должны разрушаться и приходить в более неупорядоченное состояние».3

Биолог Джордж Ставропулос в известном издании эволюционистов «American Scientist» признает невозможность самозарождения живой клетки с точки зрения термодинамики и необъяснимость комплексных механизмов фотосинтеза с точки зрения законов природы: «В нормальных условиях, согласно второму закону термодинамики, никакая комплексная органическая молекула не может возникнуть самостоятельно. Наоборот, она может только распадаться. На самом деле, чем комплекснее что-либо, тем неустойчивее оно, и, в конечном счете, тем стремительнее и неизбежнее его распад. Фотосинтез, все жизненно важные процессы и сама жизнь, несмотря на запутанные или же умышленно запутываемые объяснения, все еще не пояснены посредством термодинамики или же другой точной наукой.»4 Как очевидно, постулаты теории эволюции – это утверждения, полностью противоречащие законам физики. Второй закон термодинамики, как логически, так и с научной точки зрения, ставит непреодолимые физические препятствия перед сценарием эволюции. Эволюционисты могут преодолеть эти препятствия только в своих мечтах, ибо они не могут привести никаких содержательных или мало-мальски научных объяснений. Например, известный эволюционист Джереми Рифкин отмечает, что верит в магическую силу, позволившую эволюции преодолеть это закона физики: «Закон энтропии говорит, что эволюция рассеет всю необходимую для жизни энергию на этой планете. В нашем же понимании, эволюция полностью противоположна этому. Мы верим в то, что эволюция каким-то магическим образом совершенствует качество и порядок на Земле.»5

Эти слова со всей очевидностью показывают, что теория эволюции является закостенелой догмой, слепой верой в собственные измышления. Искажение понятия открытой системы. Несмотря на всю неоспоримость приведенных выше фактов, эволюционисты пытаются искажать истину, отрицая очевидное. Они утверждают, что второй закон термодинамики действителен только для «закрытых систем», а «открытые системы» не подчиняются силе этого закона.

Открытая система – это термодинамическая система с внешней энергией и обменом веществ. Эволюционисты утверждают, что Земля является открытой системой, постоянно подвергающейся потоку солнечной энергии, следовательно, закон энтропии недействителен для нашей планеты, а значит, из неупорядоченных, примитивных и неживых структур возможно зарождение упорядоченных, комплексных живых организмов. Однако здесь налицо явное искажение, потому что поступление энергии в какую-либо систему недостаточно для ее упорядочения; необходимо присутствие специальных механизмов, которые бы могли преобразовать эту энергию в пригодную для ее использования форму. К примеру, для приведения в движение автомобиля необходимы мотор, системы передач и координирующие их деятельность механизмы, которые обратили бы энергию бензина в полезную работу.

Без наличия подобной системы преобразования машина не сможет использовать энергию бензина. То же самое происходит и с живым организмом. Да, живой организм поглощает солнечную энергию. Однако солнечная энергия, благодаря чрезвычайно комплексным системам, имеющимся только у живых организмов, преобразуется в химическую энергию (фотосинтез у растений, системы пищеварения у людей и животных). При отсутствии данных систем преобразования энергии ни один живой организм не может существовать. Для живого существа, не имеющего механизмов преобразования, энергия солнца совершенно бесполезна, она только лишь сжигает, разрушает и уничтожает его. Как видно, система (будь она закрытой или открытой), где отсутствует механизм преобразования энергии, никоим образом не является подтверждением теории эволюции. И никто не утверждает, что в условиях первичной атмосферы присутствовали настолько комплексные и разумные механизмы. По сути, основная тупиковая проблема для эволюционистов заключается в том, как возник подобный комплексный механизм превращения солнечной энергии, к примеру, фотосинтез растений, повторить который не смогла даже современная технология. Именно поэтому солнечная энергия, поступавшая в первичную атмосферу, никоим образом не могла способствовать появлению систематичности и упорядоченности. Как бы ни повышалась температура, аминокислоты будут продолжать противодействовать образованию последовательных соединений. Для получения более сложных, чем аминокислоты, молекул белков и более комплексных, чем белки, органелл клеток, опять-таки недостаточно одной лишь энергии. Основополагающий фактор в возникновении живой клетки – сознательный проект, или же другими словами, творение.

Поиски «спасения» в теории хаоса.

Некоторые ученые-эволюционисты, понимающие, что второй закон термодинамики опровергает теорию эволюции, начали прибегать к различным спекуляциям, чтобы закрыть существующую между ними бездну и, таким образом, открыть путь теории. Но даже и эти попытки показывают, в каком затруднительном и незавидном положении находится теория эволюции. Бельгийский ученый российского происхождения Илья Пригожин, пожалуй, более всех известен своими попытками и надеждами на «примирение» термодинамики и теории эволюции. Пригожин, исходя из теории хаоса, высказал свои гипотезы относительно возможности образования упорядоченности из хаоса. Между тем, несмотря на все свои старания, ему не удалось согласовать законы термодинамики и теории эволюции. Это легко прослеживается в нижесказанном: «Есть один вопрос, волнующий нас уже более ста лет. Как можно объяснить эволюцию живого в мире, в котором, согласно термодинамике, властвует постоянно возрастающая беспорядочность?»6

Осознавая, что теория, выдвинутая на молекулярном уровне, недействительна для живой системы, к примеру, живой клетки, Пригожин объясняет эту проблему следующим образом: «Когда мы рассматриваем теорию хаоса и …довольно таки упорядоченную живую клетку, то сталкиваемся с биологической систематичностью, представляющей явную проблему для теории эволюции.»7

Это и есть итог, достигнутый теорией хаоса и основанными на ней спекуляциями. Не достигнуто никаких конкретных результатов, поддерживающих или оправдывающих теорию и разрешающих противоречие эволюции законам энтропии и другим законам физики. Несмотря на все неопровержимые факты, эволюционисты пытаются найти лазейки для существования путем подтасовок фактов и дешевых увиливаний типа: «Если возникла жизнь, значит, есть и эволюция». Однако совершенно очевидные и неопровержимые научные данные показали, что в высшей степени упорядоченная, планомерная и комплексная структура живого категорически не может возникнуть случайно или в естественных условиях, как это утверждает теория эволюция. Из данной ситуации следует, что существование живого можно объяснить лишь вмешательством сверхъестественной силы. Сверхъестественное вмешательство и сотворение Вселенной из Небытия являются творением Бога. Все естественные отрасли науки, так же, как и в случае с законом термодинамики, доказали невозможность эволюционирования живых организмов и представили взору людей бесспорную истину: появление живого невозможно объяснить ничем иным, кроме как результатом создания Творцом.


По статье «Молекулярное опровержение эволюции» из книги Харуна Яхья «Обман эволюции»  www.hyahya.org .

Текст взят отсюда http://www.prostopravda.com/obosnovaniya-suschestvovaniya-boga/index.php

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о