День: 28.10.2017

О лукавом применении слова “политика”

В наше время, просто придумали такую лукавую отговорку, что рассмотрение политики, для того чтобы дать ей нравственную оценку является грехом. И таким образом, можно творить беззаконную политику, распространяя зло, губящее людей, а все верующие должны молчать и не вмешиваться в это, так как это политика; и разбор ее с целью нравственной ее оценки, выяснения добро это или зло, является, мол, грехом. Кому выгодно такое ложное понятие? Тому, кто при помощи политики может насаждать зло, выдавая его за добро. Это выгодно слугам антихристовым, ведущим весь мир к антихристу, и дьяволу, для погубления душ человеческих. Чтобы им не мешали это делать, под лукавым благовидным предлогом невмешательства в политику.

Избранное из Лествицы, преп. Иоанна Лествичника, поучительное для всех

«Отцы, по возвышенности своей, несмотря на простоту слога, мало понятны для этого поколения, в котором христианство до крайности слабо… Недавно мы говорили с о. Иустином, что древние отеческие книги для монахов никак не могут быть применены вполне к современному русскому монашеству… Надо понимать дух времени и не увлекаться прежними понятиями и впечатлениями, которых в настоящее время осуществить невозможно. Важность – в христианстве, а не в монашестве… Надо каяться, молиться и охраняться от прелести, потому что в настоящее время большая часть желающих благочестно жить и мнящих о себе, что они живут благочестно, разгорячены вещественным разгорячением, и находятся в большем или меньшем самообольщении» (свт.Игнатий Брянчанинов). Это говорит о том, что надо подходить к чтению творений Святых Отцов с духовной рассудительностью, не занимаясь чисто внешним подражательством их подвигов.

Наставления о молитве

“Если смиренномудрие и любовь, простота и благость не будут в нас тесно соединены с молитвою, то самая молитва, лучше же сказать, – эта личина молитвы, весьма мало может принести нам пользы. И сие утверждаем не об одной молитве, но и о всяком подвиге и труде, девстве или посте, или бдении, или псалмопении, или служении, или о каком бы то ни было делании, совершаемом ради добродетели. Если не увидим в себе плодов любви, мира, радости, кротости, присовокуплю еще, смиренномудрия, простоты, искренности, веры, сколько должно, великодушия, дружелюбия, – то трудились мы без пользы, потому что для того и предпринимаем труды, чтобы воспользоваться плодами; а когда не оказывается в нас плодов любви, тогда, без сомнения, делание напрасно”. (Преп. Макарий Великий).

Памятка, для подвизающегося, в борьбе со своими страстями

«Во всемогущей деснице Промысла самый грех, живущий внутри человека, объявший все существо его, объявший все члены души и тела, содействует его преуспеянию, если этот человек — истинный христианин» (свт.Игнатий Брянчанинов).
«Всякая скорбь по Богу есть существенное дело благочестия: истинная любовь искушается противностями» (преп.Марк Подвижник).

Истолкование молитвы Господней «Отче наш», словами Святых Отцов

“Евангельские заповеди – это не что иное, возлюбленнейшие братья, как божественные наставления, основания к назиданию надежды, подпоры к утверждению веры, пища для укрепления сердца, кормило для направления пути, пособие к получению спасения: наставляя послушные (вере) умы верующих на земле, они приводят к Небесному Царству. Господь между прочими Своими спасительными наставлениями и божественными заповедями, споспешествующими людям ко спасению, Сам дал и образец молитвы, Сам наставил и научил, о чем надлежит нам просить.” (свщмч.Киприан Карфагенский).

О духовной прелести и самообольщении

(По творениям Святых Отцов и церковных писателей). “Вообще, одна причина прелести, — гордость. Находящийся в прелести “мнения” стяжавает ложное воззрение на все, окружающее его. Он обманут и внутри себя и извне. Мечтательность сильно действует в обольщенных “мнением”. Как гордость есть вообще причина прелести, так смирение — добродетель, прямо противоположная гордости — служит верным предостережением и предохранением от прелести. Единственно на нравственности, приведенной в благоустройство Евангельскими заповедями, единственно на этом твердом камне Евангельском, может быть воздвигнут величественный, священный, невещественный храм Богоугодной молитвы” (свт. Игнатий Брянчанинов).

Ответы преп.Нифонта Цареградского

“Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют Пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время, те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением… Занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих” (преп.Нифонт Цареградский).

О молитве, о заботах и работах

“Есть у нас поверье, и чуть ли не всеобщее, что как скоро займёмся чем–либо по дому или вне его, то выступаем из области дел Божеских и Богу угодных. Оттого когда породится желание жить богоугодно или зайдёт речь о том, то обыкновенно с этим сопрягают мысль, что уж коли так, то беги из общества, беги из дома в пустыню, в лес. Между тем и то и другое не так. Дела житейские и общественные, от которых зависит стояние домов и обществ, — суть Богом определённые дела и исполнение их не есть отбегание в область небогоугодную, а есть хождение в делах Божеских. Имея такое неправое поверье, все так уж делают, что при житейском и общественном и заботы никакой не имеют о том, чтобы думать о Боге. Извольте возыметь убеждение, что всё, что вы делаете по дому и вне, по делам общежития, есть Божеское и Богу угодное. Ибо на всё, сюда относящееся, есть особые заповеди. Всякое возношение ума и сердца к Богу — есть уже молитва настоящая. Если всё это делаете между делами, то и молитесь. Я вам, кажется, уже писал, что от деловых людей, к каким вы принадлежите, нельзя того же требовать, как от людей–сидяк. Главною их заботою должно быть то, чтобы не допускать неправых чувств при делании дел, и всячески стараться все их посвящать Богу. Это посвящение превратит дела в молитву” (свт.Феофан Затворник).

Мистика Церкви и мистика западных исповеданий

Некоторый инок сказал ему: “Я нахожусь в непрестанном памятовании Бога”. Преподобный Сисой отвечал ему: “Это – не велико: велико будет то, когда ты сочтешь себя – хуже всей твари”. Высокое занятие – непрестанное памятование Бога! Но эта высота очень опасна, когда лестница к ней не основана на прочном камне смирения.

Мы были правы. Неравная борьба. Основная задача грядущей России. О тоталитарном режиме. От демократии к тоталитаризму. Выводы

“В мире ведется борьба – между мировым коммунистическим центром и всеми остальными, доселе еще не порабощенными им народами и государствами. Обычно бывает так, что люди опоминаются и отрезвляются только тогда и там, где их накрывает тоталитарное рабство; и тогда они с ужасом убеждаются, что время упущено, что остается или покоряться рабству, или идти на смерть в бесплодных протестах… Тоталитарный режим, покоится на террористическом внушении. Людям грозит: безработица, лишенчество, разлука с семьей, гибель семьи и детей, арест, тюрьма, инквизиционные допросы, унижения, избиения, пытки, ссылка, гибель в каторжном концлагере от голода, холода и переутомления, под давлением этого всеохватывающего страха им внушается: полная покорность, безбожно материалистическое мироощущение, систематическое доносительство, готовность к любой лжи и безнравственности и согласие жить впроголодь и впрохолодь при надрывном труде. И сверх того, им внушается «пафос коммунистической революции» и нелепое чувство собственного превосходства над всеми другими народами; иными словами: гордыня собственного безумия и иллюзия собственного преуспеяния. Под влиянием этого террористического гипноза они заражаются слепой верою в противоестественный коммунизм, трагикомическим самомнением и презрительным недоверием ко всему, что идет не из (советской! коммунистической!) псевдо-России.” (проф.Иван Ильин).