Цель и смысл поста

Оглавление:
Цель поста и страсти
Степень поста, — в зависимости от физического здоровья и болезненных состояний
Пост — средство, которым надо пользоваться благоразумно, а не безумно. Ложное понятие о посте
Неестественное состояние и естественное. Когда нет пользы от телесного поста
Желание по естеству и страсть


Цель поста и страсти

Аноним: Для чего нужен пост, и как правильно его соблюдать?

О.Серафим: Цель и смысл поста нужно рассматривать с учетом телесного естества человеческого, его растительной силы, которая требует поддержания и восполнения. Сам по себе внешне-телесный пост не искореняет страсти телесные. Потому что они живут не в теле, а являются от неправильной направленности в нашей душе. Телесное желание, естественное телу, не искоренишь само по себе, потому что такова его природа. И природы мы не должны уничтожать.

Так как дух человека после падения извратил свою направленность, то стал искать себе удовлетворения не в Творце и Создателе своем, а через посредство удовлетворения телесных и душевных желаний. Поэтому человек стал удовлетворять телесные потребности не в согласии с природой естества, а с целью получить удовлетворение и услаждение для своего духа, помимо Бога, – в угоду своего духа самости. Через это потерял в удовлетворении естественных телесных и душевных потребностей меру, впал в грех. Поэтому и необходимо научиться правильно давать этим естественным телесным желаниям, – меру, место и время. Удовлетворять их настолько, чтобы тело могло совершать свои обычные каждодневные труды, — что и есть естественное состояние тела человека.

Значит внешне-телесный пост, т. е. вкушение постной пищи, сам по себе не искореняет страсти. Он только лишь ослабляет плоть, делает ее более немощною, – чтобы у физически крепких людей она слабее влияла на дух и это помогало им в борьбе со страстями. Но если кто-то надеется на внешне-телесный пост, как на искоренение через это страстей, — то это неправильно.

Борьба ведь у нас не против тела, которое является лишь средством для удовлетворения страстей. Мы боремся не против средств, через которые удовлетворяются наши страсти, — это бессмысленно. Нам нужно искоренять сами страсти. А страсть – не в теле, а в душе. Страстью называются неоднократные и постоянные проявления нашего духа, – вошедшие в навык, привычку, – который стремится получить удовлетворение помимо Бога, своего самостно-гордостного духа, первородного греха, через посредство телесно-душевных желаний и чувств. Если это стремление духа ищется через посредство телесных желаний, то это называется — телесные страсти; а если оно ищется через посредство душевных желаний, — душевные страсти.

Страсть искореняется тогда, когда из духа исторгается желание — удовлетворять естественные телесные и душевные потребности без меры, не к месту и не ко времени.

Цель поста — ослабить плоть, сделать ее более немощною. Значит заранее уже предполагается, что плоть не слабая и немощная, а здоровая и крепкая. Вот поэтому-то и надо ее ослабить, чтобы она была помощницею в борьбе со страстями. Когда плоть ослаблена, — телесные желания затихают, и выступают более душевные страсти. Телесные страсти уходят как бы на задний план, и душа более раскрывается, становится более доступною и для бесов и для ангелов. Потому что, если тело ослабленное, то бесам через тело уже труднее разжигать телесные страсти, и тогда они более приступают к душе.
И если человек не борется с душевными страстями или борется, но не правильно, то он посредством поста еще удобнее сближается с демонами, по настрою своего духа. Если же человек правильно проходит борьбу со своими душевными страстями, то посредством поста он удобнее соединяется с ангелами и с Богом, в духе. Поэтому те, кто постится и молится, но не ведет борьбы со своими страстями или ведет ее неправильно, то они еще более разжигают в себе страсти и входят в общение с демонами, по настрою своего духа. Пост, как сказал некто из святых, есть палка о двух концах, — можешь им бесов побить, а можешь и себя.

Степень поста, — в зависимости от физического здоровья и болезненных состояний

Все правила о посте относились к людям физически крепким и здоровым, каковы и были люди в древности. С учетом их физической крепости и здоровья и был назначен такой пост, писались в древности правила о внешне-телесном посте. Соответственно, если современные люди не обладают такой физической крепостью и здоровьем, как люди в древности, то они и не могут исполнять всех тех внешних предписаний и правил о посте. То есть, у них нет нужды соделывать свою плоть более немощною, так как она у них уже немощная, в той или иной степени. И исходя из степени немощи плоти и назначается степень телесного поста или он вообще не нужен, так как плоть и так уже немощна.

И так как цель телесного поста ослабить крепость плоти, сделать ее более немощною, значит нужен он для имеющих здоровую, крепкую плоть, подобно древним людям, или имеющих какую-то степень крепости здоровья. Вот по степени телесной крепости и здоровья и определяется степень поста. То есть каждый должен определять себе степень поста сам для себя, учитывая свою телесную крепость, род жительства и каждодневные занятия. У кого-то организм в таком состоянии, что ему и хлеб с водой будет более полезным, чем другая пища, так как даст крепость телесную. А кому-то от этого будет физически хуже. – Для кого пост идет на пользу, то вот и надо поститься. А кому-то вредно поститься по состоянию его здоровья. – Поститься или поститься в какой-то степени, или вообще не поститься – это определяется по состоянию здоровья.

И так как раньше в основном люди были крепкие здоровьем, поэтому правила церковные с учетом этого и писались — для большинства. Но были в правилах и предписания на исключительные случаи, — на случаи болезни. Болезнь делает плоть более немощною, чем и достигается цель поста. Поэтому и степень поста для них ослаблялась.
И если раньше люди были здоровее, и от телесного поста их плоть становилась более немощною, но при этом они могли нести обычные повседневные труды, то современные люди стали слабее и болезненней, что уже само по себе приводит к ослаблению плоти, делает ее немощною.

Вот какие советы по поводу телесного поста дает свт.Феофан Затворник: «Кушайте рыбу, когда немощны. Бог благословит. Тут нет греха, когда делается по необходимости, а не по прихоти. А когда станете говеть, тогда воздержитесь, если будете крепки; а если нет, то воздержитесь день-другой перед самым причастием; даже и без этого можно, когда немощь». «Никаких нет законов убивать себя, коль скоро известно, что постное расстраивает здоровье. И св.Пахомий в уставе написал, монахам больным есть мясо, если то нужно для здоровья». «Относительно поста, когда нет здоровья, — терпение болезни и благодушие во время ее, заменяет пост. Потому извольте употреблять пищу, какая требуется по свойству лечения» («Мудрые советы» свт. Феофана Вышенского, стр. 520, 521, 538).

В зависимости от состояния тела – определяется степень телесного поста. Если тело крепкое, то телесный пост можно нести строже, если послабее — то и пост послаблять. Но есть такие состояния тела, когда оно имеет лишнюю массу или лишние соки и по этой причине немощно, болеет — то таким людям нужно поститься. Такие люди от телесного поста могут получить выздоровление, т.е. приведут тело в естественное состояние. Вот что пишет по этому поводу свт.Феофан Затворник: «Пост и вообще постническая жизнь — лучшее средство к сохранению здоровья и процветанию его».

Но бывают болезни другого рода, и если на такого налагать пост, крепость тела теряется, выходит из своего естественного состояния; тело становится немощным до такой степени, что не может нести необходимые, повседневные труды. В таких случаях телесный пост надо оставлять. Ведь и Господь говорил, что не человек для субботы, а суббота для человека; а Св. Отцы, толкуя эти слова Христа, говорят, что не человек для поста, а пост для человека. Оттого, что человек не ест скоромную пищу, это его к Богу не приближает и не удаляет, само по себе.

Если болезнь приводит к немощи, да еще телесный пост ослабляет, то человек сляжет и тогда потребуется за ним уход. А бесы рады, пользуются моментом, чтобы навести на него уныние, отчаяние, чтобы человек совсем оставил подвизание в борьбе со страстями. Св. Исаак Сирин пишет про одного брата. Брат этот был очень усердный в борьбе со страстями, в делании добродетелей и нес строгий пост. По усердию своему он пошел к старцу за советом, чтобы еще более усугубить пост и труды. Но старец ему запретил, еще и посоветовал наоборот — поддержать свое тело. Потому что от изнеможения можно дойти до уныния и всё потерять, оставить и то делание, какое уже есть.

При тех болезнях, при которых тело через пост приходит в еще более немощное состояние, — то наоборот можно тело поддержать пищею. Вначале можно пробовать вкушать какую-либо более подходящую пищу постную. Если этого недостаточно, то можно подобрать пищу скоромную, какая наиболее подходит. Можно из скоромной пищи подобрать наиболее подходящий продукт, по состоянию здоровья, для поддержания телесных сил; а от остальных скоромных продуктов воздерживаться. Вот и будет воздержание, — телесный пост.

Если человек в нормальном, естественном состоянии физической крепости, то пища для него — пища. Если же пища выводит его из телесной немощи, то она уже — лекарство.
Если здоровый человек легко переносит пост, он его не приводит к телесной немощи, а наоборот — приводит в естественное состояние физической крепости; больной же человек может ослабеть еще больше, и для него это уже будет не пост, а голодовка, — и может привести к унынию, депрессии. В таком случае нужно наоборот поддержать тело теми продуктами, которые более идут на пользу.

В наше время много людей хронически больных; и если они по этой причине немощны телом, то им нужно себя поддержать; чтобы, хоть как-нибудь, могли чего-то делать. Пища сама по себе — ничто: она не приближает к Богу и не удаляет от Него. Удаляют нас от Бога наши страсти.

Пост — средство, которым надо пользоваться благоразумно, а не безумно. Ложное понятие о посте

По учению восточных религий — в мясе много негативной энергии. И если кто будет есть мясо, то будет набираться этой энергии. Но это заблуждение. Мы знаем, что бесы более всех богаты негативной энергией, так как они одержимы всеми страстями, но при этом ни мяса, ни другой пищи — никогда не едят. Не в пище — негативная энергия. Господь, когда проповедовал, то ел и пил, что ему подавали, но только в меру, как прилично святым. 53-им правилом Св. Апостолов Церковь предает анафеме тех, кто гнушается браком, как скверною; не ест мяса и не пьет вина по той причине, что в них скверна — негативные энергии. Воздержание же от брака, мяса и вина, ради благочестия, Церковь похваляет. А Церковь действует, только в согласии с Духом Святым.

Итак, пост — средство, а не самоцель. Средство, вспомоществующее в борьбе со страстями, и пользоваться им нужно благоразумно — а не безумно.

Людям здоровым полезно поститься. Людям более немощным можно поститься, но выбирать степень телесного поста по степени крепости тела, чтобы это не шло во вред их здоровью. Если человек больной и болезнь такого характера, что тело немощное и требуется поддержка в скоромной пище, пусть подбирает себе соответствующую пищу — ту скоромную пищу, которая наиболее ему подходит, по его болезненному состоянию.

Человеку одержимому страстями и не борющемуся с ними не полезен пост. Так как он от поста станет не лучше, а еще хуже, – станет еще более одержимым и бесноватым.

Вот что пишет по этому поводу свт. Игнатий Брянчанинов: «Письмо твое, любезнейшая сестра, от 12-го Ноября я получил, и, хотя писал на прошедшей почте, — пишу и на нынешней, чтобы доставить тебе при твоем лечении и совершенном уединении какое-нибудь развлечение…
Непременно кушай говяжий бульон и другую нужную по требованию твоего тела мясную пищу. Церковь положила в известные времена воздержание от мясной пищи для того, чтобы непрестанно употребляемая мясная пища не разгорячала безмерно тел, чтобы они на растительной пище постного времени прохлаждались и облегчались, а не потому, чтобы употребление мяса заключало, в себе собственно, какой-то грех или нечистоту. И потому удаление от мяса, при необходимости и болезни, есть грубый предрассудок русского человека, обременившего небесную религию многими своими национальными дебелостями, оцеживающими комара и пожирающими верблюда.
В России, — потому что христианской верой занимаются очень поверхностно и грубо, идут к познанию Христа семинарией и академией, которых Христос не установил, а оставили очищение себя святыми подвигами, которое Христос установил и заповедал, — пребывают вне истинных, живых понятий о вере Христовой. — Какое Христианское образование найдем в России?
В простом народе, наиболее излишнюю, скрупулезную привязанность ко всему вещественному, к форме, — от чего родились расколы; — недостаток, крайний недостаток в познаниях и ощущениях духовных.
Этот же недостаток в обществе образованном: к нему присоединяется небрежение к форме, странно-соединенное с врожденным, усвоившимся уродливым уважением к этой же самой форме. — Вы встречаете человека образованного нынешним образованием, заимствованным из развращенной Европы, умеющего расшаркаться, извернуться, быть ловким на балу, в дипломатическом салоне, имеющего о всех предметах кое-какой, свой, по большей части бестолковый толк; — Вы находите в нем по отношению к религии неверие, скептицизм, и, внезапно, рядом возле философского скептицизма Европы грубое суеверие, предрассудок глупый и смешной избы русской; он ни за что не сядет тринадцатым за стол, — чрезвычайно обеспокоится, когда соль будет просыпана, — оплевывается на все стороны при встрече с попом или монахом. В человеке, который хвалится своим разумом — две крайности, две пропасти погибельные: неверие и суеверие!
Где же вера чистая, святая? — Ее нет ни в слепых односторонних приверженцах формы, ни в превозносящемся разуме и премудрости человеческой, разуме и премудрости падших, отверженных Богом. Вера, святая вера! Вера — око, которым одним ум человеческий может усмотреть и зреть Святую Истину!.. Шествие ее по пути узкому и прискорбному, ведущему в жизнь, по пути, почти безлюдному, шествуемому весьма немногими. Ведет человека по этому пути Евангелие. — Подробное изучение веры Христианской и всего, ведущего к точному познанию Христова учения, содержит в себе разрешение множества недоумений, рожденных неверием и суеверием.
Церковная история сохранила нам следующее событие первых времен христианства. На острове Кипре, был великой святости епископ Спиридон Тримифунтский, живший в конце третьего и начало четвертого столетия, присутствовавший на первом Никейском Соборе, муж, совершивший великие знамения. В Четьих Минеях есть житие его (см. первые числа Декабря).
На первой неделе Великого Поста, в пятницу, пришел к нему странник, Христианин. При епископе жила дочь его. Епископ говорит дочери: «Нет ли у нас, чем угостить странника?» Дочь ответила: «Отец мой! Ты не вкушаешь ничего в эту неделю, и я стараюсь подражать тебе: поэтому у нас нет никакой пищи приготовленной; а есть от мясоеда остаток свиного мяса». Епископ говорит: «Поставь это мясо на стол и приготовь нам трапезу». Дочь исполнила приказание отца; угодник Божий пригласил к столу своего гостя и сам сел с ним, чтобы кушать. Странник сказал: «Я — христианин, — и не ем мясного в Великий пост». Епископ отвечал ему:
«Потому-то, что ты Христианин, а не жид, — и должен ты есть: мы воздерживаемся от мяса не потому, чтобы оно было нечисто, или чтобы в этом была какая-то добродетель, как воздерживаются от него жиды, но чтобы телеса наши не отягчились объедением и пьянством».
— Эта повесть — в одной из драгоценных книг моих, в которых много интереснейших и полезнейших событий и преданий первенствующей Христовой Церкви.
Людям полезно объяснять подобные обстоятельства, не страшась уязвить суеверие (надо носить немощи ближних, но не растить потачкою их предрассудки). Бог, видя прямое твое намерение, подействует во благо на их сердца. Мне привелось видеть этому примеры.
Как древние христиане ставили превыше всего Евангельскую заповедь, а по ней уже чтили и Церковное предание! Преподобный Кассиан, отец 4-го века, странствуя по Египту, пришел в постный день к некоторому святому пустынножителю. Пустынножитель представил ему трапезу с некоторым отступлением от постного строго устава. — Уходя от старца, св. Кассиан спросил его: «Почему иноки в Египте разрешают пост для посетителей, между тем как иноки Сирии этого не делают? (Иноки Египетские, а между иноками Египетскими, иноки Скита почитались, — и справедливо — возвышеннейшими по святости и духовному разуму иноками во всём мире). Пустынножитель отвечал: «Пост — мое; когда захочу, могу его иметь; а принимая братьев и отцов, принимаем Христа, Который сказал: Принимающий вас, Меня принимает, — и: не могут сыны брачного чертога поститься, доколе с ними Жених. Когда же отнимется у них Жених, тогда будут поститься. Вот истинное понятие об учении Христовом!..» (свт. Игнатий Брянчанинов, «Письма к родным и друзьям», «К сестре Елизавете Александровне»; Избранные письма, п.402; Полное собрание писем, п.528).

В книге «Древние иноческие уставы» описывается случай. В монастыре преп. Пахомия Великого, два монаха, по болезни, дошли до истощения и попросили мяса. Больничники им отказали по той причине, что монахи не должны есть мясо. Когда преп. Пахомий Великий узнал об этом, то отругал больничников и всё сделал для того, чтобы их кормили мясом, для восстановления их телесных сил.

Из этого мы видим и научаемся тому, как великие угодники Божии относились к посту. Не относились они к посту как просто к смирительной рубашке; и не воспринимали они пост как магическое действие на тело, и не ставили его самоцелью, а пользовались им как средством. И не относились к нему по фарисейски.

Если человек болеет, и ему для поддержки телесных сил необходима рыба или скоромная пища, — то это не есть нарушение поста.

Если поставляется целью чисто внешнее, буквенное соблюдение поста, не учитывая состояния крепости тела — то это ложное понятие о посте, обрядоверческое, фарисейское.

Нужно не буквально, по книжнически и фарисейски, исполнять церковные постановления о посте, а постигать их дух. Иначе то, что Церковь делает для спасения душ, будет извращаться и идти во вред, на погибель.

Смысл телесного поста — ослабить здоровую плоть; но не делать физически немощную плоть — еще немощнее, не доводить ее до ниже-естественного состояния, до телесной немощи. Ибо тогда это получится не пост, а искусственная голодовка — медленное убийство своего тела.

Человек же должен не тело убивать, а страсти. А тело должно нам в этом не мешать, а помогать — вот цель и смысл телесного поста.

Люди содержат такое мнение, что грех заключается: в употреблении скоромной пищи во время поста. Думают, что через пищу животного происхождения, особенно мясо, входят телесные страсти, и посредством их человек заражается грехом. Это неправильно.

Грех (страсть) — не материален, и никак он не может войти в материю, так как он, по учению Церкви, не имеет бытия. Всё материальное, – растения, животных, – сотворил Господь. И когда Господь сотворил всех животных, — тварей (т. е. всех «чистых» и «нечистых»), то сказал, что это все весьма прекрасно, весьма хорошо (Быт.1, 31). Господь творить греха не может. Грех не от пищи, а от воли человека, направляющей настрой своего духа не в согласии с волей Божией, в угоду своим страстям.

Неестественное состояние и естественное. Когда нет пользы от телесного поста

Аноним:  Как это понимать, что от поста плоть становится более немощною и через это, не удовлетворяются телесные страсти?

О.Серафим: Так как после грехопадения, направление нашего духа извратилось, то дух (наша душа разумная) стал искать удовлетворения своих потребностей не в Боге, а в удовлетворении телесных и душевных желаний, — не по естеству, а с целью удовлетворения своего духа самости и гордыни. Поэтому и потерял меру удовлетворения этим потребностям, привык к такому своему состоянию, считая его за естественное. Но это состояние неестественное, — это состояние удовлетворения своих страстей.

Во время телесного поста плоть пребывает в легком раздражении, как говорит свт.Феофан Затворник, т. е. когда она не получает услаждения, — не удовлетворяется телесное сладострастие. Телесное сладострастие может удовлетворяться через гортанобесие, – когда человек ищет чрезмерного услаждения в гортани; или через чревоугодие, – когда ищется наслаждения от того, что переел, объелся или пресытился. Если же тело посредством поста будет в легком раздражении, то не получая удовлетворения в телесном сладострастии раздражение может переходить на душу. И против него, нужно будет вести борьбу, искоренять свои душевные страсти.

Но если человек и без телесного поста летит по своим душевным страстям, – раздражается, гневается, обижается, пребывает в духе недовольства, и т.д., – то от телесного поста эти страсти еще более усилятся. И ему не пойдет на пользу телесный пост. – Ему же надо обратить внимание на свои душевные страсти, чтобы встать на путь борьбы с ними. Ибо в этом и состоит суть поста, – в искоренении страстей. А без этого соблюдение телесного поста будет для него средством для разжигания душевных страстей и соединения с демонами. Ибо цель поста состоит не в том, чтобы не есть скоромную пищу, – не как ограничение в еде, – а целью поста, в первую очередь, является искоренение душевных страстей.

Желание по естеству и страсть

Аноним: А если хочется, например, чего-нибудь? По естеству это или ради удовлетворения телесного сладострастия?

О.Серафим: Может быть и по естеству, а может хочется и по страсти. А может быть и то и другое: хочется по естеству, а страсть приражается. Но не все могут сразу это в себе различать. Познание и различение этого обычно рождается из опыта правильно-проходимой борьбы со страстями. Если нужда по естеству, то не грех кушать, и надо кушать. Телесное естественное желание удовлетворяй, а с приражающейся страстью борись, возгревая чувство сокрушения, ненависти ко греху, с обращением к Богу за помощью, — отвлекая этим внимание от услаждения в гортани. Если будешь действовать по совести и исполнять то, что тебе открыто, то Господь и дальше будет тебе открывать, и помогать различать: где страсть, а где естество; а где смесь того и другого.

И если человек больной, то требуется снисхождение. А бывает и так, что страсть прикрывается естественной потребностью.

Аноним:  К цели поста, можно ли стремиться и добиваться ее и вне поста?

О.Серафим: Да, в идеале это так. И вне поста нужно вести воздержанный образ жизни и не гоняться за удовлетворением телесного и душевного сладострастия, вести борьбу со своими страстями. Но так как большинство людей по немощи духовной так не могут, поэтому и установила Церковь пост. – Чтобы начавши борьбу со страстями во время поста, продолжить ее и дальше, в обычное время. Ибо целью поста является искоренение страстей. А это можно и нужно делать в любое время.

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments