Против восстающих на наименование «раб Божий», о гордыни, дерзости и душевном сладострастии

Аноним:  Появилось представление, что нельзя говорить о себе «раб Божий».
Что такое изречение оскорбительно для Бога (Бог Отец). Но ведь «раб Божий» означает свободу от рабства страстей, первородного греха, стихий мира, духовной слепоты, служение Духу истины («Господь есть Дух; а где Дух Господень, там свобода»).
Изречение «раб Божий» говорит о смирении христианском (о спасительном душевном настрое). Евангельская заповедь: «говорите: мы рабы ничего нестоющие». Что вы скажете об этом?

О.Серафим:  Такое понятие исходит из гордыни человеческой, из ложных понятий о Божественной любви. Эта гордыня поставила себя наравне с Богом. Душевное сладострастие, которое прикрывает дух самоуверенности и самонадеянности, люди воспринимают за Божию любовь. И находясь в этом сладострастном чувстве, воспринимая его за любовь, думают, что таким образом они являются детьми Божиими, – Бог их отец, и поэтому долой всякое рабство, в том числе и по отношению к Богу. В этом желании звучат слова старой революционной идеи: «Мы не рабы, рабы не мы».

Слово «раб» для их гордыни звучит унизительно. Они не хотят быть никому рабами, в том числе и по отношению к Богу. Но они не видят того, что через этот дух гордыни, прикрытый душевным сладострастием, они являются рабами дьяволу: «Ибо, кто кем побежден, тот тому и раб» (2Пет.2:19).

Это движение происходит по причине неверного толкования некоторых изречений Св.Писания. К примеру, вот это изречение Св.Писания: «Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира; но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “Авва, Отче!” Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа» (Гал.4:3-7)

Но такие и подобные этим изречения говорят не о том, что не надо называть себя рабом Божиим. А о том, что иудеи находились под рабством закона, до пришествия Христа. То есть, здесь речь не о рабах Божиих, а о рабах ветхого закона. Поэтому, эти слова ап.Павла можно сказать так: «Посему ты уже не раб» ветхого закона, «но сын» по Благодати. «А если» ты  «сын», то оставь соблюдение внешних предписаний и постановлений ветхозаветного закона, не будь ему рабом, так как, ты уже «сын» и «наследник», по Благодати, дарованной «через Иисуса Христа».

«(Апостол) говорит здесь о детстве не по возрасту, а по уму, и показывает, что Бог с самого начала хотел даровать нам свои благословения, но так как мы находились еще в состоянии младенчества, то и оставил нас под стихиями мира, т.е. новолуниями и субботами, потому что эти дни зависят у нас от течения солнца и луны. “Поэтому те, которые и теперь приводят вас под иго закона, делают не иное что, как возвращают вас, уже достигших совершенного возраста, снова в младенчество”. Видишь ли, что значит наблюдение дней? Господина, хозяина дома, имеющего полную власть над всем, оно низводит в состояние раба. 
“Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление” (ст.4-5). Здесь он приводит две причины и два благих действия воплощения: избавление от зол и дарование благ, чего никто другой не мог совершить кроме Него одного. Какие же это были блага? Искупление от проклятия закона и усыновление: “чтобы искупить подзаконных”, – говорит он, – “и дабы нам получить усыновление”(ст.5). Прекрасно сказал он – “получить усыновление”, показывая этим, что (усыновление нам) принадлежало. Действительно, оно давно было обещано, как и сам он многократно указал на это, упоминая об обетованиях относительно этого, данных Аврааму. “Но откуда видно, – скажут, – что мы сделались сынами?” Одно доказательство на это он уже представил, когда сказал, что мы облеклись во Христа, который есть Сын; а теперь приводит другое, – то, что мы получили духа усыновления. 
“А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “Авва, Отче!” Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа” (ст.6-7). И в самом деле, мы не могли бы называть (Бога) Отцом, если бы не сделались прежде сынами Его. Итак, если Благодать сделала нас из рабов свободными, из младенцев совершеннолетними, из чужих наследниками и сынами, то не безрассудно ли и крайне неблагодарно будет оставить эту (благодать) и возвратиться в прежнее состояние? 
“Но тогда, не знав Бога, вы служили [богам], которые в существе не боги. Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им?” (ст.8-9). Здесь (апостол), обращаясь к уверовавшим из язычников, говорит, что и служение идолам таково же, как и наблюдение дней, и что оно теперь заслуживает большего наказания. Потому и богов называет он стихиями, а не (богами) по природе, что желает убедить их в том же самом и привести их в больший страх. Слова же его имеют такой смысл: “Тогда вы, пребывая во тьме и проводя жизнь в заблуждении, прикованы были к земле; а теперь, после того как вы познали Бога, или лучше, получили познание от Него, не навлекаете ли вы на себя большего и жесточайшего наказания, если, несмотря на столь великое попечение о вас, снова добровольно подвергаете себя той же самой болезни, которою страдали прежде? Не своими усилиями вы обрели Бога, но проводили жизнь в заблуждении, а Он сам привлек вас к Себе”. Стихии же называет он немощными и бедными потому, что они не имеют никакой силы к доставлению обетованных благ. 
“Наблюдаете дни, месяцы, времена и годы” (ст.10). Из этих слов видно, что (иудействующие) проповедовали галатам не только обрезание, но и необходимость соблюдения иудейских праздников и новомесячий. 
“Боюсь за вас, не напрасно ли я трудился у вас” (ст.11). Видишь ли искреннее участие апостола? Те подвергаются опасности, а он боится и трепещет за них… Затем, как бы простирая руку помощи находящимся в опасности кораблекрушения, представляет им в пример самого себя, говоря: “Прошу вас, братия, будьте, как я, потому что и я, как вы” (ст.12). Это говорит он к верующим из иудеев, а потому и приводит в пример себя, чтобы этим убедить их оставить древние обряды. “Если бы вы, – говорит, – и не имели никакого другого примера, то довольно вам посмотреть только на меня, чтобы безбоязненно решиться на такую перемену. Итак, посмотрите на меня: и я прежде испытывал то же самое состояние, и притом в сильной степени, и горел ревностью по законе; но, несмотря на это, после не убоялся оставить закон и переменить жизнь. Хорошо вы знаете также и то, с какою великою ревностью я держался иудейства, и как еще с большею готовностью потом оставил его”. И весьма благоразумно (апостол) представил этот пример после всего. В самом деле, многие люди, хотя бы нашли и бесчисленное множестве доказательств, притом справедливых, все-таки, скорее увлекаются примером кого-нибудь из своих собратий, и когда видят другого делающего что-нибудь, скорее склоняются к тому же и сами» (свт.Иоанн Златоуст, Толкование Гал.4).

«Прежде порабощение стихийному закону имело значение; потому что так было положено Богом Отцом, и притом только для иудеев. Теперь кончилось время, назначенное для того,— и подработность не имеет никакого смысла даже в иудее, а не только во всяком другом. Для кого и для чего ты это делаешь? Бог теперь не благоволит к тому учреждению, ветхому; оно сделало свое дело и отменено. Получить что-либо через этот труд и это унижение до раба, при неблаговолении Божием, не можешь надеяться; да и нечего надеяться получить, когда ты уже сын, а следовательно, и наследник. Имеешь уже то, из-за чего стоило бы потрудиться под игом работы закону. Зачем же тебе самовольно без всякой пользы и нужды лезть под это иго!» (свт.Феофан Затворник, Толкование к Гал.4:7).

Ветхозаветный закон был детоводителем к Христу. И потому, иудеи были подзаконными, то есть, рабами ветхого закона. И должны были соблюдать все внешние предписания ветхозаветного закона, – обрезание, новолуния, субботы, омовения, жертвоприношения и т.д. и т.п.. Но когда пришел Христос, то они уже перестали быть подзаконными, перестали быть рабами ветхозаветного закона, так как, Христос даровал Божественную спасительную благодать Духа Святого, в день Св.Пятидесятницы. То есть, они уже не должны были соблюдать все те внешние предписания, установленные в ветхозаветном законе. Вот поэтому-то, ап.Павел и говорит им, что «Посему ты уже не раб», всех тех внешних предписаний и установлений ветхозаветного закона, «но сын… и наследник», по благодати Духа Святого, дарованной «через Иисуса Христа»(Гал.4:7). Поэтому, тебе надо оставить все подзаконное.

Но здесь ни где нет речи о том, что мы не должны называть себя рабами Божиими. Здесь речь только о том, что мы перестали быть рабами ветхозаветного закона, и всех тех внешних предписаний его.

Матерь Божия не гнушалась называть себя рабою Божией: «Тогда Мария сказала: се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лук.1:38); «Что призрел Он на смирение Рабы Своей, ибо отныне будут ублажать Меня все роды» (Лук.1:48).  Да и Сам Господь Иисус Христос называет в притчи Ангелов Своими рабами: «Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы? Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их? Но он сказал: нет, – чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы» (Матф.13:27-29).

Раб Божий – это почетное звание, и не всякий его достоин. Ибо это звание обозначает то, что этот человек готов исполнять волю Господина своего, Бога, которая выражена в заповедях Господних.

И Апостолы, уже после сошествия Святого Духа, не гнушались именовать себя и других христиан рабами Божиими, хотя они и называли Бога Отцом, и написали всё о том, что не надо именоваться рабами, но сынами: «Не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии» (1Пет.2:16); «Мы – рабы ваши для Иисуса» (2Кор.4:5); «Как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души» (Еф.6:6); «Павел и Тимофей, рабы Иисуса Христа» (Фил.1:1).

И если Апостолы, написавшие о сыновстве Богу Отцу, продолжали называть себя рабами Божиими, рабами Иисуса Христа, то это и свидетельствует о том, что слова «посему ты уже не раб, но сын», сказаны только лишь в отношении к ветхозаветному закону. Поэтому, в них не содержится той мысли, что нельзя называть себя рабом Божиим. Это уже ложное истолкование современных толковников, одержимых духом самости и гордыни, прикрытым душевным сладострастием. Они по причине одержимости этим духом не могут смириться и ощущать себя ничего не значащими перед Богом. Это унизительно для их гордыни.

***

Некоторые из протестантов, считая себя сынами Божиими, сидя на духе душевного сладострастия, пошли еще дальше. Они уже общаются с Богом по «панибратски», оправдывая это тем, что Христос нас назвал друзьями: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Иоан.15:14,15). Поэтому, некоторые из протестантов называют Христа другом, братом. Но кто из Апостолов дошел до этого, хотя они слышали эти слова Христа, обращенные к ним? Кто из них, после всех этих слов Христа, обращался к Христу, называя Его своим другом или братом? Никто. Но все они, Апостолы, являют перед Богом и Христом свое благоговение и смирение, соединенные с любовью. Этим духом и насыщенны их Послания.

А этим изречением Христос только лишь показал безграничную любовь Божию, смиряющуюся ради спасения человеков. Ведь и сам Сын Божий, Христос, принял на себя образ раба, воплотившись в человеческое естество, ради спасения человека. И этим унизился и явил Божественное смирение, ради спасения человека. Но это не значит, что он теперь наш раб, а мы его господа. Всем этим Господь научал своих учеников и всех христиан смирению. А самоуверенные и самонадеянные, извлекают из этого то, что можно теперь, по отношению к Богу, вести себя по наглому. И общаться с Ним на равных, по «панибратски».

Господь, показывая Свою любовь к людям, терпит всяческие унижения, – унижает себя для того, чтобы только спасти человека. И этим научает людей смирению.

И только дух гордый, самоуверенный и самонадеянный, – прикрытый душевным сладострастием, которое воспринимается за Божию любовь, – может так дерзко и нагло обращаться к Богу. Они думают, что они в любви. Но любовь без смирения и благоговения, перед Богом, является душевным сладострастием, через которое они соединяются не с Богом, а с дьяволом.

Все таковые обращения к Богу есть вольность и дерзость. Это у Святых Отцов называется вольностью и дерзостью в обращении, которое сидит на духе самоуверенном и самонадеянном. И, будучи прикрыто душевным сладострастием, воспринимается за Божию любовь. В реальности же это дух самообольщения и духовной прелести, дух антихристов.

О дерзости свт.Игнатий Брянчанинов говорит: «Особенное внимание должно обратить на то, чтобы отучиться от свободы в обращении с людьми, свободы, столько одобряемой и столько любимой в светских обществах… Вредные последствия свободного обращения не примечаются при развлечении, при невнимании к себе, при непрестанном многоразличном действии бесчисленных соблазнов… Святые Отцы сильно говорят против свободного обращения, которое они называют дерзостью. Однажды к преподобному Агафону, который отличался между отцами египетского скита, ему современными, особенным даром рассуждения, пришел брат, и спросил его: “Я намерен жить с братиею: скажи, как мне жить с ними?” Старец отвечал: “Все время пребывания с ними проведи так, как первый день твоего прихода. В течение всей твоей жизни сохрани странничество (то есть, веди себя в обители как странник и пришелец, а не как житель и член общества), и не позволяй себе свободного обращения (продерзания)”. Авва Макарий (не Великий, но другой, позднейший инок скита) тут случившийся, сделал вопрос: “Какое значение имеет дерзость (свободное обращение)?” Старец отвечал: “Дерзость подобна великому зною, который, когда наступит, то все бегут от лица его и портятся плоды на деревьях”. Авва Макарий сказал на это: “Так ли вредна дерзость?” – Авва Агафон отвечал: “Нет страсти более лютой, как дерзость: она родительница всех страстей: подвижник должен воздерживаться от вольности в обращении” (Алфавитный Патерик и Достопамятные Сказания).
Преподобный авва Дорофей, приводя эти слова святого Агафона в одном из поучений своих, говорит: «Очень хорошо и очень разумно сказал старец, назвав дерзость матерью всех страстей. Она мать их, потому что изгоняет страх Божий из души. Если страхом Господним уклонится всяк от зла (Притч. 15:27), то несомненно там всякое зло, где нет страха Божия. Дерзость проявляется различно: может она выразиться и словами, и действиями тела, и одним взором…
 Если хочешь избавиться от постыдных страстей, не обращайся ни с кем свободно… свободное обращение есть матерь всех страстей (препп. Варсонофий Великий и Иоанн, Ответ 256, 258). Уклонись от дерзости как от смерти (Святого Исаака Сирского Сл.9).» (свт.Игнатий Брянчанинов, т.5, “Правила наружного поведения”, Заключение).
То есть, обращайся с ближними с уважением, любовью и почтением.

***

Вот так, не воспитавши в себе духа сокрушенного и смиренного перед Богом, не имея благоговения, не очистивши свои чувства от духа самости, первородного греха, человек через возгревание в себе чувства любви увлекается ощущением приятности и начинает возгревать его в себе, безмерно увлекаясь им. И таким образом он возгревает в себе душевное сладострастие, которое воспринимается им за любовь Божию, за Божию благодать.

Не воспитавши в себе духа сокрушенного и смиренного перед Богом, не имея чувств благоговения и ощущения своего недостоинства, он думает, что он уже в любви Божией, в благодати Духа Святого. И потому, за этим душевным сладострастием, он не видит в себе духа самоуверенного и самонадеянного, духа самости и гордыни. И когда он начинает вести себя дерзко и вольно по отношению к Богу, сладострастное чувство в нем еще более усиливается, так как его подогревают и бесы. И он, думая, что он в любви Божией, начинает совершать всякие безумные действия и поступки, по отношению к Богу, нести всякую ахинею и маразм. Но не видит того, несчастный, что он просто находится в самообольщении и бесовской прелести. Он, это состояние самообольщения и прелести, воспринимает за состояние общения с Богом, за Божию благодать.

Так этот человек становится рабом дьявола и начинает проводить волю бесовскую, дерзко и нагло ведя себя по отношению к Богу. Поэтому-то, этот гордый и самоуверенный дух, не желая смиряться, не хочет быть рабом Божиим, а хочет быть, сходу, сыном, другом и братом Богу. Отсюда, недалеко и до следующего шага: раз он брат Богу, то он тоже как Бог. Вот к чему ведет дух самости и гордыни, отсутствие духа сокрушенного и смиренного перед Богом.

Но пусть они все знают, что даже в Царстве Небесном не гнушаются этим словом «раб», а наоборот считают его почетным, называя им всех угодивших Богу: «И голос от престола исшел, говорящий: хвалите Бога нашего, все рабы Его и боящиеся Его, малые и великие» (Откр.19:5); «И ничего уже не будет проклятого; но престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему» (Откр.22:3). То есть, говорится о будущем, – о том, что рабы Божии будут служить Богу, уже после Страшного суда, в Царстве Небесном.

Слово «раб» обозначает человека готового служить своему господину, во всем исполнять его волю. Когда говорится раб Божий, то под этим подразумевается человек, стремящийся во всем исполнять волю Бога, как Своего Господина.

Я думаю, что если этих товарищей, восстающих против именования себя рабами Божиими, привести перед Христом, восседающем на престоле в Царстве Небесном, то для них будет унижением и оскорблением поцеловать ноги Христа, Спасителя. Это будет для них слишком унизительно. Ведь они же считают, что они не рабы, а сыны, друзья и братья. 🙂 И поэтому, все что для них является унизительным, этого не должно мол быть в Царстве Небесном. Это и свидетельствует об их сатанинской гордыне. Так как для смиренного духом, все таковые действия не являются унизительными. А наоборот, он ощущает себя еще и недостойным всего этого.

А гордые сидят на ощущении своей правильности и праведности, которое прикрыто душевным сладострастием. И потому не ощущают своего недостоинства. Но как мы знаем: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6). 

Итак вывод: можно именоваться и сынами и дочерями, по отношению к Богу, как к Отцу Небесному. И можно именоваться рабами Божиими, по отношению к Богу, как к Своему Господину, волю которого мы должны стремиться исполнять. И греховного в этом нет ничего, а наоборот, это даже очень почетно быть рабом Божиим. Ибо мало кто достигает этого состояния, в настрое своей души.

avatar
  Подписаться  
Уведомление о